Все на выборы! Брекзит и тыква

Все на выборы! Брекзит и тыква

30 октября 2019 г. 10:18

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

В ближайший четверг 31 октября Соединенное Королевство будет отмечать тройную дату: 100 дней Бориса Джонсона в качестве премьер-министра, последний день Джона Беркоу на посту спикера Палаты Общин и не состоявшийся в очередной раз выход страны из Европейского Союзе. Все эти события как нельзя лучше суммируются одни словом – Хэллоуин. Всё-таки знал, что делал президент Евросовета Дональд Туск, когда назначал очередную дату отсрочки Брекзита именно на 31 октября. А если даже и не имел в виду ничего такого, то попал точно в «бычий глаз», если воспользоваться терминологией столь излюбленной игры на Британских островах, как дартс.

Всем известно, что неизменным атрибутом Хэллоуина является выдолбленная изнутри тыква, светящаяся демоническим светом сквозь прорези, изображающие смеющееся лицо. Согласно самой распространенной версии, это светящееся лицо принадлежит некоему Джеку - ирландскому купцу-выпивохе, который сумел дважды одурачить Дьявола. Но после смерти не попал ни в рай, ни в ад и вынужден вечно скитаться с угольком, подброшенным ему Дьяволом для освещения путь. Очень похоже, что Брекзит, отложенный в очередной раз Евросоюзом с 31 октября на 31 января 2020 года, на наших глазах превращается в этого самого - “Jack o’lantern”. Ведь сколько ему доведется еще быть перенесённым – то есть бродить неприкаянно по палатам Вестминстера - не знает никто. А за отсутствием прямых вестей на этот счёт от Дьявола, можно считать, что даже знаток карты ада Дональд Туск.

Но демоническая ухмылка тыквы напоминает еще и том, кто приложил максимум усилий, чтобы Брекзит постигла судьба легендарного Джека. А именно – о спикере Палаты Общин Джоне Беркоу. Изначальный противник Брекзита, голосовавший вместе с Remain на референдуме в 2016 г., член фракции тори, не просто занявший нейтральную позицию, но во всех решающих случаях использовавший свои полномочия против правительства консерваторов, Беркоу покидает свой пост - в душе и на людях демонически хохоча.

Лучшего подарка к завершению своей карьеры он придумать действительно не мог! Брекзит почти провален – так стоит ли жалеть о том, что не получит он синекуру в Палате Лордов от премьера тори, как это было испокон заведено в отношении всех спикеров? А с чем сравнимо мстительное удовольствие наблюдать, как через 100 дней казалось бы, абсолютно победоносного премьерства, карьера/карета Бориса Джонсона превращается в издевательски хохочущую тыкву? Особенно после того, как на этой неделе он дважды проиграл весьма значимые голосования в Палате Общин. Сначала в понедельник его инициатива о досрочных парламентских выборах 12 декабря была демонстративно просаботирована лейбористами, и вместо необходимых для принятия 434 голосов, Джонсон получил лишь 299 при том, что пришли голосовать против лишь 70 парламентариев. Затем, уже во вторник после очередной (но, вероятно, не последней) «проделки» Беркоу, правительство лишилось право контролировать повестку обсуждения законопроекта о ранних выборах в парламент.

Прежде, чем ставить на обсуждение и голосование законопроект правительства, спикер извлек поправку, согласно которой парламент имеет право вносить поправки в этот законопроект. Поправка прошла со счётом 312 «за» при 299 «против». Всё то же ситуативное большинство из лейбористов, либеральных демократов, шотландских националистов, тори-перебежчиков, разных «независимых» и ранее входивших в правительственную коалицию большинства североирландских демократических юнионистов под «мудрым руководством» спикера Беркоу получило право решать, состоятся ли ранние выборы. А если и состоятся, то когда, с каким избирательным возрастом, с какими правами граждан Евросоюза и даже с включением обязательного проведения повторного референдума по Брекзиту.

Комплект поправок по этим четырем позициям уже поступил к Беркоу, и он решает, какие он будет ставить на голосование. Нетрудно заметить, что все поправки нацелены на то, чтобы максимально расширить круг избирателей, предположительно из лагеря Remain – это молодежь 16-17 лет и 3.5 миллионов граждан ЕС, живущих, учащихся и работающих в Соединенном Королевстве. Но так же трудно представить, что даже Беркоу решился бы на то, чтобы допустить поправки, которые так существенно бы меняли избирательное законодательство за шесть недель до самих выборов. И привязывать повторный референдум к парламентским выборам – тоже идея не из самых вменяемых.

Так что поправка либеральных демократов и шотландских националистов, смещающая выборы с 12 на 9 декабря – единственное, что стало предметом очень горячих дебатов вечером во вторник в Палате Общин. Казалось бы – в чем разница? Что решают три дня? А вот что – Рождественские каникулы у студентов.  Шотландские националисты и либдемы боятся, что уже с четверга 12 декабря студенческая масса растечётся на каникулы, а у тех, и у других есть стойкое убеждение в том, что студенческая среда Британии вообще и Шотландии в особенности – против Брекзита. А значит – 9 декабря в понедельник обязательно поддержит именно их. Потому что, как в ходе тех дебатов заявил один из шотландцев, выборы будут именно – про Брекзит!

