На пути к миру? O пятом саммите России, Турции и Ирана

На пути к миру? O пятом саммите России, Турции и Ирана

17 сентября 2019 г. 13:29

Владимир Аватков, директор Центра востоковедных исследований, с.н.с. ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД РФ

16 сентября в Анкаре встретились лидеры России, Турции и Ирана для обсуждения сложившихся реалий и будущего Сирии, а вместе с ней и всей региональной безопасности. Наиболее уместно для начала привести цитату из Корана в изложении президента России В.В. Путина: «Вспомните милость Аллаха. Вы когда-то были врагами, Аллах примирил ваши сердца и сделал вас братьями». С этого стоит начинать все саммиты данного формата, особенно – учитывая напряженные отношения между ключевыми региональными акторами. Многое было спрятано за закрытыми дверьми, многие решения явно были приняты, а значит – скоро наступит мир?

Вообще-то президент Путин цитирует Коран впервые, но тем самым он в восточном стиле намекает своим коллегам, что Россия – государство евразийское, а значит и великое славянское, и великое тюркское государство, народы которой сохранили много больше исторических корней, чем многие другие, и вместе с тем Россия – это не только великая православная цивилизация, но и – великое мусульманское общество. Многоформатность и вариативность восприятия величия здесь важна при работе с различными державами, а на Востоке (особенно – Ближнем и Среднем) ценят лидерство и силу. У России получается и то, и другое.

Одним из главных вопросов саммита – и в кулуарах, и в публичной плоскости – была ситуация вокруг Идлиба. От Турции ждали многого, однако за прошедший год продвижений было мало. Анкара все еще не уверена в своих силах и ресурсах, пытается «усидеть на двух стульях», не может перейти к решительным действиям. Во многом сенсацией стало заявление Эрдогана о том, что, если американцы не перейдут к действиям, Анкара готова вершить процесс самостоятельно. Переход Турции к суверенной политике только идет, ждать всего и сразу – не приходится, тут важен процесс, причем давление должно мудро сочетаться с вовлечением. В конце концов, интересы и Турции, и Ирана, и России – мир в Сирии, а исходя из этого – можно сделать многое.

Вообще принципиально использовать тот факт, что американская сторона своими действиями и бездействиями в регионе все больше сближает Россию, Турцию, Иран и официальный Дамаск, подталкивая к ним на самом деле и других игроков в регионе. Именно поэтому в контексте ударов по Саудовской Аравии уместным было предложение Владимира Путина о покупке российских оборонительных систем. Россия – проецирует, продвигает и, если угодно, экспортирует мир и стабильность в регион с помощью и вооружений, и дипломатии, и разумности силовых механизмов. В этом – преимущество Москвы, которое ценят.

Однако сохраняется опасность традиционной российской «забавы» - таскать каштаны из огня за «спасибо», не думая о себе. Экспорт мира и стабильности должен органически сочетаться с интересами и ценностями Москвы.

В этом контексте крайне важным результатом саммита тройки можно считать озвученное согласование членов Конституционного комитета и переход к вопросам уже не военным, а послевоенным.

Турцию интересует возвращение домой мигрантов, которые осложняют внутриполитическую обстановку в Республике, и она готова формировать среду и инфраструктуру для этого. Ее волнует также положение меньшинств – в первую очередь, туркоманов. Отдельное внимание Анкара уделяет курдским группам, большую часть которых воспринимает как террористические. И конечно же – лозунг «Асад должен уйти» стал звучать редко, однако смена режима и приход к власти в Сирии более лояльных групп – сохраняющаяся задача для Турции.

В свою очередь, Иран стремится выдавить США из Сирии и сохранить свое влияние на режим в Дамаске. Тегерану нужна сирийская земля и как плацдарм в противовес саудитам и Израилю.

Однако доминирование того или иного игрока при сохранении напряженности с другими акторами не входит в интересы Москвы. Поэтапная эволюционная смена власти в противовес оранжевым или иным типам революций – стратегия России. Учесть интересы всех в этом достаточно непросто, особенно – принимая во внимание негативное давление невовлеченных в процесс стран.

Важным является и то, что напомнил В.В. Путин собравшимся – вообще-то цель всех не мешать естественным социально-политическим процессам в Сирии, а помочь сирийцам определить свое будущее. В диалоге же великих и региональных держав часто многие забывают, что вообще-то речь о суверенном государстве, в котором непрошенными гостями находятся войска многих стран. Именно поэтому президент России и сказал, что Москва будет поддерживать локальные операции сирийской армии по борьбе с террористами – на них режим прекращения огня не распространяется.

Атаки в Саудовской Аравии накануне саммита не были выгодны никому, а расширение зоны нестабильности противоречит коренным интересам всех игроков, кроме – весьма относительно на данном этапе – США. Разрастание конфликтного поля в контексте слабой управляемости в мире и на уровне регионов может привести к неконтролируемым взрывам, опасности полномасштабной войны. Стратегическое управление мировым порядком утрачивается, а новые механизмы еще не сформированы. Созидаемая при непосредственном участии России модель порядка на Ближнем и Среднем Востоке может стать примером для всего мира.

В ходе встречи три лидера говорили о мире, противопоставляя хаос и стабильность, «коридор мира» и «коридор терроризма», однако мир из разных столиц пока еще видится слишком по-разному. Возможно – это естественно. Но здесь велика роль того, кто формирует. Созидание всегда было «фишкой» России.