Атака дронов на Ближнем Востоке может обернуться большими неприятностями для всего мира

Атака дронов на Ближнем Востоке может обернуться большими неприятностями для всего мира

17 сентября 2019 г. 13:44

В экспертном сообществе развернулась дискуссия о возможных последствиях  атаки на предприятия национальной нефтяной компании Саудовской Аравии Saudi Aramco.  Напомним, что в нападении, предположительно, участвовали до 10  беспилотников (возможно, использовались и крылатые ракеты).  Ответственность за эту акцию взяли на себя мятежники из йеменского движения "Ансар Аллах" (хуситы).

Производство нефти в Саудовской Аравии одномоментно снизилось на 5,7 млн баррелей в день — это половина текущего объема добычи в стране и 5% от всего мирового рынка. В Bloomberg назвали произошедший срыв одним из крупнейших в истории — он превосходит потери Кувейта и Ирака из-за начала войны в Персидском заливе в 1990 году и превышает ущерб от Исламской революции в Иране в 1979 году.

Чтобы компенсировать потери, страна решила использовать свои нефтяные запасы — власти пообещали, что экспортные потоки существенно не пострадают. Президент США Дональд Трамп тоже разрешил использовать нефть из резервов страны, чтобы стабилизировать ситуацию на рынке. Но пока рано говорить, будут ли американские власти это делать.

Чтобы полностью восстановиться после субботнего потрясения, Саудовской Аравии понадобится несколько недель, а то и месяцев, уверены эксперты.

Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает, что сейчас уверенным быть нельзя ни в чём:

– На самом деле, неизвестно, как с этим разберутся и что будет дальше, поэтому делать прогнозы сейчас невозможно. Мы до конца не понимаем, что там произошло, кто за этим стоит и какие это будет иметь геополитические, а значит и энергетические последствия.

С одной стороны, пока ничего чудовищного для рынка нефти не произошло. Да, нанесены удары по заводам по подготовке нефти для её экспорта. Нефть Саудовской Аравии достаточно качественная. Да, есть необходимость в проведении определенных подготовительных процедур – эти большие заводы не являются перерабатывающими заводами, это комплексы по подготовке нефти.

Предположим, что эти заводы получили чувствительные повреждения и саудиты несколько месяцев будут их ремонтировать. Это означает, что они не смогут несколько месяцев доводить нефть до определенной кондиции и у них возникнут проблемы с экспортом так называемых "легких" сортов нефти. Тяжелые сорта нефти продолжат экспортировать без особых проблем. Не весь экспорт сократится, а возникнут перебои только с некоторыми сортами.

При этом Саудовская Аравия может увеличивать отгрузку «тяжелой» нефти, и ряд потребителей, например в Азии, располагают возможностями, чтобы самостоятельно эту нефть довести до нужной кондиции. Технологически пока никакой катастрофы не произошло, и мне вообще не понятно, почему саудиты остановили добычу нефти, с учетом того, что у них есть подготовленные запасы к экспорту примерно на 25-30 дней. По добывающим объектам никакого удара нанесено не было. Если мы остановим ситуацию в моменте и предположим, что она не будет дальше ухудшаться, то, по моим оценкам, рынок нормализуется, паника спадет. Поскольку, еще раз подчеркну, с точки зрения физического рынка пока никакой катастрофы не произошло.

Но, проблема заключается в другом. Проблема в том, что мы не знаем, чем дело закончится. Мы видим обвинения США в адрес Ирана. Этот момент самый тревожный. Регион напоминает пороховую бочку. Даже без атаки дронов сценарий войны в заливе рассматривался уже как вполне вероятный, к огромному сожалению. А сценарий войны с Ираном – это катастрофа для рынка, потому что Иран наверняка нанесет ответный удар по танкерам, которые проходят через Ормузский пролив. А  перекрытие этого пролива – 20% потребления мировой нефти! Вот это катастрофа. В этом случае цены могут подскочить и до 200 долларов. 

А слишком дорогая нефть тоже плохо! Если нефть будет стоить 100-150 долларов за баррель, во-первых, может начаться спад в мировой экономике, а а во-вторых, опять начнется дискуссия об усилении инвестиций в «зеленую» энергетику.  Когда нефть стоит 60-70, паники нет, а когда нефть 150, начинается нервная реакция.

Мы не заинтересованы в том, чтобы нефть разгонялась до 150 долларов, мы не заинтересованы в сценарии войны в заливе. Мне хотелось бы надеяться, что это было разовое обострение геополитической напряженности, которое позволит добавить 10-15 долларов к цене на нефть, но очень не хотелось бы, чтобы цены вышли за коридор 80 долларов за баррель.