Протесты и противодействие им

Протесты и противодействие им

3 сентября 2019 г. 9:50

Обзор прессы 3 сентября

Ряд ведущих газет посвятили свои публикации обсуждению возможных протестов в ходе и после Единого дня голосования и реакции на них со стороны федеральной и региональных властей.

«Коммерсант» пишет, что в конце прошлой недели председатель правительства Дмитрий Медведев посетил Астрахань, где провел рабочее совещание о развитии водохозяйственного комплекса в бассейне Волги. Назначенный в начале июня врио губернатора Астраханской области Игорь Бабушкин стал единственным из действующих кандидатов на посты глав регионов РФ, кто только в августе трижды встречался с первыми лицами страны. “Ъ” выяснил, как всего за три месяца никому не известный в Астрахани силовик стал главным претендентом на пост губернатора.

Встреча Игоря Бабушкина с Дмитрием Медведевым в очередной раз показала максимальное расположение федеральной власти к врио губернатора Астраханской области, считают в регионе. Только в августе врио провел две встречи с президентом Владимиром Путиным. Первая, состоявшаяся 2 августа, была посвящена общей ситуации в области: господин Бабушкин говорил о здравоохранении, культуре и создании в субъекте особой экономической зоны. На второй, 27 августа, шел уже предметный разговор о предвыборной кампании: президент рекомендовал господину Бабушкину «чаще встречаться с людьми, рассказывать им о планах, слушать их представления о том, как и чего нужно добиться в Астраханской области».

Эксперты отмечают беспрецедентное внимание Кремля к выборам в Астраханской области. Назначенный на должность временно исполняющего обязанности губернатора региона 5 июня этого года Игорь Бабушкин кроме первых лиц государства успел встретиться с министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым, министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым, министром культуры Владимиром Мединским, председателем ПАО «Газпром» Алексеем Миллером и президентом ЛУКОЙЛа Вагитом Алекперовым.

Июньское назначение бывшего полковника ФСБ, заместителя полпреда президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Игоря Бабушкина на пост врио губернатора поначалу было воспринято экспертами со скепсисом. К тому времени регион в течение восьми месяцев возглавлял другой ставленник Кремля с похожим бэкграундом — генерал-майор ФСО Сергей Морозов. Согласно официальной версии, господин Морозов ушел в отставку по собственному желанию в связи с семейными обстоятельствами. Ряд собеседников “Ъ” тогда отметили, что, хотя в апреле ВЦИОМ прогнозировал Сергею Морозову поддержку 53% избирателей, за время руководства областью он не смог выстроить отношения с представителями астраханской элиты. Эксперты высказывали опасение, что попытка Кремля назначить Астраханской области «варяга» и во второй раз не увенчается успехом.

Дело в том, что за все новейшее время регионом никогда не руководил человек, не связанный напрямую с областью. Возглавлявший Астраханскую область с декабря 2004 по сентябрь 2018 года Александр Жилкин — уроженец Володарского района области, его предшественник Анатолий Гужвин, руководивший регионом с августа 1991 года, родился в Ахтубинске. «Игорю Бабушкину теперь приходится, с одной стороны, преодолевать астраханский изоляционизм, с другой стороны — исправлять неудачный имидж пришлого человека, сформированный Сергеем Морозовым», — считает Андрей Серенко.

В частности, политолог Дмитрий Олейник обращал внимание на то, что врио губернатора умеет находить язык с силовиками.

Сейчас на выборах господину Бабушкину противостоят три кандидата: от КПРФ — 70-летний депутат Госдумы Николай Арефьев, ранее возглавлявший астраханский обком партии, 68-летний Сергей Сычев от «Партии пенсионеров» и 37-летний депутат Астраханской облдумы Тимофей Щербаков от ЛДПР. Кроме них в губернаторской гонке пытались участвовать 12 самовыдвиженцев, в том числе самый известный в Астраханской области политик, справоросс Олег Шеин, но никто из них в итоге не был зарегистрирован.

