«Антанта» Корбина и Брекзит-сюрприз

«Антанта» Корбина и Брекзит-сюрприз

16 августа 2019 г. 10:16

Леонид Прляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

То, что Борис Джонсон в любом положении, а тем более в кресле премьер-министра правительства Её Величества королевы Елизаветы II, обречен на «вечный бой», было известно давно. Как и то, что ему придётся дважды сразиться с противником по имени Иеремия.

Первого – Джереми Ханта – он победил в ходе внутрипартийного голосования и потому, собственно, в вышеупомянутом кресле и оказался. Второго – Джереми Корбина – он поклялся непременно победить, если станет тем самым премьером. И если в первом случае победа Джонсону далась сравнительно легко и предсказуемо, то в поединке с лидером оппозиции всё обстоит несколько иначе. Можно даже добавить – существенно иначе.

Формально оппозиция в отпуске – как и весь британский парламент. Однако на самом деле политическая жизнь вне палат Вестминстера, извините за штамп, действительно «бьёт ключём». И по многим, при этом, весьма заметным головам. Один из самых свежих примеров – открытое письмо Джереми Корбина к оппозиционным фракциям в парламенте с призывом остановить Бориса Джонсона с его намерением выйти из ЕС 31 октября во что бы то ни стало.

Подразумевается – даже без всякого Соглашения об условиях выхода и формате дальнейших взаимоотношений. Собственно, ничего особо удивительного в самом факте письма нет: Корбин как лидер Её Величества наилояльнейшей оппозиции, т.е. самой крупной фракции парламентского меньшинства, пытается сплотить все оппозиционные силы в единый «кулак». А несколько непривычно то, что в качестве адресатов письма указаны и несколько парламентариев-тори. И при чем – далеко не последнего «разбора».

Вот они: 
- Доминик Грив (Dominic Grieve) - генеральный прокурор в правительстве Дэвида Кэмерона, с 2015 г. председатель комитета по разведке и безопасности Палаты Общин;
- Оливер Летвин (Oliver Letwin) – канцлер герцогства Ланкастер (до 24 июля 2019 г.), ответственный за содержание недвижимости и получение доходов королевской семьи, член кабинета министров и член «тайного совета» при королеве;
- Ник Боулс (Nick Boles) – вышел из фракции тори в апреле 2019 г., став независимым («прогрессивным консерватором»), с 2024 по 2016 гг. возглавлял Департамент бизнеса, инноваций и профессиональных навыков в правительстве Дэвида Кэмерона;
- Кэролайн Спелман (Caroline Spelman) – в прошлом министр окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства, в настоящее время комиссар в управлении имуществом англиканской церкви.

Корбин заявляет следующее:
«Это правительство не имеет мандата на No deal, и референдум 2016 года такого мандата не давал. Поэтому я намерен в самое ближайшее время поставить на голосование вотум недоверия в ситуации, когда мы будем уверены в успехе.
Затем после объявления недоверия Правительству, я намерен в качестве лидера оппозиции получить вотум доверия у Палаты для создания временного Правительства со строго ограниченными функциями: назначения внеочередных выборов и с этой целью продления действия статьи 50.
На эти выборы лейбористы пойдут с предложением повторного референдума по условиям Брекзита, включающим опцию оставаться в Евросоюзе».

В перечне адресатов, между тем, нет, пожалуй, самого главного оппонента Джонсона во фракции тори – бывшего министра финансов Филиппа Хэммонда (Philip Hammond). И по понятной причине. Хэммонд – инициатор «письма двадцати» видных членов фракции тори Борису Джонсону, которое, фактически, является своеобразным ультиматумом. Или даже – формой шантажа.

Вот что в нем говорится: «Мы встревожены теми «красными линиями», которые Вы провели и которые, по всей видимости, исключают любой шанс достижения соглашения с ЕС. Любая сделка – по необходимости должна быть компромиссом, и многие комментаторы чувствуют, что Вы завысили планку настолько, что реалистическая возможность достижения сделки исключена. Поэтому мы были бы весьма признательны, если бы Вы подтвердили, что остаётесь привержены достижению сделки; что Вы признаёте – любая такая сделка практически неизбежно потребует компромисса; и что Ваша позиция неизменна в том, что шанс на No deal – “меньше чем миллион к одному”».

Эта ловля на однажды произнесённом слове – отчетливо выдает подтекст письма. Джонсон действительно всегда повторял и продолжает повторять (в том числе и входе прямого эфира в его блоге в Фейсбуке), что он не хочет «жёсткого» Брекзита. Но, несмотря на эти его постоянные заверения, все его «заклятые друзья» в Палате Общин (в том числе из фракции тори) вменяют ему именно это намерение. И, в общем – не без оснований. 

Беда его, однако, в том, что Джонсона объективно «подставляют» вроде бы свои же собственные «игроки». Его тактика изначально состояла в том, чтобы заставить ЕС считаться с реальностью Брекзита без сделки. И поэтому быть сговорчивее в поисках приемлемого для Великобритании варианта Соглашения. Но то, что произошло в Парламенте, когда сложилось большинство против “No deal” и во фракции тори, где процентов 10-15 тоже однозначно против,  – всё это дезавуирует «игру» премьера. Евросоюзные лидеры имеют основания считать, что парень блефует, скажем, всего лишь с «парой» на руках. И если стоять на своём, то ва-банк он не пойдёт – потому что ему этого просто не позволят.

