Союзное государство РФ и РБ на пороге больших перемен

Союзное государство РФ и РБ на пороге больших перемен

18 июля 2019 г. 20:42

Владимир Путин и Александр Лукашенко провели переговоры, суммирующие серию контактов на высшем уровне за последние полгода-год. Эксперты осторожно полагают, что острая и многогранная тема интеграции двух стран выходит на новый виток своего развития.

Во всяком случае, именно об этом сказал глава российского государства своему белорусскому коллеге.

«В этом году у нас юбилей, в декабре, поэтому мы с Александром Григорьевичем решили проанализировать все, что сделано в рамках Союзного договора, что не сделано, по каким причинам, ну и выработать приемлемые для наших стран пути дальнейшего развития нашей интеграции», - отметил Путин, открывая встречу в Таврическом дворце.

Российский лидер подчеркнул, что беседа с Лукашенко является продолжением разговора, начатого в среду в ходе неформальной встречи лидеров на Валааме. Он добавил, что планирует «потом еще в региональном масштабе поговорить с коллегами, которые занимаются межрегиональным сотрудничеством». По оценке Путина, все это важно, перспективно и полезно. Президент напомнил, что работает правительственная комиссия, которая подготовила доклад по дальнейшему развитию Союзного государства.

Говоря о двусторонних отношениях с Белоруссией, российский лидер подчеркнул, что эта страна является стратегическим и самым близким партнером России. «Мы работаем по всем направлениям - и в сфере безопасности, в сфере военного дела, в оборонке, в экономике», - перечислил Путин, отметив, что объем взаимной торговли постоянно растет. Он также обратил внимание на то, что Россия является крупнейшим инвестором в экономику Белоруссии, а объем накопленных прямых инвестиций составляет почти 4 миллиарда долларов.

«Но есть и вопросы, которые всегда в рамках такой большой совместной работы возникают. Надеюсь, что и сегодняшняя встреча пойдет на пользу для того, чтобы двигаться дальше», - подытожил Путин.

Президент Александр Лукашенко в свою очередь предложил Путину снять все спорные вопросы и подготовить программу стратегии действий по интеграции до 8 декабря 2019 года.

«Хотел бы внести предложение. Думаю, что Владимир Владимирович его поддержит. В декабре 20 лет нашему Союзному договору, ясно, что ни одной проблемы, я так полагаю, мы не должны вынести за пределы этого срока. Это нас поджимает. Что мы будем говорить к двадцатилетию? Нечего будет сказать, если мы не снимем все вопросы, которые есть, и не подпишем программу, которая определит стратегию наших дальнейших действий», - сказал Лукашенко.

Белорусский лидер подчеркнул, что граждане обеих стран давно ждут от президентов принятия конкретных решений. «Момент характеризуется тем, что надо принимать решения», - подчеркнул он, особо отметив, что со своей стороны главы России и Белоруссии «свой путь прошли».

Он напомнил о том, что встречался с российским лидером и в Сочи, и в Москве, и в других городах. По его словам, общественность даже подвергала его и Путина критике за излишне частые контакты, которые так и не увенчались конкретным результатом. «Мы все решили, то, что намечали: мы определили направления в данный момент наших действий, мы определили даже конкретные действия и, как Владимир Владимирович сказал, создали на уровне правительств совместную группу», - заметил Лукашенко.

Действительно, эксперты обращают внимание на частоту личных контактов Путина и Лукашенко, которые только за минувшую зиму встречались целых четыре раза. Из этого ряда особо выделяются трехдневные переговоры в Сочи, где главы государств попытались решать разногласия по вопросам цен на российский газ, а также компенсации в нефтяной сфере при налоговом маневре в РФ. Несмотря на остроту вопросов, эксперты отметили особую атмосферу той встречи – неформальную и почти дружескую.

Перед началом переговоров Владимир Путин сообщил, что хотел бы  сверить часы с белорусским коллегой  по вопросам интеграции на постсоветском пространстве. Он признал, что в отношениях двух стран «бывают и шероховатости, бывают и проблемы». «Но так, как это и положено между друзьями, надеюсь, что эти проблемы будут решаться так, как они решались, и дальше», - заметил Путин.

В свою очередь Александр Лукашенко подчеркнул незыблемость российско-белорусских отношений, «кто бы что ни писал и ни говорил». Лукашенко также выразил благодарность России за поддержку. Он заметил, что  «экономика Беларуси - это финишное производство российской экономики». «Мы сырье, комплектующие - 60-70 процентов по основной машиностроительной продукции, нефтепереработке покупаем в России, поэтому это наша общая экономика, и, поддерживая нас, вы, конечно, поддерживаете примерно 35-40 миллионов вместе с семьями людей, которые работают на российских предприятиях, которые поставляют в Беларусь продукцию», - сказал он.

