Сколько Франция готова заплатить России за Украину

Сколько Франция готова заплатить России за Украину

19 августа 2019 г. 16:33

Гадать о реальной повестке дня переговоров между Эммануэлем Макроном и Владимиром Путиным - занятие увлекательное с точки зрения повышения цитируемости конкретных экспертов по внешней политике, но при этом очень неблагодарное с практической точки зрения. Можно сколько угодно строить логические построения и гипотезы, но спектр вероятных сценариев до такой степени широк, что в данном случае более предпочтительным вариантом представляется ориентация на "информационные утечки" из администрации президента Франции, который и является инициатором необычного рандеву в своей летней резиденции.

Судя по той информации, которая "утекла" в западные СМИ о предстоящей встрече, французский лидер пытается решить сразу несколько сложных задач. Реализация планов Макрона осложняется тем, что твердое обозначение этих задач на официальном уровне создало бы негативные имиджевые последствия для Парижа, и потому их существование проговаривается только в рамках "утечек" от неназванных официальных лиц из окружения самого Макрона.

Agence France-Presse (то есть источник, у которого есть серьезные связи внутри администрации Макрона и определенные обязательства по продвижению квазиофициальной позиции Парижа в мировом инфополе) со ссылкой на анонимные, но хорошо информированные источники, сообщает о том, что Макрон хочет выступить в качестве посредника в вопросе решения украино-российского конфликта, основываясь на неких новых предложениях, которые привез в Париж президент Зеленский. 

"Президент Зеленский сделал предложения, на которые, как нам представляется, президент Путин должен ответить обнадеживающим образом", цитирует AFP неназванного французского чиновника, который добавил, что "избрание Зеленского создало нам пространство для маневра". 

Пространство для маневра - это прекрасная метафора, ибо маневр на поле боя (даже если этот бой проходит исключительно в дипломатической сфере) может закончиться как блестящей победой, так и звучным поражением, а для Макрона роль инициатора очередных попыток решить наболевший украинский вопрос интересна только в том случае, если "предложения Зеленского" действительно будут приняты. Можно рискнуть предположить, что шансы на успех французского посредничества - минимальные, ибо Евросоюз в целом (и Франция с Германией в частности) успели растерять кредит кремлевского доверия еще в самом начале украинского кризиса, когда выяснялось что соглашения, подписанные с участием высоких представителей Евросоюза не стоят бумаги, на которых они зафиксированы. 

Получается, что по большому счету вопрос о деблокировании переговоров по украинскому кризису - это не вопрос к Владимиру Путину, а вопрос к самому президенту Макрону: сколько официальный Париж готов (в прямом и переносном смысле) заплатить за то, чтобы Кремль снова поверил в серьезность европейских обещаний? Платить, скорее всего, придется авансом - частичным снятием санкций, например. Если Макрону, исходя из внешнеполитической целесообразоности (а президент Франции претендует на то чтобы играть первую скрипку во внешнеполитической стратегии Евросоюза), требуется серьезный дипломатический успех на украинском направлении, то для этого придется приложить серьезные усилия и дать серьезные гарантии, то есть сделать гораздо больше, чем просто пересказать "предложения Зеленского".

В этом контексте очень вероятно, что России (судя по определенным слухам, которые ходят в европейской медийной среде) могут предложить возвращение в G8, но в этом случае Макрону еще только предстоит узнать насколько безразлично нынешнее российское руководство относится к международным клубам, членство в которых не приносит конкретного дохода.