Партийная система нуждается во вдумчивой перезагрузке

Партийная система нуждается во вдумчивой перезагрузке

14 августа 2019 г. 16:55

«Левада-центр» обнародовал результаты соцопроса, согласно которому   рейтинг партии власти упал с 39 до 28% от всех опрошенных. Рейтинги КПРФ и ЛДПР остаются стабильными – 11 и 10%. Не представленные в Госдуме «Коммунисты России» с 3% впервые обогнали парламентскую «Справедливую Россию» (2%). Если же учитывать только тех, кто готов голосовать и определился с выбором, то «Единая Россия» набирает 44% голосов, КПРФ – 17% (максимум с 2016 г.), ЛДПР – 16%. По 4% избирателей готовы поддержать «Коммунистов России» и «Справедливую Россию», по 2% – «Яблоко» и Партию пенсионеров за справедливость. При этом 41% россиян либо не знают, за кого голосовать, либо не намерены участвовать в выборах, причем доля последних достигла максимума с 2016 г., когда были предыдущие думские выборы.

Электорат, ушедший от единороссов, не присоединился к электорату других партий, пояснил «Ведомостям» директор «Левада-центра» Лев Гудков: «Суммарный процент тех, кто не готов голосовать и не определился с выбором, приблизился к тому, сколько в совокупности готовы проголосовать за парламентские партии. Получается, что люди, переставшие поддерживать «Единую Россию», ушли в пассивную массу. Скорее всего, это скажется на явке на следующих выборах. Если рост протестных настроений продолжится, люди не пойдут голосовать». У людей происходит отчуждение от политики, особенно у россиян 30–35 лет, которые считают выборы ритуалом, ничего не меняющим в реальной жизни, отмечает социолог.

Исходя из этого опроса явка на выборы в Госдуму 2021 г. была бы около 40%, а «Единая Россия» получила бы 40–45%, считает Гудков.

По мнению политолога, председателя совета директоров Фонда ИСЭПИ Дмитрия Бадовского, прокомментировавшего результаты опроса,  эффективность текущей конфигурации партийной системы после пенсионной реформы действительно снизилась. За два года до выборов в Госдуму партийная система находится не в лучшем состоянии. Однако это не значит, что нужно идти по пути ослабления партий и департизации политической системы. Для гибридных политических режимов типа российского такой путь рискован, тем более в условиях так называемого «транзита власти», считает эксперт: 

–  Уход части электората от «партии власти» не приводит к перетоку голосов к другим партиям. Часть прежних сторонников «Единой России» не готовы голосовать или не знают за кого.

Парламентская оппозиция не получает дополнительной поддержки, поскольку здесь много ограничителей – внутреннее состояние самих партий, незавершенный процесс смены поколений и лиц в них, сомнения значительной части избирателей в том, что оппозиция способна влиять на принятие решений.

Тем не менее, ядро системы (прежде всего, в лице парламентских партий) сохраняется. «Единая Россия» удерживает порядка 70% своего электората. ЕР, ЛДПР и КПРФ по-прежнему способны консолидировать три четверти активного электората, готового к участию в выборах, правда это касается именно сценария пониженной явки. 

В этих условиях очевиден спрос на перезагрузку существующих крупнейших партий, их программное и кадровое обновление. Возникают перспективы и для новых партийных проектов, в том числе популистского толка;  нишевых партий, но с перспективной повесткой для расширения электората, например «зеленых»; а также «новых левых» партий (симптоматичен прирост рейтинга Коммунистов России на фоне снижения позиций эсеров и стагнации КПРФ).

Актуален и вопрос о возможном возвращении в избирательное законодательство партийных блоков, что может помочь и обновлению существующих больших партий,  и созданию более эффективных предвыборных коалиций малых партий, в том числе и на либеральном фланге.

Идея же решать текущие проблемы партийной системы с помощью, например, увеличения доли одномандатников и снижением доли партийных списков не кажется оптимальной. Это может создавать дополнительный и объём скандалов и точек протеста на выборах, а также сделать сам парламент излишне рыхлым, более подверженным влиянию региональных элит и иных лоббистских групп.

