Изменение системы выборов несет серьезные риски для партии власти

Изменение системы выборов несет серьезные риски для партии власти

22 октября 2019 г. 9:35

Обзор прессы 22 октября

Ведущие федеральные СМИ обратили сегодня внимание на аналитическую записку экспертов Фонда ИСЭПИ, в которой рассматривается развитие событий на выборах в Госдуму в 2021 году, в случае если число одномандатных округов будет увеличено.

РБК пишет, что это приведет к тому, что большая часть округов придется на регионы, относящиеся к протестной или высококонкурентной зоне для партии власти при возможном изменении нынешней схемы, согласно которой 225 депутатов нижней палаты Федерального собрания избираются по партийным спискам, 225 — по одномандатным округам, в пользу увеличения числа одномандатников до 75% и, соответственно, сокращения доли списочников до 25%. О том, что такая идея есть в Кремле, издание сообщало ранее.

В случае перехода на новую систему выборов число одномандатных округов увеличится с 225 до 337, а средний размер округа, за исключением малочисленных регионов, сократится примерно с 500 тысяч избирателей до 327 тысяч.

Авторы записки разделили все российские регионы на несколько электоральных категорий исходя из позиций «Единой России» и подсчитали, в каких из них и на сколько может увеличиться число одномандатных округов. Классификация приводится по состоянию на осень 2019 года. При этом в значительной части регионов в 2020 году пройдут крупные избирательные кампании, возможны перестановки в губернаторском корпусе, что в дальнейшем может стать основанием для перевода некоторых субъектов в другие категории, оговариваются авторы записки.

Всего электоральных категорий пять: специфические регионы «электоральной мобилизации» на выборах федерального уровня (таких 12 регионов, в их числе Башкирия, Татарстан, Кемеровская область; из них пять регионов не получают дополнительные округа);

патриархально-консервативные регионы, зоны высокоуправляемого голосования за «Единую Россию» (таких 13 регионов, в их числе Краснодарский край, Белгородская, Ленинградская, Липецкая, Курская области; из них один регион не получает дополнительный округ);

регионы с высокой электоральной мобилизацией для «Единой России», но с возможным проявлением негативного тренда для партии власти к 2021 году (таких 15 регионов, в их числе Ростовская, Нижегородская, Саратовская, Волгоградская области; из них пять регионов не получают дополнительные округа);

конкурентная зона для «Единой России», регионы усилившегося протестного голосования в 2018–2019 годах (30 регионов, в их числе Московская, Свердловская, Челябинская, Самарская области; из них десять регионов не получают дополнительные округа);

устойчиво протестные регионы для «Единой России» (всего 15 регионов, в их числе Москва, Санкт-Петербург, Иркутская область, Хабаровский край; из них два региона не получают дополнительные округа).

Согласно подсчетам, большая часть новых округов — 61 из 112 — потенциально придется на регионы, которые относятся к высококонкурентной и протестной зоне для «Единой России», заявил РБК председатель совета директоров ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.

Если считать от общего числа одномандатных округов, то на высококонкурентную или протестную зоны потенциально придется больше половины — 185 из 337, добавляет он. При этом, по словам Бадовского, необязательно все эти округа будут сложными и конкурентными для партии власти. Сейчас речь идет только «о стартовом потенциале проблемности». И даже если регион в целом сложный для единороссов, это не значит, что обязательно все округа в нем окажутся проблемными. «Например, сильный кандидат с высоким личным рейтингом, которого, правда, еще надо подыскать, и выиграет уверенно, и рейтинг партии может подтянуть», — подчеркивает Бадовский в интервью РБК.

Зона уверенного электорального контроля для единороссов при возможном увеличении числа одномандатных округов прирастает не столь значительно, отмечают авторы записки. Численность избирателей в таких регионах, как правило, невысока, субъекты, которые относятся к зонам «электоральной мобилизации» или устойчивого консервативно-провластного голосования, по новой системе получили бы только 33 новых округа. Если же считать от общего числа, то на такие регионы пришлось бы 96 из 337 вновь образованных округов.

«Таким образом, определенные стартовые риски в этой модели для «Единой России» есть, мы констатируем, что потенциально проблемная зона при переходе к схеме 25/75 вырастает больше, чем увеличение количества условно спокойных, более простых округов, — поясняет Бадовский. — Но это лишь базовая оценка, а в ходе выборов, конечно, все зависит от качества ведения кампании, подбора линейки кандидатов, способности оппозиции договариваться о согласовании и разведении по округам своих выдвиженцев и многого другого».

Гипотетический переход на схему 25/75 неизбежно расширит стартовое поле возможностей либеральных сил наряду с левыми партиями побороться за победу в одномандатных округах, говорит директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов. В регионах с повышенной поддержкой правых партий и ассоциирующихся с ними политиков прибавится больше всего округов, уточняет он. Не менее семи новых округов получит Москва, четыре — Санкт-Петербург, по три — Свердловская и Новосибирская области, с 11 до 18 вырастет количество округов в Московской области.

В целом для либеральных сил выборы по округам могут иметь больший приоритет, чем выборы по спискам, поскольку «представительство правых партий в легальном партийном поле сузилось, а шансы любой из них набрать более 5% голосов за партсписок в целом по России пока не просматриваются».

В случае если решение об увеличении числа одномандатных округов будет принято, партиям второго эшелона (всем, кроме «Единой России», КПРФ и ЛДПР) будет сложнее привлечь ресурсы на кампанию всего партсписка, а не только перспективных одномандатников, считают эксперты ИСЭПИ.

