Московское мороженое для Эрдогана на фоне многих «но» и «если»

Московское мороженое для Эрдогана на фоне многих «но» и «если»

27 августа 2019 г. 22:01

Владимир Аватков, директор Центра востоковедных исследований, с.н.с. ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД РФ

27 августа состоялся планово-экстренный (или экстренно плановый – тут кому и как нравится трактовать) визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву. Вернее, в Подмосковье – в Жуковский. В Москву пока что путь заказан, лучше поближе к 101 км, но наладить все никогда не поздно, ведь даже буксующий автомобиль рано или поздно вырывается из грязи.

А в данном случае слишком много перспектив и возможностей, чтобы терять их на очередном повороте – это два государства уже проходили, причем совсем недавно, когда был сбит в небе над Сирией российский военный самолет. Уроки выучены, есть много сближающего, есть перспективы, а в случае любых сложностей на помощь придет подмосковное мороженое.

Состоявшийся визит был лучшим олицетворением восточной метафоричности российско-турецких отношений. На фоне осложнения обстановки на севере Сирии и риска межгосударственных столкновений Эрдоган как истинный «человек Востока» был заметно эмоционален, поэтому по прибытии на авиасалон «МАКС» Владимир Путин накормил турецкого коллегу российским мороженым, дабы остудить пыл, рассказал о возможностях расширения сотрудничества и всячески показывал, что Москва, в отличие от Вашингтона, готова на многое, но... желает взаимности.

Неизвестно, насколько сильно растопило это лед настроений Эрдогана, но он несколько раз называл российского президента "дорогим другом" и лишь один раз недвусмысленно намекнул на возможные последствий дальнейшего продвижения сирийских правительственных войск, сказав, что при необходимости турки будут делать необходимое.

Столкновение на межгосударственном уровне – это последнее, чего хотели бы все игроки (пожалуй, кроме Вашингтона) в Сирии. Союз Россия-Турция-Иран является новым прочным базисом региональной системы безопасности, примером сотрудничества на основе взаимного учета интересов сторон. Разнятся детали, но – как известно, дьявол кроется именно в них. Ирану и официальному Дамаску не нравится присутствие Турции в Сирии, Израилю не нравится присутствие там Тегерана, Турции не нравятся курдские группировки, мешают американцы, да и Россия стоит на пути. Москва же устала ждать, когда Анкара начнет вести более активную работу в зоне деэскалации. Рано или поздно, весь этот коктейль конфликтности должен был «рвануть».

А пока мороженое и обозначенные пощитивные перспективы охладили пыл турецкого лидера, однако на пресс-конференции Эрдоган обвинил во всем правительство Сирии, которое осуществляет «бомбардировки гражданских» и «мешает» выполнению имеющихся договоренностей. При этом, скорее всего, турецкий лидер все-таки услышал, что не только у него есть обеспокоенность из-за миграционных потоков, но и Москва обеспокоена возможностью роста оных (туризм все-таки…) и движения в сторону Кавказа.

Более того, не мог президент Турции не понять и того, что отдельные группы, часто лояльные Анкаре, угрожают безопасности российских объектов в Сирии. В общем, неплохо было бы все это высказать в глаза друг другу, чтобы впредь самолетно-помидорных ситуаций не возникало – они выгодны только англо-саксонскому миру.

Очевидно, что сфера безопасности была ключевой на нынешних переговорах Путина и Эрдогана. На фоне ухудшения отношений с США и динамичного развития собственной программы поддержки ВПК Турция становится все более заинтересована в сотрудничестве с Москвой.

На авиасалоне обсуждались возможные контракты по Су-35, и МИГ-38, и даже – Су-57. Более того, российская сторона дала понять, что готова к совместному с Турецкой Республикой производству, от чего, к примеру, отказались США, введя санкции против своего партнера. И более того – удалось достигнуть договорённости между Россией и Турцией об отправки первого (не по званию, а с точки зрения истории) турка в космос. Сотрудничество в космической и других перспективных областях – залог прочного будущего российско-турецкого диалога.

На фоне предстоящего праздника - 100-летия дипломатических отношений двух стран оба лидера отметили позитивную динамику в сфере экономики (25,5 млдр. долларов торгового оборота при цели – выйти на 100 млрд.), развитие крупных энергетических проектов (АЭС Аккую и газопровод Турецкий поток). Казалось бы, экономические перспективы должны довлеть над эмоционально-идейными конструктами, но мы это – уже проходили.

Экономика без политики, безопасности и гуманитарного фактора – пшик, золото, превращающееся за секунду в олово. А здесь возникают крайне сложные вопросы – это и туркоманы Сирии, и тюрки постсоветского пространства, и расширение турецкого лоббизма, и наступательность турецкого внешнеполитического курса с акцентом на долгосрочность. Все это сложно измерить, это материя, требующая тонкой работы, отладки, без которой – на самом-то деле – движение вперед невозможно. А реальных проектов – исследовательских и практических – по этой теме мало. Так совпало, что в день визита турецкого лидера в Россию открылся один из них – «Россия и Турция. Диалог через молодежь».

Владимир Путин и Реджеп Эддоган высказались о значении культурного взаимодействия между двумя странами и даже заявили о том, что-де общественность подключена к работам по подготовке празднования столетия дипотношений (интересно, кто эта «общественность» и какими механизмами она подключена?). Иными словами – понимание необходимости совместной работы на разных уровнях - есть, об этом уже стали говорить на каждом повороте. Остается проблема конкретных действий и механизмов для работы, она – видимо – недостаточно видна сверху, но осязаема уже в середине и точно – внизу.

Россия и Турция понимают друг друга очень хорошо, но "перевод" все равно нужен, и нужен правильный перевод. В противном случае тонкую настройку не провести, а без нее отношения предопределенным образом зашагают в опасные капканы.

Весь нынешний визит напоминал картинку усмирения разгоряченного восточного друга – усмирения перспективами, предложениями и идеями. Владимир Путин даже подчеркнуто сказал в конце своего выступления о «турецко-российских» отношениях. Вряд ли это была оговорка, вряд ли можно заподозрить российскую власть в реальной протурецкости, а значит – это была еще одна метафора: мяч на их стороне, мы открыты и готовы идти дальше, хотя и имеем накопленное недовольство.

Время больших перемен наступает, пока еще – слишком много «если» и «но», однако дорогу осилит идущий и без риска здесь никак не обойись. Все это понимают и в Москве, и в Анкаре, а значит впереди большой этап углубления сотрудничества в сфере безопасности и срочной «экстренно плановой» настройки гуманитарной сферы. За этим, конечно, будут внимательно следить "заокеанские друзья" и делать все, чтобы происходили срывы.

Но радовать потенциального противника мы умеем, точнее – «радовать».