Танкер раздора: эндшпиль

Танкер раздора: эндшпиль

16 августа 2019 г. 16:04

Самое интересное в истории освобождения иранского "танкера раздора" заключается в том, что решение властей Гибралтара создает проблемы в американо-британских отношениях. Более того, этот инцидент указывает не только на эффективность иранских методов воздействия на Лондон, но и на то что никакого объединенного антииранского фронта американской дипломатии создать так и не удалось. Для вашингтонских ястребов, которым очень хочется добиться обострения ситуации в Персидском заливе и вовлечение американских союзников в силовую конфронтацию с Ираном это очень плохая новость. Если даже власти британской территории, при молчаливом согласии кабинета Бориса Джонсона, готовы сопротивляться американскому дипломатическому давлению, это значит, что дела на европейском направлении у Госдепартамента США совсем плохи.

После того как суд Гибралтара снял арест с танкера "Grace 1" и его экипажа, администрация Трампа пошла на необычный шаг и публично выразила свое недовольство действиями британского правосудия, что с одной стороны расходится с цивилизованными представлениями о нормах дипломатического приличия, но с другой стороны вполне соответствует ковбойскому духу "антииранской" команды Госдепа. Американское агентство Bloomberg отмечает то насколько сильно эта ситуация задела Вашингтон, который продемонстрировал крайнюю мелочность и бессмысленное упорство: американские дипломаты угрожают санкциями и запретами на въезд в США морякам, которые будут готовить танкер к отплытию или работать на нем вместо тех членов экипажа, которые уже улетели из Гибралтара. 

Очевидно, что американская сторона строила серьезные планы по углублению и расширению "танкерного конфликта", и освобождение иранского танкера в обмен на освобождение британского танкера, который был недавно арестован Корпусом Стражей Исламской революции за контрабанду нефтепродуктов, основательно эти планы подрывает. Если посмотреть на ситуацию с точки зрения долгосрочных американских интересов, то "танкерный прецедент" - это очень серьезная проблема, так Тегеран наглядно показал, что он способен применять силовые методы воздействия на своих западных оппонентов, и успешно добиваться от них значимых уступок без каких-либо серьезных негативных последствий для себя. Это не только большая имиджевая победа для жесткого крыла тегеранской элиты, но и пример, которому при других обстоятельствах могут последовать другие режимы, которые находятся в сложных отношениях с Вашингтоном.

Еще один интересный вывод из этого, еще незавершенного инцидента, заключается в том, что представление о Борисе Джонсоне как о марионетке Дональда Трампа - слишком примитивные. Официальный Лондон был поставлен перед неприятным выбором: разозлить наиболее непримиримых ястребов в Белом Доме, освободив танкер, или дать себя втянуть в силовой конфликт с Ираном, что безусловно привело бы Вашингтон в восторг, но создало бы серьезные внутриполитические проблемы для нового премьера, который и так работает в крайне неблагоприятных условиях Брекзита. Джонсон выбрал более рациональный вариант поведения, и это можно считать показателем того что британская система управления еще не выродилась окончательно, хотя вряд ли от нее стоит ожидать частых проявлений столь разумного подхода к внешней политике.