Экономическая война Трампа превращается в войну валютную

Экономическая война Трампа превращается в войну валютную

7 августа 2019 г. 11:20

Эпицентр геополитического противостояния между Вашингтоном и Пекином переместился из торговой плоскости в валютную плоскость. После того как Пекин опустил курс юаня к доллару ниже психологической отметки в 7 юаней за доллар, Минфин США официально объявил Китай "валютным манипулятором", а это значит, что дальше последуют ответные действия с целью "наказать" Пекин за попытку компенсировать эффект от американских тарифов за счет занижения валютного курса.

Нельзя не заметить, что переход конфликта в валютную плоскость заставил американские СМИ пересмотреть свое отношение к серьезности конфликта по линии Вашингтон-Пекин. Как отмечает агентство Блумберг, "и Китай, и США использовали экономические инструменты в качестве оружия. Первоначально основное внимание уделялось торговле и иностранным инвестициям. В настоящее время [конфликт] распространяется на валюты. И все это отражает степень, в которой лежащие в основе [конфликта] движущие силы вышли далеко за пределы экономики, чтобы также включить в себя аспекты, связанные с национальной безопасностью и внутренней политикой."

В англоязычной медийной среде распространяется полу-конспирологическая версия о том, что для Трампа эскалация экономической войны с Китаем - это не только геополитический императив, но и способ заставить неподконтрольную президенту США Федеральную резервную систему (т.е. американский центральный банк) вести более стимулятивную монетарную политику и ослабить курс доллара во имя продвижения американского экспорта и создания валютных (нетарифных) барьеров для импорта.

С точки зрения ортодоксальной экономической политики такие действия в условия уже "перегретой" американской экономики были бы безответственными, но, вполне вероятно, что с точки зрения электоральных перспектив самого Трампа — ему нужно чтобы американская экономика продержалась в режиме роста до выборов 2020 года, а цена которую придется потом заплатить за победу уже не имеет особого значения. А если монетарные манипуляции приведут к слому существующей глобальной финансовой и торговой системы, то с точки зрения выполнения электоральных обещаний Трампа - это плюс, а не минус. 

В конце концов если Трамп готов давить на ФРС через твиттер, то почему бы и не надавить на ФРС через введение тарифов и валютную войну, заставляя ФРС выбирать между сопротивлением Трампу (за которое придется платить падением американских фондовых рынков из-за тарифов и валютных войн) и подчинением Трампу за которое придется заплатить потерей репутации независимого центрального банка? Возможно, именно такие соображения заставляют популярных американских журналистов, таких как авторитетный финансовый эксперт Трейси Элловэй, писать в твиттере: "снова вывожу на первый план мою теорию о том, что тарифы - это способ Трампа влиять на Федрезерв".

Получается, что в торговой и экономической войне между США и Китаем на самом деле не 2, а 4 участника, причем Трамп и Си парадоксальным образом работают в одной идеологической парадигме: оба являются экономическими националистами и одновременно вынуждены бороться с внутренней фрондой, которую поддерживают сторонники продолжения "глобализации по-старому", только в США эта оппозиция работает открыто, а в КНР - за закрытыми дверями партийных боссов.

Предсказать победителя в экономической и валютной войне между США и Китаем - невозможно, но можно легко предсказать проигравших: это будут все, кто сделал ставку на то что глобализация, в том виде, в котором она "формировала историю мира" в конце XX и начале XXI века, будет вечной и приведет к "концу истории". Эти устаревшие глобалисты проиграют в любом случае.