НАТО превращается в Украину

НАТО превращается в Украину

22 октября 2019 г. 14:59

Госсекретарь США Майк Помпео в эфире CNBC заявил: «Мы предпочитаем мир войне, но в случае если силовые или военные действия будут необходимы, будьте уверены: президент Трамп готов их предпринять».

Речь шла, разумеется, о Турции. Говоря проще, руководитель американской внешней политики заявил о готовности вступить в вооружённый конфликт с:

а) союзником по Североатлантическому альянсу.

б) одной из мощнейших армий планеты.

Оба эти пункта следует отшифровать, начав с последнего. Турецкие вооруженные силы согласно рейтингу Global Fire Power за 2019 год находятся на девятом месте в мире - несколько уступая британским, но опережая по боеспособности германские, итальянские, иранские, пакистанские, израильские. К тому же в отличие от расположенных выше в рейтинге японских или южнокорейских войск, чей реальный опыт ограничивается участием в миротворческо-полицейских миссиях, турецкая армия является армией воюющей (с курдскими партизанами).

Разумеется, турецкая военная мощь несопоставима с американской - но достаточна, чтобы сделать последствия любых «силовых акций» в отношении турецких ВС непредсказуемыми. Если же учесть любимый способ США предпринимать силовые акции и наличие у Турции российских С-400, то исход гипотетического авиационно-ракетного укрощения строптивого союзника выглядит совсем сомнительно.

Впрочем, вероятность боевого столкновения американцев с турками в реальности крайне невелика - если «красная линия» действительно существовала, то турки её уже пересекли, причем весьма убедительно. Из курдских районов Сирии сбежали около 300 тысяч человек, имеются сведения о погибших мирных жителях (и к этим жертвам, в отличие от многих прочих, американские антитрамповские СМИ обеспечили пристальное внимание мировой публики).  

Куда важнее другой момент: одним из основ существования НАТО является (пункт 5 договора) положение о том, что нападение на одного из членов альянса рассматривается как нападение на всех. 

До сих пор в истории НАТО имелся один пример военного столкновения двух ее членов. Речь о кипрском конфликте 1974 года, когда в бою сошлись турки и греки. Впрочем, участие Греции тогда было крайне ограниченным, а сам конфликт, несмотря на кровавость -  быстротечным. 

Сейчас противостояние с Турцией носит довольно странный характер. С одной стороны, все старшие члены альянса осудили действия Анкары, а СМИ активно поднимают вопрос о будущем НАТО. С другой стороны - этот вопрос раз за разом повисает в пустоте, поскольку непонятно, какие именно действия Турции могут привести к выходу страны из альянса. 

Military Times прямо пишет: Турция слишком важна и слишком незаменима по целому ряду параметров. Она контролирует Босфор; на ее территории расположена ключевая база Инджирлик; она, в конце концов, в любой момент может снова начать конфликт с Грецией. В результате все осуждающие Эрдогана партнеры тем не менее в мыслях не допускают какого-либо «изгнания». «Мы предпочитаем иметь Турцию в семье, а не вне её, честно говоря», - призналась, например, норвежская премьер-министр Эрна Солберг.  Её слова - выражение общей позиции НАТО.

Поэтому наиболее вероятным сценарием дальнейшего развития событий является дальнейшая утрата альянсом своей объединяющей функции и какой-либо внутренней дисциплины - при формальном сохранении структуры. Бюрократическая система НАТО продолжит существовать, учения продолжат проводить - но в каждом конкретном случае realpolitik будет торжествовать над какими бы то ни было «основополагающими принципами». Иными словами - управление альянсом станет похоже на политическую жизнь Украины, где поток деклараций об идеалах и ценностях спокойно сосуществует со сверхциничной олигархической реальностью.

В этом плане показательно, например, выглядит заявление, сделанное в понедельник литовским министром обороны по случаю приезда в республику восьми танков «Абрамс» и двух десятков БМП «Брэдли». «Это месседж для России о том, что США вовлечены. Это дополнительный фактор сдерживания», - сказал литовец. На фоне бегства американских войск от турецких в Сирии это прозвучало либо очень наивно, либо очень цинично.