Господин Шеин мог составить серьезную конкуренцию врио губернатора на выборах: ряд политологов вообще склонялись к мнению, что у справоросса в этой кампании не было бы конкурентов. Однако выдвижение Олега Шеина не состоялось. Президиум Центрального совета «Справедливой России» не поддержал включение вопроса о выдвижении господина Шеина на выборы губернатора Астраханской области в повестку дня заседания, и справороссу пришлось подать документы на регистрацию в порядке самовыдвижения. Олегу Шеина нужно было пройти семипроцентный муниципальный фильтр — 121 подпись депутатов или глав муниципальных образований, а также собрать 7343 подписи избирателей. Собрать подписи депутатов господин Шеин не смог.

Эксперты Фонда развития гражданского общества (ФорГО) в августовском исследовании отмечали, что Олег Шеин, даже не числясь в бюллетене, способен осложнить победу Игоря Бабушкина: «Его неучастие вполне вероятно спровоцирует заметную фрустрацию электората, ранее консолидированного вокруг СР и ее областного лидера».

При этом политтехнолог Григорий Казанков убежден, что выборы завершатся победой Игоря Бабушкина в первом туре с большим отрывом от конкурентов: «Граждане ходят на встречи с ним как на рок-звезду, всем интересно. Ему есть что сказать людям. Сейчас он объездил уже все районы, а еще в июле было видно, что рейтинг кандидата в тех районах, которые он посетил, в 1,5–2 раза выше, чем в тех, куда он не приезжал. Поэтому я не вижу никаких рисков по кампании».

Политолог Дмитрий Олейник считает, что результат господина Бабушкина будет одним из самых высоких в стране: «Все его встречи работают ему в плюс. Предшественник господина Бабушкина Сергей Морозов многих не устроил, поэтому Кремль пошел на беспрецедентный шаг, заменив кандидата за три месяца до выборов, и похоже, не ошибся». По мнению господина Олейника, врио губернатора удалось найти точки соприкосновения с оппозицией в Астраханской области, в частности, с господином Шеиным, что значительно повысит политическую стабильность в регионе после сентябрьских выборов. Такой результат, по его мнению, стал возможен благодаря как федеральной поддержке, так и личным качествам врио.

«Ведомости» пишут, что об уличных акциях против недопуска оппозиционеров к выборам в Мосгордуму слышали две трети россиян, почти столько же не верят, что «вмешательство Запада» могло как-то повлиять на протесты. Это следует из данных опроса «Левада-центра», с которыми ознакомилось издание. 45% респондентов считают, что чиновники испугались конкуренции с независимыми политиками, 30% считают, что виноваты сами оппозиционеры, не сумевшие собрать подписи. О вмешательстве Запада в избирательную кампанию говорят лишь 26% опрошенных, 32% полагают, что эти обвинения – лишь попытка очернить участников протестов, еще 26% полагают, что даже если вмешательство и было, то вряд ли на что-то повлияло.

Большинство россиян (55%) узнали о протестах в Москве из новостей федеральных каналов, а также из интернета (28%) и соцсетей (23%). Число тех, кто положительно и отрицательно относится к акциям, почти одинаковое – 23 и 25% соответственно, 45% эти акции безразличны. Основной причиной, побудившей людей выйти на улицу, респонденты называют недовольство положением дел в стране (41%). При этом 41% опрошенных считает, что силовики при задержании протестующих необоснованно применяли силу, а 32% называют действия ОМОНа адекватными.

Протестные настроения в целом к концу лета выросли: за последние три месяца число тех, кто говорит о возможности протестов против падения уровня жизни в их городе, выросло на 8 п. п. и достигло 34%, о готовности в них участвовать говорят по-прежнему 27%. Возможность протестов с политическими требованиями допускают 30% россиян, участвовать в них готовы 20%.

Телевидение давало негативную оценку происходящего, но это не поменяло мнение людей, говорит директор «Левада-центра» Лев Гудков: «Большинство считает, что протесты вызваны ситуацией в стране. Даже среди тех, кто одобряет деятельность президента Путина, меньше трети считают причиной протестов вмешательство Запада, а 25% из них думают, что даже если Запад и пытался вмешиваться, то это вряд ли на что-то повлияло. Пропаганда не сработала, тезис о западном заговоре провалился». Силовое давление вызвало возмущение, а негативная оценка насилия ведет к нейтрализации пропагандистского эффекта и к росту раздражения властями, поясняет социолог. Но московские протесты не будут иметь сильного эффекта на регионы, за ними внимательно следили лишь 16% россиян, отмечает Гудков: «Ситуация в стране не драматична, чтобы эти события стали триггером для усиления поддержки оппозиции. Протестные настроения могут сказаться на голосовании, но это будет зависеть от конкретных раскладов в регионах».