Белорусский лидер согласился с Путиным, что «вопросы всегда есть и будут», но подчеркнул, что стороны всегда «развязывают» проблемы. Журналисты поинтересовались у Путина, удастся ли сейчас разрешить все спорные вопросы с белорусской стороной. «Серьезные решения не терпят суеты», — отреагировал российский лидер.

Во время переговоров лидеры двух стран сделали небольшой перерыв и отправились на горнолыжную трассу, чтобы покататься на лыжах. Для этого горно-туристический центр не стали специально перекрывать, и туристы продолжали кататься. Лукашенко и Путин выбрали «синие» склоны - средние по сложности трассы.

Эксперты тогда отметили, что  Россия и Белоруссия предпочитают именно этот вариант,  избегая «красных» трасс, способных выбросить лыжника на одном из крутых политических виражей. С другой стороны, ни в Москве, ни в Минске не хотят вставать на «зеленую» трассу, где начинающий горнолыжник может ехать по прямой, практически не набирая скорости. При этом то и дело ему приходится отталкиваться палками, чтобы сохранить хоть видимость движения. Короче говоря, «зеленые» трассы межгосударственных отношений – для политических новичков, а Путин и Лукашенко себя таковыми справедливо не считают. 

Одним из камней преткновения между двумя государствами считаются условия поставки российской нефти и нефтепродуктов на белорусские НПЗ в рамках межправительственных соглашений. Введенный в прошлом году РФ налоговый маневр снизил доходы белорусского бюджета от экспорта продуктов переработки российской нефти, что, как известно, вызвало недовольство Минска. Там утверждают, что это нарушает интеграционные договоренности, согласно которым предприятия стран-участниц должны находиться в равных экономических условиях, должны быть сформированы единые рынки всех товаров, включая энергоносители.

В Москве на это отвечают, что для единых цен на нефть стороны еще недостаточно продвинулись в интеграции. В частности, напоминают, что договор о создании Союзного государства предусматривал даже введение единой денежной единицы. Власти Белоруссии и местные эксперты в ответ на это заговорили о планах России аннексировать стратегического партнера.   

Действительно, Минск и Москва никак не могут договориться о единой денежной единице и едином же эмиссионном центре.  Именно вторая часть этого пункт и вызывает принципиальные дискуссии. 

В начале нулевых годов Лукашенко выступил категорически против того, чтобы эмиссионный центр оставался в Москве, и предложил дать такие же полномочия и Минску. В Кремле ответили, что идея предоставить белорусскому руководству право печатать российские рубли — «замечательная шутка». Тогда Лукашенко предложил создать совместно контролируемый эмиссионный центр в Смоленске. Москва опять отказалась. После этого в 2007 году в интервью немецкому изданию Die Welt белорусский лидер заявил, что «Россия фактически полностью растоптала практически весь договор о создании Союзного государства».

«В Беларуси сразу поняли, что потеря национальной валюты — это потеря независимости. Это, я грубо скажу, завтра, как в советские времена, в Кремль надо будет ездить за заработной платой, — говорил тогда белорусский президент. — Поэтому для нас, во-первых, было непонятно, почему нам вдруг предлагают российскую валюту. А скорее всего, нам было понятно для чего: не мытьем, так катанием пристегнуть, а если не пристегнуть, так затащить в состав России. И тогда мы сказали: мы не против единой валюты, но давайте в комплексе решим все вопросы. Конституцию примем, и там, в Конституции, будет прописано, какая валюта и так далее. Нам сказали: нет, Конституция само собой, мы не готовы к этому, а вот валюту — берите».

Уже после этого белорусские и российские экономисты вновь не раз поднимали вопрос о единой валюте, указывая на положительный эффект введения евро в ЕС, однако официальный Минск блокировал реализацию этой идеи. Ряд белорусских экономистов утверждает, что теперь это и не имеет особого смысла. В качестве обоснования своей точки зрения они приводят так называемые «маастрихтские критерии», установленные для кандидатов на вступление в зону евро: нулевой или профицитный государственный бюджет, госдолг не более 60% ВВП, годовая инфляция не более 2% или не хуже, чем у трех лучших стран ЕС +/-1,5%.

Если приложить эту «линейку» к России и Белоруссии, то можно увидеть, что относительно благополучно дела обстоят только с госдолгом: по данным МВФ, в 2018-м долг Белоруссии достиг 51,1% ВВП, России — 13,6%. Зато инфляция у белорусов достигла 5,6%, в РФ — 4,2%. По мнению некоторых специалистов, разность долговых «потенциалов» и достаточно высокая инфляция изначально подрывают перспективы единой валюты. Опыт еврозоны уже показал, что если пренебречь этими факторами в политических интересах, то получится как с Грецией: проблемы одних участников валютного союза начнут влиять на остальных.

