Между Днем народного единства и годовщиной Октябрьской революции

Между Днем народного единства и годовщиной Октябрьской революции

5 ноября 2019 г. 9:51

Обзор прессы 5 ноября

Ряд федеральных изданий сегодня вышли с репортажами по поводу приема, прошедшего накануне в Кремле по случаю Дня народного единства и награждения выдающихся отечественных и зарубежных деятелей, которые приняли из рук президента РФ государственные награды.

«Известия» в частности пишут, что несмотря на официальный характер приема, приуроченного ко Дню народного единства, мероприятие подарило участникам множество душевных и ярких моментов. Иностранцы признавались в любви к борщу и блинам, благодарили Россию за красивых женщин и рассказывали о величии нашей страны. И это, конечно, не могло не радовать собравшихся в Георгиевском зале, включая Владимира Путина, который в ходе церемонии выступил с торжественной речью.

Однако другие издания обратили внимание на другие внешнеполитические и социальные темы, которые, как ни странно некоторым образом связаны с прошедшим праздником.  

«Коммерсант» пишет, что в День народного единства в Москве традиционно прошли два «Русских марша»: участники расколовшегося в 2014 году движения националистов уже пять лет маршируют одновременно, под одним названием, но на разных площадках. Первые — Коалиция националистов (правые) и Ассоциация народного сопротивления (АНС, левые) — требовали «свободы политзаключенным» и «депортации мигрантов» в Марьино. Их поддержали около 200 человек.

Вторые — движение Национально-патриотических сил России (НПСР) — вышли на марш у метро «Октябрьское Поле» с требованием «сменить систему» и «осознать свою национальную идентичность». К ним примкнули около тысячи человек. Корреспонденты “Ъ” побывали на двух согласованных мэрией и тщательно охраняемых полицией «Русских маршах» и поговорили с их участниками.

«Русский марш» проходит в Марьино с 2005 года. В 2011 и 2013 годах акция собирала наибольшее количество участников — до 10 тыс. человек. В этом году, напомним, марш должен был называться «Правым маршем», но мэрия Москвы не согласовала заявки партии «Третья альтернатива» и движения «Правый блок», а левым националистам из Ассоциации народного сопротивления шествие, наоборот, разрешила. Год назад организаторами в Марьино также выступали левые, что значительно повлияло на количество участников «Русского марша».

В этом году на просторную улицу Перерва вышли едва ли 200 человек.

Пока они разворачивали флаги, член АНС Михаил Пулин рассказал “Ъ”, что к маршу в Марьино уже пять лет примыкают «те, кто против братоубийственной войны (на востоке Украины.— “Ъ”)», «а марш на Октябрьском Поле похож на передвижной цирк, организаторы которого поддерживают боевые действия на Украине и Игоря Стрелкова (экс-министр обороны самопровозглашенной ДНР, руководитель общественного движения "Новороссия".— “Ъ”)».

Малое количество участников не помешало формированию двух колонн. В одной встали русские националисты с имперскими флагами; накануне марша они активно продавали в своих соцсетях «правильные имперки по спецпредложению три имперки по себестоимости». В другой части колонны стояли члены АНС под черно-зелеными флагами. «Зелено-черный флаг — символ Тамбовского восстания (1920–1921), — рассказал член АНС, попросив не указывать его имя. — Это флаг народного сопротивления в общем, мы сейчас все в одном окопе». Между колоннами, будто выбирая, к кому примкнуть, стояли два фаната «Спартака» в шарфах.

В это же время у метро «Октябрьское Поле» на второй «Русский марш» собирались представители Национально-патриотических сил России. «Вы же левые, какие вы националисты»,— спорил юноша со взрослой активисткой. «В НПСР есть и правые, и левые. Мы — правые!» — отвечала она, срываясь на крик. У метро толпились пенсионеры, некоторые из них пришли на марш с красными знаменами и советской символикой. На оцепленную для марша улицу Маршала Бирюзова их не пропускали полицейские. Пройти за оцепление можно было только с флагами партий «Великая Россия», «Другая Россия», движений «Черная сотня» и «Сталинский полк».