Основным мотивом протестов россияне видят социальные проблемы, а не политические вопросы, указывает руководитель Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Протестные настроения выросли в прошлом году в ходе пенсионной реформы, сейчас они ниже, но остаются довольно высокими на фоне негативного социально-экономического фона. Даже при ответе на вопрос о причинах протеста в Москве респонденты чаще называют общие мотивы недовольства положением дел в стране, чем политические мотивы». 

Протестность в выборных регионах может проявиться, поскольку выборы всегда выступают катализатором для проявления недовольства, продолжает эксперт: «Для политической системы хорошо, если протестные настроения реализуются не через уличную политику, а именно на выборах». Интерпретации вопроса о внешнем вмешательстве могут быть разными, поскольку «социологами в анкете предложена соответствующая линейка ответов», говорит Бадовский: «Треть отрицает такую возможность, тогда как более половины возможность вмешательства не отрицают, хотя и расходятся в том, в какой степени оно могло повлиять».

РБК продолжая тему пишет, что эксперты движения «Голос» назвали отличительные черты предвыборной кампании 2019 года. По их наблюдениям, повестка региональных кампаний стала намного шире самих выборов и затронула темы гражданских прав и свобод.

8 сентября, в единый день голосования, в России пройдут выборы на разных уровнях. В частности, будут избраны главы 19 регионов и депутаты заксобраний 13 регионов, а также пройдут довыборы депутатов Госдумы.

Тренд особенно заметен в части академической среды, которая раньше старалась дистанцироваться от активного обсуждения политической повестки и участия в протестных акциях, говорится в докладе «Голоса» (есть у РБК). В результате спрос на бренд «оппозиция» среди политиков вырос, а характерной чертой избирательных кампаний стало подчеркивание оппозиционности, отмечают эксперты.

«Административные» кандидаты в своей риторике и образе стараются дистанцироваться от «партии власти». Речь идет не только о тех кандидатах, которые поддержаны исполнительной властью, но и о кандидатах от системной оппозиции, которые в своем позиционировании начинают дрифтовать в сторону радикальной оппозиционности», — говорит один из авторов доклада Станислав Андрейчук.

В некоторых случаях заявления ряда кандидатов о давлении и угрозах не имеют под собой реальных оснований, а призваны создать имидж кандидата от оппозиции. В качестве примера «Голос» приводит сообщения одного из кандидатов о подброшенной к дверям его квартиры плюшевом медвежонке с оторванной головой.

Еще один тренд кампании — некоторые кандидаты начали причислять себя к «единым кандидатам от оппозиции» вне зависимости от того, есть ли у них основания относить себя к этой категории политиков. Подчеркивание оппозиционности выглядит как политическая технология, цель которой — максимально смутить протестно настроенного, но не очень сведущего в политике избирателя, отмечает политолог Александр Пожалов. Их задача — чтобы часть электората голосовала за разных «единых оппозиционных» кандидатов, поясняет он.

Кандидаты от власти действительно часто дистанцируются от «Единой России», соглашается он с авторами доклада, напоминая, что сейчас шесть губернаторов идут на выборы в качестве самовыдвиженцев, а также что «Единая Россия» отказалась выдвигать кандидатов в депутаты по ряду сложных территорий. Речь не только о выборах в Мосгордуму, где единороссы не выставили кандидатов, то же самое произошло на некоторых городских округах на выборах в Татарстане, перечислил Пожалов.

«Обычно не менее чем в 80% случаев губернаторы или врио главы региона возглавляли списки «Единой России» на выборах в заксобрания. А в этом году показатель впервые упал ниже 50%», — отмечает политолог.

Пожалов связывает этот тренд с политикой департизации, которую Кремль осуществляет в отношении губернаторского корпуса. «Многие новые губернаторы-технократы не имеют опыта публичной политики, никак не связаны с партией и местными элитами, не рассматриваются как политические менеджеры», — продолжает политолог, объясняя дистанцирование снижением рейтинга «Единой России» и последствиями пенсионной реформы для ее популярности.

Если ситуация станет долгосрочным трендом, в 2021 году крупный бизнес и региональные элиты попытаются «разложить яйца по корзинам разных партий и самовыдвиженцев», полагает политолог.