Секрет приготовления суши: Абэ в гостях у Путина

Секрет приготовления суши: Абэ в гостях у Путина

5 сентября 2019 г. 13:45

Визит японского премьер-министра Абэ на ВЭФ во главе делегации из 500 представителей древней империи представляет миру по-своему привлекательную модель двусторонних отношений в многополярном мире.

В тот же день, когда Путин с Абэ проводили переговоры на высшем уровне и подчеркивали необходимость мирного договора как свою историческую миссию (Абэ цитировал Тютчева, Путин в ответ говорил «домо аригато») - генсек японского правительства Ёсихидэ Суга заявил, что его страна «даст соответствующий ответ» на открытие крупнейшего в России рыбоперерабатывающего завода на Шикотане. 

Параллельно обсуждаются развитие экономических связей и даже возможность отмены визового режима с целью увеличения взаимного турпотока (называются цифры в 400 000 человек в год. Для стран, до сих пор формально находящихся как бы в состоянии как бы военного конфликта, это может выглядеть экзотически - но никто давно не удивляется).

Иными словами, российско-японские отношения развиваются по прогрессивной модели не пересекающихся реальностей.

В одной реальности кипит собственно практическая жизнь (см. выше), а в другой играет традиционное кабуки о северных территориях.

При этом неверно было бы думать, что тема Курил мифологизирована только японской стороной - свои мифы, пусть и различного происхождения, сформировались в обеих странах.  

Если в Японии не требовать Курил с регулярностью часового механизма невозможно (начнут критиковать за неотстаивание национальной чести), а отказаться от требований всех четырёх островов немыслимо (просто политически похоронят за предательство) - то в России вялотекущая моральная паника и периодические её обострения связаны с непрерывными анонсами вот-вот-готовящейся передачи по меньшей мере Шикотана и Хабомаи (благо такая возможность теоретически предусмотрена советско-японской декларацией 1956 года).

Стоит напомнить, что патовая ситуация была сооружена в пятидесятых под активным давлением американских оккупантов (каковыми они по сути и остаются спустя 75 лет, несмотря на смену формальной риторики) именно для того, чтобы мирный договор между двумя странами заключён не был по возможности никогда. По настоянию США японцы отказались от реального шанса на получение двух островов и начали требовать все четыре, на что шансов не было изначально и не предвидится. В то, чтобы сакрализировать процесс требований и ввести его в пантеон национальных ценностей, были вброшены солидные ресурсы. 

Однако практика если не окончательно обезвредила этот «предохранитель от мира», то сумела выстроить реальность, параллельную ему. Во всяком случае, современная российская дипломатия сумела не только приспособиться к японскому пату, но и использовать его: Россия всегда радостно идёт навстречу японским мирным инициативам, горячо поддерживает идею заключить мирный договор хоть прямо завтра, потом с грустью констатирует, что Япония, к сожалению, не желает вернуться к условиям ранее достигнутых договорённостей, поэтому пока придётся жить так.

А тем временем на Шикотане открываются рыбоперерабатывающие гиганты - и Япония, посылая в Россию ритуальные протесты, это спокойно переносит. Потому что ей Россия нужна.