И это возвращает нас к теме «тыквы» Джонсона. Премьер разработал победоносную стратегию: сначала провести Брекзит до 31 октября, и на исполненном обещания выйти на досрочные выборы. С почти гарантированной чистой победой тори с достаточным для формирования устойчивого правительства большинством. С плохо скрываемым злорадством, тот же шотландец Дрю Хэндри (Drew Hendry) заявил, что теперь, когда Джонсон не провел Брекзит, но и не умер, когда его боевое мотто «Do or die» оказалось всего лишь безответственным «трёпом» - тори на выборах ловить нечего. Особенно – в Шотландии, где партия националистов ставит три ясных цели: победить на выборах, отменить Брекзит и создать Шотландию как независимое государство!

Но независимо от того, какая дата принималась бы за окончательную (а обсуждалось и 11 декабря) – в дело вступает электоральная статистика. Данные последних опросов от пятницы 25 октября, когда было известно, что Палата Общин приняла в первом чтении Соглашение о Брекзите, которое Борис Джонсон привез из Брюсселя, но не было известно, что та же палата откажет Джонсону в том, чтобы провести второе чтение быстро и выйти из ЕС 31 октября,  - для тори были крайне благоприятны. Электоральный счетчик (electoralcalculus.co.uk)  - объединяя результаты всех опросов, показывал результат тори – 34.5% с уверенным большинством в парламенте в количестве 354 мест.

Соответственно, для лейбористов перспективы рисовались весьма блеклые: 25.7% и всего 192 места (при нынешних 262). Но зато заметно усиливались либеральные демократы – 17.5% и 31 место (сейчас 12) и шотландские националисты – общий процент 3.2%, но мест в парламенте давал бы 48 (сейчас 35). Партия Брекзита Найджела Фараджа при нетто-голосах в 11.7% - по-прежнему оказывается вне парламента. Так работает система мажоритарных округов с выборами в один тур.

Смысл этих цифр понятен: избиратель предпочитает ясность. Тори – за Брекзит, и к ним вернулась та часть их прежнего электората, которая отхлынула от них в мае на выборах в Европарламент, проголосовав за партию Фараджа. Либдемы и шотландские националисты твердо и однозначно – против Брекзита, и у них увеличился электорат. А лейбористская платформа «ни то, ни сё» оставила часть их избирателей в полном замешательстве, что и показали опросы. Корбин это прекрасно понимал, а потому и не объявлял вотум недоверия правительству Джонсона. И просаботировал со своими лейбористами инициированное правительством голосование по вопросу о досрочных выборах. Он – ждал.

И – дождался. Теперь, когда Брекзит отложен, когда Джонсон – что ни говори, а действительно – унижен и пойдёт на выборы с невыполненными обещаниями (ни Брекзита, ни трупа), лейбористы могут надеяться на иной расклад. Если – не на чистую победу (а этого из конца октября никак не видно), то на сохранение прежней диспозиции в «подвешенном парламенте». У тори большинства не будет, гарантированный статус «наилояльнейшей Её Величества оппозиции» обеспечен. А там – глядишь, удастся подсобрать коалицию ситуативного большинства и возглавить правительство. Мечтать ведь не вредно. При том, что иногда мечты сбываются. И при том, что на тоже досрочных выборах в 2017 г. лейбористы о нынешних 262 мандатах даже и не мечтали. Даже накануне выборов.

Но тут нужно учесть еще один фактор. Нынешний ноль партии Найджела Фараджа при наборе 11.7% голосов он может использовать двояко. Либо – жестко атаковать Джонсона и отобрать у него с десяток или даже пару десятков мест, конечно, не в свою пользу, а в пользу лейбористов или либдемов. Либо – наоборот, радикально Джонсона поддержать, сняв партию с выборов и попросив сторонников голосовать за тори. Прибавка для последних может быть не большой, но зато и убыли ожидать не приходится. Правда, до сих пор Фарадж пытался выйти на «третий путь», а именно: идти на выборы с тем, чтобы образовать коалиционное правительство с тори. Но все подобные «подходы» до сих пор встречали решительное «НЕТ!» со стороны правительственных источников. Исходя из понимая, очевидно, что подобная тактика только разобьёт и без того не избыточной большой электорат.

Впрочем, посмотрим, как именно пойдет избирательная кампания, с какими манифестами выступят партии и что будут показывать опросы. Ждать осталось недолго. Благодаря мудрому ходу Бориса Джонсона, который до голосования во втором чтении вернул статус членов фракции и кандидатов на выборах в округах десяти из прежних «ренегатов». Поэтому второе чтение он выиграл со счетом   315 «за» - 295 «против». А третье чтение вообще закончилось для Джонсона триумфально – 438 «за» и только 20 «против»! Лейбористы, можно сказать, «слились в экстазе» с тори и тем самым подтвердили, что практически весь парламент настолько осточертел сам себе, что готов отдаться воле избирателей.

Что и подтвердилось назначением даты досрочных парламентских выборов – 12 декабря 2019 г. Есть, правда еще одна процедура – закон о выборах, принятый Палатой Общин, должен быть рассмотрен в Палате Лордов. Но и в страшном сне невозможно представить, чтобы неизбираемые лорды решились сказать «Нет». А если так, то нынешняя Палата будет распущена в следующую среду 6 ноября. И уйдёт она в историю с именем, которое ей дал один старшейших членов парламента консерватор Уильям Кэш (William Cash) – «Парламент-Чистилище» (Purgatory Parliament).

Так что – с адским приветом и Happy Halloween!