Собственно поэтому Джонсон практически напрямую обвинил в своем фейсбучном выступлении часть парламентариев в «коллаборационизме», в игре «на одну руку» вместе с Евросоюзом против интересов Великобритании. И тоже, в общем – не без оснований. Во всяком случае, из того же письма «двадцатки» следует, что Хэммонд и компания скорее склонны понимать и принимать резоны той стороны, нежели отстаивать свои. Вот что в нем говорится по поводу требования Джонсона убрать пресловутый backstop из текста Соглашения по Брекзиту: «Неизбранные люди, которые дёргают за ниточки это правительство, знают, что это требование ЕС не может принять и не станет принимать. Не только лишь потому, что они будут упорны в своей защите единого рынка (хотя они точно будут), но из-за того, что хрупкость их собственной коалиции из 27 стран означает, что малейшая попытка пересмотра нынешнего пакета соглашений приведет к коллапсу их единства. Они этим рисковать не станут, и разумные люди в Уайтхолле это знают».

Хэммонд может считать главного советника премьера Доминика Каммингса не относящимся к числу «разумных людей», но понятно, что у Джонсона на этот счёт прямо противоположное мнение. И этот разрыв между новой правительственной командой и «старослужащими» уволенными на «дембель» Корбин, конечно, имел в виду, когда выбирал адресаты в стане тори. Указанная открыто четверка – это люди, которым, что называется, нечего терять. А вот Хэммонд и компания – это важный ресурс на случай голосования о недоверии правительству Джонсона, а затем, если повезёт, в случае голосования по доверию временному правительству во главе с самим собой. Поэтому, «засвечивать» эту группу прежде времени Корбин и не посчитал нужным.

А нужным счел продолжить работу по собиранию «коалиции». На его призыв объединиться уже позитивно откликнулась четверка тори, лидеры «зелёных» и валлийской партии. Отдельным письмом Корбину откликнулся и лидер партии шотландских националистов Йен Блэкфорд. Пока что капризничает Джо Суинсон – новоизбранная лидер либеральных демократов. «Это письмо, - заявила она, - добавляет лишь новые красные линии в отношении его и его позиции, и не является серьезной попыткой найти правильное решение, чтобы построить консенсус для предотвращения  No deal Брекзит». 
Собственно, лейбористы её так и поняли: девушка набивает себе цену. Другая девушка – теневой министр бизнеса в теневом же правительстве лейбористов Ребекка Лонг-Бэйли (Rebecca Long-Bailey) – в интервью ВВС дала понять: «Я обращусь с отдельной просьбой к Суинсон. Я знаю, что Джо хочет избежать ситуации No deal, как и мы. Это всё  - не про персоналии, не про политику или про реализацию программы лейбористов. Это про то, как избежать ситуации No deal и обеспечить внеочередные парламентские выборы, чтобы народ смог решать, какое правительство он хочет… Я полагаю, печально, что Джо высказалась таким образом, но все же дверь окончательно не закрыта».

Джо Суинсон обещала заявить свою позицию по возможной коалиции в эту пятницу. Вероятно, так же и давая себе время до конца оценить обстановку. Всё-таки Корбин – фигура действительно крайне противоречивая, вызывающая самые радикальные эмоции особенно в консервативной среде (а ведь сравнительно недавно либдемы составляли коалиционное правительство с тори). Реплики из консервативного лагеря по поводу правительства с премьером Корбином не только весьма ядовиты, но и действительно могут настораживать правоцентристский спектр. Например, член фракции тори Филип Дэвис (Philip Davies) заявил напрямую: «Никто никогда не простит того консервативного депутата, который поспособствует появлению премьера-марксиста. Это попытка марксистского переворота». Его коллег Найджел Эванс не менее категоричен:

В общем, ситуация с «Антантой»  против Джонсона пока подвисает, но премьер всё равно спать спокойно не сможет. Ведь даже если действительно Корбину под свой флаг достаточное количество голосов для отставки нынешнего правительства не удастся, то и самому Джонсону собрать большинство под свой план выхода из ЕС без сделки совсем не светит. А это значит, что выполнить свою клятву «Do or die» - то есть реализовать Брекзит любой ценой до Хэллоуина – он сможет лишь в отсутствие действующего парламента. То есть либо путём продления каникул, либо путём роспуска вернувшегося с летних каникул парламента. Теоретически, скорее, конституционно такие варианты действительно есть, хотя требуют прямого участия королевы. Но тут у Джонсона появляется едва ли преодолимое препятствие. И это, разумеется, спикер Палаты Общин. Тот самый Джон Беркоу.

Вот что заявил этот несгибаемый защитник прав парламента: «В одном я непоколебимо уверен – Палата Общин должна работать. И если последует попытка урезать, обойти или, упаси Боже, закрыть парламент, для меня это – анафема. Я до последнего издыхания буду сражаться против этого. У нас не может быть ситуации, когда парламент не работает. Мы – демократическое общество, и голос парламента будет услышан. И тому не поздоровится, я заверяю, кто попробует этому помешать. Никто не должен бояться говорить то, что думает».

Однако один из видных тори – председатель комитета по международным делам Палаты Общин Том Тугендхэт (Tom Tugendhat) и, кстати, один из подписантов письма «двадцатки», неожиданным образом вбросил такую идею: совершить односторонний выход из ЕС 24 августа, немедленно объявить досрочные парламентские  выборы, провести отдельный референдум по вопросу о backstop’е в Северной Ирландии. Источник из правительственного комплекса на Даунинг-стрит сообщил, что такая идея не рассматривается. Эксперт из университета Эссекс профессор Стив Пирс (Steve Peers) утверждает, что на это потребуется разрешение Европейского Совета при консенсусе всех государств-членов союза. 

Но Борис есть Борис. От него можно ждать любых сюрпризов. И, если действительно Тугендхэт эту идею в своем твиттере пробросил не ради простого эпатажа, а в качестве тестирования почвы для Джонсона, то следующая суббота может реально стать последним днём Британии в ЕС.