Атака дронов на мировую стабильность

Атака дронов на мировую стабильность

16 сентября 2019 г. 11:12

Удачная атака дронов на саудовскую нефтедобывающую инфраструктуру создала целый веер рисков для всех геополитических игроков. Страны-импортеры нефти, от Евросоюза до Китая и Японии, получили новую головную боль: в условиях замедляющейся мировой экономики ценовые шоки на мировом нефтяном рынке могут создать для них серьезные проблемы, для которых не будет простых и очевидных решений.

Дональд Трамп и "голуби" из его внешнеполитической команды, которые уже успели отпраздновать увольнение главного антииранского "ястреба" Болтона, теперь вынуждены пересматривать все планы и всячески демонстрировать готовность применять к Ирану как раз те самые меры воздействия, на которых настаивал отставленный Болтон.

Саудовская Аравия пострадала сильнее всех, причем главная проблема королевства заключается совсем не в том, что страна на несколько недель потеряла половину своей нефтедобычи, а в том, что в цену акций Saudi Aramco (саудовского нефтяного монополиста), которая должна выйти на IPO, теперь будет заложен дисконт, связанный с рисками внезапного уничтожения ключевых активов и инфраструктуры. 

Для Эр-Рияда, который возлагает на это IPO огромные надежды в плане модернизации экономики и финансирования планов по диверсификации экономики, такая унизительная демонстрация уязвимости - это почти катастрофа.

С точки зрения интересов России, как ни странно, ситуация тоже не стала лучше и понятнее - несмотря на то, что взлет цен на нефть выгоден российскому бюджету. Владимир Путин как раз пытается продвинуться в решении сирийской кризиса, но долгосрочного решения невозможно добиться без обеспечения хоть какого-то баланса интересов в "исламском треугольнике" Анкара - Эр-Рияд - Тегеран.

К сожалению, атака на саудовскую нефтяную инфраструктуру — это явный предвестник обострения всех конфликтов на Ближнем Востоке, а российской дипломатии придется сейчас искать сложный баланс между естественным желанием блокировать риски эскалации иранского кризиса и необходимостью сохранять адекватные отношения с саудовской стороной, без содействия которой продолжение работы в формате ОПЕК+ будет невозможным.

Может показаться, что в бесспорном выигрыше находится Иран, который смог "чужими руками" ослабить главного геополитического конкурента, продемонстрировать свои возможности в асимметричной войне, и даже поднять цену на свой главный экспортный товар, но это впечатление - обманчиво. 

Иран, помимо очевидных выгод, приобрел дополнительные риски, главным из которых является риск того, что Дональд Трамп в какой-то момент не сможет сдерживать "ястребов" и посчитает, что электоральные проблемы от новой войны на Ближнем Востоке вполне можно компенсировать бонусами от победы на Тегераном, и что имидж "победителя режима кровавых исламистов" ему будет очень к лицу. На решения американского президента могут повлиять и американские сланцевые компании, для которых война с Ираном - едва ли не последняя надежда на то, что цены на нефть выйдут на уровни, которые позволят американским сланцевикам избежать банкротства. Конечно, Белый дом хотел бы видеть низкие цены на нефть, но нельзя исключать, что этого желания окажется недостаточно для того чтобы "перевесить" все остальные геополитические, внутриполитические и даже финансовые (сланцевики могут быть хорошими политическими спонсорами) соображения.

Если смотреть на вещи прагматично, то наилучшим сценарием для России было бы сохранение определенного уровня напряженности, но без эскалации до настоящей войны. Именно это позволит максимизировать доходы от российской нефти и извлечь максимум пользы из возможностей российской дипломатии. К счастью, именно этот сценарий пока смотрится как очень вероятный.