Революция против Ленина: что происходит на «периферии мира»

Революция против Ленина: что происходит на «периферии мира»

14 октября 2019 г. 14:30

В эквадорском кризисе нужно выделить три вектора противостояния, анализ которых позволит не только сделать определенные выводы о перспективах самого Эквадора, но и посмотреть в будущее многих стран мировой "экономической периферии".

Самая очевидная и потому интересная для журналистов линия конфликта - это борьба между президентом Лениным Морено и CONAIE (конфедерацией индейских племен Эквадора), которая вылилась в массовые беспорядки в Кито. Спусковым крючком перехода конфликта в силовую плоскость стало решение Морено об отмене субсидий на топливо, которое за одну ночь подорожало в два раза.

Неудивительно, что в такой бедной стране как Эквадор нашлось достаточно желающих выразить свой гнев в отношении действий исполнительной власти. Комендантский час, вмешательство военных и дипломатические усилия местных католических епископов чуть снизили интенсивность уличного насилия, но проблему на фундаментальном уровне вряд ли можно решить такими средствами: обеим сторонам конфликта есть что терять и крайне желательно как-то договориться до того как ситуация пройдет точку невозврата в плане количество пролитой крови.

Важное уточнение: конфликт, несмотря на его заметную этническую компоненту, на самом деле является социальным, причем у Морено нет очевидного силового преимущества. На стороне оппозиции значительная часть офицерского корпуса, состоящая из "выходцев из низов" - и эти выходцы из городской бедноты, которые смогли попасть в элитное офицерское сословие в эпоху президента Корреа - поддерживают именно протестующих, и уже есть первые кадры столкновений армии и полиции, которая поддерживает Морено. Не нужно быть пророком, чтобы понять, что в этих условиях можно легко перейти от фазы политической нестабильности прямиком в фазу гражданской войны.

Второй важный вектор конфликта является геополитическим. Президент Морено обвиняет в организации беспорядков экс-президента Корреа и лично президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Действующий президент всеми силами старался "выдрать" Эквадор из зоны влияния Венесуэлы и Китая, а также вернуть расположение официального Вашингтона.

По большому счету мы наблюдаем на улицах Кито очередную прокси-войну (пока еще просто в форме массовых беспорядков) между США и Китаем, причем и США и Китай настолько заняты противостоянием в торговой войне, что создается впечатление, что их "прокси" ведут борьбу в Кито просто по инерции, а не из-за того что в каком-то пекинском или вашингтонском командном центре было принято решение об обострении на южно-американском направлении.

Третий вектор противостояния: это борьба МВФ за релевантность. Организация, которая является одним из столпов послевоенного мирового порядка, терпит одно поражение за другим, причем эпицентром этих поражений становится Южная Америка. Недавний экономический кризис в Аргентине произошел в контексте двух событий, к которым вашингтонская финансовая организация имела самое прямое отношение: правительство Аргентины получило от МВФ рекордный в истории самого МВФ пакет финансирования, на более чем 50 миллиардов долларов, практически ad literam выполнив экономические требования вашингтонских экспертов. Проблема в том, что неолиберальные реформы отправили многострадальную южно-американскую страну сначала в экономический, а потом и в политический кризис, который перешел в кризис валютный, от которого страну не смог спасти даже рекордный бэйл-аут МВФ.

В Эквадоре разворачивается аналогичный сценарий: отмена топливных субсидий (плюс либерализация рынка труда и сокращение социальных программ) - это результат выполнения программы реформ, под которые президент Морено должен был получить 4 миллиарда долларов от МВФ. Результат мы наблюдаем на эквадорских улицах. По последним сообщениям, Морено решил пойти на переговоры и, вероятно, последует отмена или заморозка непопулярных реформ. Тогда главный удар революции будет нанесен конкретно по МВФ.