ЦИК удовлетворил не все жалобы

ЦИК удовлетворил не все жалобы

7 августа 2019 г. 9:36

Обзор прессы 7 августа

Ряд федеральных российских изданий посвятил свои публикации по внутренней политике теме обжалования отказа в регистрации на выборах в Московскую городскую думу.

«Российская газета» пишет, что рабочая группа ЦИК во вторник в открытом режиме рассмотрела пять жалоб кандидатов, которым ранее было отказано в регистрации на выборах в Мосгордуму из-за брака в собранных подписях избирателей. В удовлетворении жалоб Дмитрия Гудкова, Елены Русаковой, Любови Соболь, Александра Руденко рекомендовано отказать, а Екатерина Игнатова сама отозвала свою жалобу.

Рассматривать жалобы незарегистрированных кандидатов ЦИК решил в открытом формате, "чтобы ни у кого не было повода для разного рода спекуляций и интерпретаций", заявила журналистам глава ЦИК Элла Памфилова. Еще один принцип работы ЦИК - объективность. "Мы самостоятельно направляем запросы в МВД, проводим сверку данных. Фактически мы повторно провели проверку подписей. При этом все неясности, сомнения у нас трактуются в пользу кандидатов", - отметила Памфилова.

Первым ЦИК рассмотрел жалобу самовыдвиженца Александра Руденко. Основные ошибки в подписных листах кандидата - отсутствие цифр в номере или серии паспорта, отсутствие номера дома, рассказал член ЦИК Антон Лопатин. Три подписи поставлены умершими избирателями. "Мы проверили - эти люди умерли еще два-три года назад", - заметил Лопатин. В итоге в Центризбиркоме достоверными посчитали 3900 подписей кандидата, что недостаточно для регистрации - необходимо 4803 чистых подписи. Рабочая группа ЦИК рекомендовала в удовлетворении жалобы Руденко отказать.

Самовыдвиженец Дмитрий Гудков сейчас отбывает административный арест за нарушение правил организации митинга, поэтому на заседание пришли его представители. Доверенное лицо кандидата Виталий Венидиктов поблагодарил ЦИК за то, что "нас выслушали". "Мы впервые столкнулись с относительно справедливым рассмотрением всех наших претензий", - сказал он.

Еще один представитель кандидата юрист Евгений Порошин высказал сомнения в квалификации и правомочности проведенной ранее почерковедческой экспертизы, исходя из чего он предложил поставить под сомнение ее выводы. Член Мосгоризбиркома Дмитрий Реут в ответ на это заметил, что все заключения экспертов-почерковедов, на которых основывали выводы окружная и городская комиссии, полностью соответствуют требованиям закона.

«Независимая газета» узнала у экспертов, по каким основаниям возвратов было больше всего.

Эксперт по выборам Андрей Бузин пояснил «НГ», что чаще всего возвращают подписи, забракованные ФМС, – либо при выяснении неправильного ввода данных в ГАС-выборы, либо при выявлении ошибок данных в базах ФМС, также возвращают подписи, забракованные из-за неточного адреса сборщиков или те, которые были на листах с опечаткой в номере счета. В то же время, все же большинство забракованных подписей у кандидатов было графологами. Эксперт отметил: «Например у Яшина возвращали те подписи, при браковании которых были выявлены ошибки окружной комиссии. У других кандидатов было аналогично». При этом эксперт подчеркнул, большая часть всех подписей у кандидатов была признана недействительной на основе сведений почерковеда, и именно их не возвращают.

Дело в том, что существует три субъекта, которые могут браковать подписи: члены избиркомов, управление по регистрации граждан МВД, и почерковеды экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) экспертно-консультационных центров при МВД. «В основном все нежелательные кандидаты были незарегистрированы на основании справок вторых двух субъектов: МВД и почерковедов, а их «заключения» никак не оспариваются избиркомами, и ответственности в законе для экспертов тоже нет никакой. Поэтому речь не идет о том, что члены комиссий выбраковали подписи. Члены комиссии просто положились на эти заключения, а как показала практика, выводы почерковедов являются очень сомнительными», – добавил Бузин.

Он отметил: «Закон прописан специально, чтобы дать возможность использовать админресурс. Хотя, возможно, по итогам нескольких кандидатов зарегистрируют. Чтобы сделать вид, что какая-то объективность существует».

Между тем, Бузин подчеркнул, что никаких ни административных ни уголовных санкций за ошибки нижестоящие комиссии не несут. Кандидатам от признания ошибок избиркомов тоже никаких поблажек при регистрации не делают. «Работать на соблюдение прав кандидата комиссии не настроены», – отметил Бузин.

Сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц пояснил «НГ»: «На каждом уровне избирательных комиссий возвращают какое-то количество подписей. Это потому что ОИКи некачественно выполнили свою работу. В основном возвращают подписи, забракованные по техническим причинам, а вот подвергать сомнению графологи никто не спешит. ЦИК заказывал экспертизу повторную почерковедческую, и по первой рабочей группе было доложено, что никаких подписей повторные экспертизы не вернули, они напротив, признали правоту почерковедов, которые были в рабочих группах окружных комиссий». Эксперт подчеркнул, что при отстаивании подписей самая проблемная часть – графологи. Мельконьянц подчеркнул, что в нынешних условиях шансев у несогласованных кандидатов на регистрацию мало, даже при собранных подписях. «Надо возвращать избирательный залог, нужно электронные подписи через «Госуслуги», снижать процент собираемых подписей с 3% до 1%, повышение допустимого брака с 10 до 20% и более жесткие процедуры проверки почерковедами в рабочих группах, – Чтобы была всем понятная утвержденная публичная методика».

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев пояснил «НГ»: «При регистрации кандидатов это очень странная история, когда мнения графологов или справки играют бОльшую роль, чем заявления людей, поставивших подпись. Это кризис жанра. Конечно, надежда умирает последней, но ее у оппозиции все меньше, и на графологов все спишут. Были прецеденты еще несколько лет назад на городских выборах в Орле где люди поставившие подпись подтверждали это, а им говорили, что вы люди заинтересованные, мы не можем принять ваши подписи, потому что вы на стороне кандидата. Формальные моменты берут вверх над здравым смыслом. Зачем нужна работа графолога, если есть избиратель, готовый подтвердить свою подпись?» Эксперт отметил, что поставивших подписи можно пригласить в избирком и суд, но по факту мнение избирателей не учитывается. «Это нашего понимание правого государства. Получается, что закон написан для того, чтобы не допустить на выборы не городских сумасшедших или ставленников криминала, а для того чтобы не допускать на выборы людей неудобных. У нас демократия, к сожалению очень условная, а выборы носят все более имитационный характер, и избирательное законодательство пишется под конкретные задачи конкретного момента конкретной власти», – подчеркнул Калачев. При этом эксперт отметил, что проблемы с регистрацией у кандидатов начались в 2000-е годы, в 90-е разночтения решались в интересах кандидата, а сейчас сбор подписей стали барьером. «Единственное что можно сделать – это нарисовать подписи, потому что реальные живые подписи никогда идеальными не будут. Но это выхолащивает саму идею выборов потому что институт стал ритуалом», – добавил он.

«Ведомости» добавляют, что «Левада-центр» по заказу Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) в конце июля опросил москвичей о ситуации в городе, выборах в Мосгордуму и отношении к протестам. 67% горожан в той или иной степени удовлетворены своей текущей жизненной ситуацией, а у 49% сложилось хорошее или очень хорошее впечатление о деятельности мэра Сергея Собянина (плохое и очень плохое – у 16%). О выборах в Мосгордуму знают 83% респондентов, 55% намерены в них участвовать, но с выбором кандидата определились лишь 15%. За событиями вокруг протестных акций в Москве внимательно следили 29% опрошенных, а еще 48% что-то слышали о них. Относительное большинство москвичей (37%) относится к протестам положительно, 27% – отрицательно и 30% – нейтрально.

Правда, на предвыборных настроениях горожан эти акции, если верить социологам, сказались незначительно: лишь 6% респондентов признались, что протесты повлияли на их мнение об участии в голосовании (как именно – в опросе не указано), а 4% – на выбор кандидата. В то же время 12% москвичей говорят, что на их мнение о голосовании повлиял недопуск к выборам независимых кандидатов, который как раз и стал поводом для протестных акций.

Заказчики опроса хотели понять социальное самочувствие москвичей, их отношение к протестам и электоральные предпочтения, говорит руководитель ФоРГО Константин Костин: «Опрос проводился после большого разрешенного митинга [20 июля], поэтому было важно понять, как эти три больших фактора между собой соотносятся. Результаты опроса показывают, что протесты – самодостаточная вещь».

Корреляции социального самочувствия горожан с протестами нет, согласен заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин: «На улицу выходят люди обеспеченные, имеющие достаток. Они стремятся к тому, чтобы их политические взгляды учитывали. Напротив, многие малоимущие не представляют себе другого варианта, кроме как голосовать за власть». Однако с оценкой фактора электорального выбора эксперт «был бы осторожен» – это зависит от конкретного района Москвы.