Поэтому можно ожидать, что при резком сокращении числа списочников возникнут предпосылки к переходу на систему с тремя крупными думскими партиями, которые будут иметь представительство по партспискам, и несколькими «партиями мажоритариев», которые смогут провести депутатов только по округам, прогнозируют авторы записки. В числе таких политсил они называют «Справедливую Россию».

Но в целом представительство разных общественно-политических сил в парламенте при новой системе выборов должно оказаться более широким, чем при нынешней модели, за счет локальных успехов самовыдвиженцев, кандидатов малых партий, а в отдельных случаях — возможно, «контрэлитных популистов» и даже «технических кандидатов», резюмируют эксперты.

Если система выборов в Госдуму изменится, то риски для «Единой России» усилятся, но не из-за самого по себе увеличения числа одномандатных округов, а из-за неизбежного изменения их нарезки, согласен политолог Ростислав Туровский. «При нынешней «лепестковой» нарезке мы имеем дело с крупными округами, которые делят города на части (за счет присоединения к ним более лояльных власти сельских территорий. — РБК). Если округа уменьшить, города нельзя будет «порезать» на части таким образом, чтобы снизить риски», — поясняет эксперт. Поскольку протестными настроениями отличаются в первую очередь крупные города, неизбежно увеличится число округов с более высокими рисками для партии власти, резюмирует Туровский.

Что касается перспектив прохождения в Госдуму по спискам только трех партий, то вывести из игры эсэров было бы выгодно для «Единой России», полагает эксперт. Но если говорить о возможности появления в парламенте представителей большего количества разных общественно-политических сил, то сложно представить, чтобы у малых партий было достаточное число кандидатов, говорит Туровский. Нельзя полностью исключать случайных побед, но в целом такое возможно только в том случае, если единороссы с подачи федерального центра пойдут на уступки лояльным малым партиям в каких-то округах, добавляет он.

«Ведомости» добавляют, что задача исследования – экспертиза возможных последствий перехода к новой системе, принятие же окончательного решения зависит от оценки их баланса, поясняет Дмитрий Бадовский: «В повышении возможностей для самовыдвиженцев, либералов и местных популистов можно видеть и минусы, и плюсы – например, если есть задача стимулировать формирование в Думе группы одномандатников-самовыдвиженцев. С другой стороны, схема 50/50 тоже позволяет реализовывать такие проекты, особенно если снизить норматив сбора подписей с 3% до, например, 1%».

По словам собеседника издания в «Единой России», сейчас обсуждаются разные варианты – как сохранение существующей схемы, так и переход на 75/25, но решение не принято и, видимо, будет принято ближе к выборам.

Неважно, в какой пропорции будут списочники и одномандатники, – в первую очередь надо обращать внимание на рейтинги партии, электоральный потенциал и наличие сильных кандидатов, считает руководитель Фонда развития гражданского общества, координатор экспертного совета «Единой России» Константин Костин: «На прошедших выборах модели со 100% одномандатников, 50/50 и 75/25 давали самые разные результаты. Последняя схема в Хабаровском крае [единороссам] не помогла».

 

После возвращения одномандатников в 2016 г. «Единая Россия» получила конституционное большинство, оправдала себя и отмена выборов по округам в 2007 г., напоминает эксперт: «Но ситуация меняется, меняются требования к качествам кандидатов, ожидания и запросы граждан, социальное самочувствие. На разных территориях одна и та же схема сработает по-разному, поэтому в первую очередь надо заниматься самой кампанией, а не изменением правил игры. Для нормальной работы политической системы крайне полезна стабильность, когда одни и те же правила действуют как можно большее время». Повторить 2007 или 2016 год только при помощи коррекции законодательства в реалиях 2021 г. не получится, уверен Костин: «То же «умное голосование» может ударить как по партийному бренду, так и по одномандатникам. В современном информационном обществе важна не избирательная система, а содержательность и электоральные аспекты кампании. Та же административная мобилизация все больше работает на явку, а не на результаты голосования».

 

Доля побед «Единой России» по округам уменьшается последние два года, но неравномерно – негативную тенденцию показывают протестные регионы и крупные города, говорит политолог Александр Кынев: «В 2018 г. все городские округа в сложных регионах власти проигрывали. Соответственно, изменение системы резко сократит возможности манипулирования границами, придется делать большое количество городских округов. И если явка в городах будет высокой – а к этому есть предпосылки в условиях политизации, – то по «Единой России» это ударит сильно».

Главное же, что уменьшение доли списочников ударит по партиям и будет обесценивать их статус, полагает эксперт: «20 лет строили партийную систему, делали все, чтобы партии усилить, а теперь решили по этому ударить кувалдой».

 Кроме того, нынешняя система оптимальна, так как позволяет соблюдать баланс регионов и сохранять влияние партий, добавляет Кынев: «Дисбаланс в другую сторону подорвет влияние партий и резко увеличит шантажный потенциал локальных групп интересов, которые будут вести себя агрессивнее. С этим власти боролись в начале 2000-х гг., и возвращаться к этому было бы странно».

«Коммерсант» также пишет о докладе ИСЭПИ. Комментируя его выводы глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов полагает, что сейчас трудно определить, кому пошла бы на пользу новая пропорция, из-за большого количество переменных: например, общественных настроений, рейтинга ЕР, степени политизации, способности власти мобилизовать лояльных избирателей и масштаба недопуска кандидатов.

По информации “Ъ”, решение об изменении пропорции может быть принято уже к съезду «Единой России»; при этом ряд источников “Ъ” отмечают, что у идеи оставить пропорцию в нынешнем виде сторонников все больше.