К часу дня у «Октябрьского Поля» собралось не менее тысячи участников. Члены НПСР раздавали пришедшим бело-желто-черные значки с надписью «Сменим систему».

Лидеры движений и партий периодически брали в руки микрофон и объявляли участникам марша: «Коммунисты ненавидят наших предков», «Нам не нужны ядерные отходы», «Необходимо немедленно инициировать процедуру отставки президента». Сопровождались выступления звуками барабана, который по очереди несли волонтеры. У сцены, установленной на улице Маршала Василевского, задержались далеко не все: свою роль снова сыграла погода. Владимир Квачков призвал: «Моли Бога о том, что делаешь, и делай то, о чем молишь Бога». Протоиерей Всеволод Чаплин напомнил: «Сегодня день Казанской иконы Божьей матери, День народного единства и день освобождения России от оккупации. Чудо произойдет, и те, кто считает, что они умнее и хитрее, сгинут». Лидер движения «Черная сотня» Александр Штильмарк предостерег: «Не дай нам бог пойти за либералами» — и рассказал тем, кто еще не ушел в метро, как «власть уничтожает всех одинаково».

«Ведомости» пишут, что почти треть россиян считают, что обыски в Фонде борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального и уголовные дела против его сотрудников объясняются необходимостью защитить страну от зарубежного влияния и борьбой с отмыванием денег. Это следует из данных «Левада-центра», с которыми ознакомились «Ведомости». 18% респондентов полагают, что таким образом власти хотят подавить независимые антикоррупционные расследования. К деятельности Навального положительно относятся 9% опрошенных, отрицательно – 25%, а по 31% ответили, что ничего о ней не знают либо она им безразлична. Два года назад, по данным «Левада-центра», о Навальном знали 55% опрошенных.

Об уголовных делах против участников летних протестов в Москве знают 30% россиян, что-то слышали, но не знают, в чем суть, еще 30%. Из числа знающих 57% считают, что дела возбуждаются, чтобы «устрашить оппозиционно настроенную общественность», а 34% верят в официальное объяснение о наказании организаторов массовых беспорядков и несанкционированных акций, а также тех, кто сопротивлялся органам правопорядка. Лучше других информированы о «московском деле» жители столицы (57%), 74% которых связывают его с устрашением оппозиции. В городах с населением 100 000–500 000 человек об этом деле знают 32%, и 52% из них согласны с версией об устрашении.

У россиян двойственное отношение к Навальному, поясняет социолог «Левада-центра» Наталья Зоркая: «Часть поддерживает его антикоррупционную деятельность, но другая часть относится к нему с недоверием и страхом. В отношении его сильны конспирологические версии, плюс добавилась история с отмыванием денег, что на россиян может подействовать. К фигурантам «московского дела» симпатии больше, поскольку люди слышали, каким жестким был разгон протестов и насколько чудовищным было правосудие, когда стаканчик причинял [силовикам] «невыносимую боль», и многие понимают, что все это мера устрашения. При этом треть россиян поддерживают приговоры по этому делу – и это как раз ядро поддержки режима, люди, более зависящие от власти и в основном старшего поколения».

В 2012 г. поддержка участников «болотных» протестов была выше, поскольку в целом одобрение протестов было более явным, добавляет социолог.

РБК изучил, что получилось, а что нет из программы Концепции развития России до 2020 года, которая была оглашена почти 12 лет назад.

В 2020 году истекает формальный срок действия Концепции долгосрочного социально-экономического развития России от 2008 года. По ряду целевых показателей документа дедлайн фактически продлен — они стали национальными целями, закрепленными майским указом президента Владимира Путина в 2018 году.

«В 2015–2020 годах Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему ВВП (по паритету покупательной способности)», — говорилось в концепции.