Но главное - многочисленные сравнительно-политические исследования давно показали, что для гибридных политических режимов типа российского наличие достаточно развитой и стабильной партсистемы (оптимально – с доминантной партией при многопартийной системе) имеет принципиальное значение. Такие режимы намного устойчивее и продолжительность их существования в 2-3 раза дольше, чем тех, где институционализация недостаточна, а партсистемы ослаблены или практически полностью отсутствуют.

Кроме того, возможности институциональной адаптации (которые усиливают интеграцию правящего класса, мобилизуют поддержку и позволяют кооптировать часть оппозиции) очевидно будут важны в условиях, когда режим должен несколько изменить условия своего дальнейшего существования. Поэтому сценарии департизации  выборов и деконструкции  партсистемы вместо ее модернизации содержат в себе для гибридных режимов больше рисков, чем возможностей.

Политолог, глава Политической экспертной группы Константин Калачев полагает, что  ЕР не формирует повестку и лишена субъектности. По его мнению, надо искать положительный пример того, как поднимать рейтинг партии: 

– Далеко не везде у России плохая ситуация. Я сейчас нахожусь в Республике Татарстан, здесь у ЕР нормальная ситуация, потому что она инициировала программу «Наш двор», за три года будет потрачено 50 миллиардов на благоустройство дворов, используются технологии вовлечения, то есть участия, люди могут сами  решать, что им надо и не надо во дворах. Полезность ЕР в отдельных регионах имеет место быть.

 Что касается федеральной партии, то она просто не предлагает ничего популярного, она не формирует собственную популярную повестку. Рейтинг поднять можно, если партия будет хоть иногда чем-то удивлять. Начиная с того, что партия могла бы удивить всех, заступившись за кандидатов, которых в Москве не пустили на выборы и все бы просто охнули! И заканчивая какими-то социальными федеральными инициативами, согласованными с правительством. Понятно, они будут стоить каких-то денег, но надо идти на жертвы! Но поскольку ситуация инерционная, никто ничего принципиального не предлагает, то остается только одно – обсуждать возможность сокращения пропорций на выборов в ГД в пользу одномандатников, что чревато рисками.

Понятно, что кандидатам могут отказывать также, как сейчас отказывают в Москве, и это может вызвать серьезный скандал. Можно изменить пропорции либо 25% списочников, либо 1/3 списочников, но это создает новые проблемы. Можно пойти по пути разрешения блоков и растворить ЕР в каком-нибудь блоке за перемены.  То есть провести перезагрузку.

Если усталость от бренда уже высока, если ЕР признана отработанным материалом, то давайте тогда придумывать что-то новое. Здесь могут быть разные подходы, но все это подходы технологические, а хочется увидеть подходы политические, политическую инициативу. При тех возможностях, которые есть у ЕР, казалось бы, можно же продумать темы, сюжеты, предложения  не только второстепенные, но и реально волнующие людей. 

Что известно о партийных проектах «Единой России»? Почти ничего! Насколько они популярны и раскручены? Да ни на сколько! И в конце концов, если бы партия даже иногда вступала в дискуссию с исполнительной властью, уже мог бы быть толк, можно было бы создавать интригу, в которой ЕР набирала бы политические очки. Но поскольку я считаю, что все будет инерционно, никто на себя ответственность брать не будет за какие-то системные решения, связанные с ЕР, то придем к  сокращению партийного представительства и увеличению количества одномандатников. Это  создает реальные вызовы и угрозы, и чревато большим скандалом, потому что объяснение подобной реформы должно быть убедительным. Нельзя же говорить, что мы меняем выборную систему, потому что у нас упали рейтинги ЕР, а найти иное объяснение, которое приняли бы люди,  не так легко. 

Возможности коалиционной политики тоже надо рассматривать. Почему провластные кандидаты должны идти только через списки ЕР? Почему не запустить новые партийные проекты, не реанимировать, перезагрузить СР, почему не дать шанс Партии роста? Опять-таки, реакции рефлеторные, ждем Единого дня голосования и смотрим на результаты, если они будут ниже, чем в прошлом году, надо будет что-то с этим делать.

В этой ситуации главным выгодоприобретателем  выглядит КПРФ. Рейтинг не падает, даже прирастает. У ЛДПР рейтинг тоже неплохой. Но есть запрос на что-то другое, на что-то новое и вопрос, что можно сделать с этим запросом, как на него отреагировать.