В общем, оппоненты идеи единой российско-белорусской валюты отмечают, что она принесет взаимные выгоды, если только будет достаточно стабильной и имеющей  номинированные в ней высоколиквидные и низкорисковые финансовые инструменты. 

С другой стороны,  введение общей валюты и формирование единого эмиссионного центра — это лишь заключительная часть долгого и сложного процесса, который включает создание общего рынка ценных бумаг, единые требования к банковскому надзору, общие принципы ценообразования и налогообложения, единые правила обслуживания и погашения внешнего и внутреннего долга, внешних заимствований и иностранных инвестиций,  единые ставки таможенных пошлин, правила внешнеторговой деятельности и единое таможенное пространство. 

И все равно важнейшим остается вопрос, кто в этой системе будет главным. Будут ли Москва и Минск в случае введения единой валюты принимать решения по вопросам эмиссии голосами 50:50, либо пропорционально размерам экономик наших стран? Первый вариант подразумевает, что белорусов допустят до управления Россией и её экономикой. Второй – что   представителей Минска усадят на «приставные места» и их участие в управлении Союзным государством будет чисто номинальным.

Политолог Дмитрий Болкунец напоминает, что по населению Россия больше Белоруссии в 15 раз, по абсолютному показателю ВВП Россия больше в 25 раз. Паритетное взаимодействие России невыгодно. Более актуальным и жизнеспособным Дмитрий Болкунец считает другую интеграционную инициативу — Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Лукашенко периодически критикует объединение, но и для Минска оно играет важную роль. Больше 80% белорусских товаров продается на рынках ЕАЭС. По многим позициям альтернативы рынкам стран ЕАЭС у Белоруссии нет.

Так или иначе, но и нынешний уровень двусторонних отношений многим экспертам представляется весьма достойным. Политолог Антон Хащенко подчеркивает, что Россия и Белоруссия являются давними партнёрами в политической, экономической и военных сферах, не говоря уже о культурных связях.

«И в этом смысле тесное сотрудничество между нашими странами будет и дальше продолжаться, поскольку продиктовано самой логикой исторического и геополитического процессов, – отмечает эксперт. – Разумеется, полностью безоблачных отношений никогда не бывает, какими бы близкими союзниками друг другу наши страны ни были – никто не отменяет и спор хозяйствующих субъектов, и постоянные попытки белорусской стороны выторговать для себя более выгодные экономические условия, и многое другое, что время от времени создает иллюзию серьезных политических конфликтов между Москвой и Минском».

Но на самом деле ничего особо страшного не происходит, в любых союзах рано или поздно возникают локальные противоречия, которые в итоге снимаются принятием компромиссных решений, отмечает Хащенко: «Есть ли такие противоречия сегодня в отношениях между нашими государствами? Конечно же есть, были и будут. И, повторюсь, это абсолютно нормально – даже лучшие друзья, самые близкие родные время от времени ссорятся по мелочам, чего уж ждать от стран. Что же до общего будущего, у России и Белоруссии есть огромный потенциал в развитии отношений по линии ОДКБ, ЕврАзЭС и Союзного государства».

Дальнейшая интеграция двух государств упирается и в общественное мнение, о котором упоминал Александр Григорьевич.  Надо учитывать, что согласно соцопросам большинство белорусов – за независимость своего государства. Судя по всему, против объединения и большинство россиян.  В общем, эксперты отмечают, что, несмотря на высокий геополитический потенциал создания реального Союзного государства, к объединению население обеих стран пока не готово.

Политолог Михаил Ремизов считает, что  в основе отношения обывателей к объединению лежит оценка реалистичности или не реалистичности.

«При нынешних обстоятельствах оно нереалистично, общественное мнение исходит из этого ощущения. Если бы окно возможностей открылось, то и восприятие желательности этого события изменилось бы в корне, – говорит эксперт. – Понятно, что результаты опроса общественного мнения о желательности или нежелательности присоединения Крыма в 2012 году были бы одни, а, положим, в феврале 2014 года – другие. Общественные настроения во многом моделируются, направляются, актуализируются по политической ситуации. Если представить, что окно политических возможностей для объединения России и Беларуси откроется, то поддержка такого процесса была бы очень широкой по обе стороны границы. Но сейчас политические элиты и правящие группы обеих стран в этом не заинтересованы и не считают это возможным, они соответствующие настроения, скорее, гасят, и соответствующие ожидания, скорее, снижают».

Хорошо уже то, что  отношения Москвы и Минска остаются стабильными, несмотря на существующие споры, резюмируют эксперты. А интенсификация интеграционных процессов – вопрос,  далеко выходящий за экономические рамки.  

Что бы решить его, необходима политическая воля, которую  придется продемонстрировать, каждому по-своему, и Путину, и Лукашенко. Готовы ли президенты к столь решительным действиям, покажет уже ближайшее время.