- Россия по доле в мировом ВВП на протяжении многих лет делила пятое-шестое место с Германией, в 2011–2014 и 2016 годах опережала ее.

- По итогам 2018 года Россия находится на шестом месте (3,1% мирового ВВП). Первая пятерка представлена Китаем (18,7%), США (15,2%), Индией (7,7%), Японией (4,1%) и Германией (3,2%).
 

- Вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира закреплено в качестве национальной цели майским указом 2018 года. Согласно прогнозным расчетам МВФ, Россия в предстоящие годы все-таки обойдет Германию по доле в мировом ВВП, но к 2024 году уступит место в пятерке Индонезии.

За счет создания «модели инновационного социально ориентированного развития» в совокупности с традиционными конкурентными преимуществами в энергосырьевом секторе экономика должна к 2020 году выйти «на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,4–6,5% в год», говорилось в концепции.

Концепция обещала прорыв в повышении эффективности человеческого капитала и создании комфортных социальных условий, либерализацию экономических институтов и усиление конкурентности бизнес-среды, ускоренное распространение новых технологий и развитие высокотехнологичных производств.

- Фактические темпы роста экономики оказались далеки от спрогнозированных в 2008 году. Среднегодовой рост ВВП в 2014–2018 годах составил лишь 0,5%. В 2019–2020 годах рост, согласно прогнозу Минэкономразвития, составит 1,3–1,7%.

- Ускорение экономики ожидается только с 2021 года, до 3,1–3,3%, но при условии реализации обширной программы улучшения делового климата, снижения административных барьеров для бизнеса, цифровизации и т.д.

- К 2020 году по сравнению с 2012 годом реальный ВВП должен был вырасти на 64–66%, следует из концепции. Но если проанализировать фактическую динамику ВВП с 2012 года, то получится, что в 2013–2019 годах он вырос на 5,8% (с учетом последних прогнозов властей по текущему году).

В 2008 году, когда утверждалась Концепция долгосрочного развития, реальность виделась по-другому, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. До 2008 года экономика в среднем росла на 7% в год, и после кризиса 2008–2009 годов многие экономисты были уверены, что Россия вернется на траекторию шестипроцентного роста, напоминает она.

По словам Орловой, концепция представляла собой «оптимистичный сценарий, со ссылкой на историю прошлого десятилетия» [до 2008 года]. Концепция писалась в то время, когда исходили из совершенно других экономических, геополитических, социальных предпосылок, солидарна руководитель направления Deloitte по оказанию услуг финансовым институтам России и СНГ Екатерина Трофимова. «На фоне кризиса и санкций ситуация полностью поменялась. Объективно это был маловероятный план для исполнения», — отмечает она.

Санкции, введенные против России после присоединения Крыма, повлияли на замедление экономики лишь отчасти, считает Орлова. «Ежегодно мы из-за санкций по состоянию на 2018 год теряли 0,5% ВВП, а с точки зрения потенциального роста — 0,3%. Это не тот масштаб проблемы, которая могла бы объяснить расхождение между желаемыми 6% и фактическими 1–2% роста», — сказала она.

Экономика растет медленнее из-за структурных ограничений, например, демографических, и спада инвестиционной активности, пояснила экономист. «Инвестиционный рост до 2008 года был гораздо более интенсивным, особенно частного сектора. После 2008 года инвестиции росли, но в большей степени за счет госсектора», — отметила она.

По мнению Орловой, долгосрочные стратегии развития пишутся не для выполнения на 100%, а для создания образа будущего, исходя из которого государство будет планировать свои действия. И на момент создания в 2008 году концепция развития до 2020 года была вполне оптимальной.

Планирование в России часто основывается на «ожиданиях и пожеланиях», а не на просчитанных макроэкономических прогнозах, замечает Трофимова. «Уровень выполнения таких стратегий достаточно низкий. Кроме того, у нас все еще очень волатильная макроэкономическая ситуация, и это осложняет прогнозирование», — заключает она.