Трагедию МН17 нельзя превращать в политический «молот ведьм»

Трагедию МН17 нельзя превращать в политический «молот ведьм»

17 июля 2019 г. 17:29

Накануне пятилетней годовщины трагедии рейса МН-17 Европейский союз призвал Россию признать ответственность за эту катастрофу. Об этом говорится в декларации Совета Европы.

В документе отмечается, что ЕС прикладывает все усилия для установления «правды, справедливости и ответственности  перед жертвами и их близкими в соответствии с резолюцией 2166 Совета безопасности ООН». Также в декларации отмечается, что Евросоюз приветствует возбуждение уголовных дел в отношении четырех подозреваемых.

Официальный представитель госдепартамента США Морган Ортагус также призвала Россию обеспечить «передачу в руки правосудия» тех, кому следствие предъявило обвинение по делу. 

Малайзийский Boeing, летевший из Амстердама в Куала-Лумпур рейсом MH-17, потерпел крушение 17 июля 2014 года под Донецком. На борту находились 298 человек, все они погибли. Большинство из них были подданными Нидерландов.

Киев обвинил в катастрофе ополченцев из самопровозглашенных республик Донбасса, но те заявили, что у них не было средств, которые позволили бы сбить самолет на такой высоте.

С тех пор дискуссия продолжается, то разгораясь, то затухая. Последняя по времени вспышка полемики стала результатом публикации «новых данных», собранных Совместной следственной группой (ССГ), в которую входят сотрудники правоохранительных органов Австралии, Бельгии, Малайзии, Украины и Нидерландов. Россия в расследовании не участвует.

Международные следователи отстранили Москву от полноценного участия в ССГ, отведя российским усилиям лишь второстепенную роль, отмечают эксперты. Украину при этом они сделали полноправным членом ССГ, предоставив ей возможность подделывать доказательства, а также свести на нет ответственность за сохранение открытым своего воздушного пространства над местом ведения боевых действий.

В общем, тенденциозный характер следствия уже не вызывает сомнений практически ни у кого. ССГ голословно утверждает, что Boeing сбили из зенитно-ракетного комплекса «Бук», принадлежавшего 53-й зенитно-ракетной бригаде из Курска. Его якобы доставили из России, а потом вернули обратно.

Москва последовательно отвергает обвинения в причастности к крушению и говорит о предвзятости следствия, выводы которого основаны только на данных, полученных от Украины. Так, ССГ проигнорировала документы, свидетельствующие, что ракета, поразившая Boeing, принадлежала Украине, а также эксперименты концерна «Алмаз-Антей» (ведущего предприятия по производству систем ПВО, в том числе комплексов «Бук»), подтверждающие, что Boeing сбили с территории, контролировавшейся украинской армией.

В середине июня ССГ опубликовала новый доклад и, в частности, называла имена четырех человек, которых считает причастными к доставке «Бука» на позицию и удару по Boeing. Это россияне Игорь Гиркин, Сергей Дубинский и Олег Пулато и украинец Леонид Харченко. Как заявлял представитель ССГ, им предъявят обвинения в убийстве и объявят в международный розыск. Суд должен начаться в марте следующего года.

При этом в качестве доказательств использовалась информация из сомнительных источников, например фотографии из соцсетей, уже известные выдержки из интервью Гиркина и Бородая и новости из интернета. Короче говоря, «новые данные», собранные международными следователями, вызывают больше вопросов, чем ответов.

Комментируя новые заявления международного следствия, МИД РФ вновь назвал голословными обвинения в адрес России, подчеркнув, что ССГ не привела конкретных доказательств неправомерных заявлений в адрес Москвы. Во внешнеполитическом ведомстве РФ отвергли высказывания об отказе России сотрудничать со следствием по МН-17 и заявили, что Москва будет содействовать следствию, чтобы была установлена истина о гибели рейса, а реальные виновники произошедшего понесли наказание. При этом в российском МИД отметили, что у России продолжают возникать справедливые вопросы относительно качества работы Совместной следственной группы.

Впрочем, Россия никогда и не отказывалась от сотрудничества, с первого дня после катастрофы активно взаимодействуя с Нидерландами и предоставляя всю имеющуюся информацию, полученную профильными ведомствами в ходе собственного расследования. В рамках этой работы российской стороной были приняты беспрецедентные меры: от рассекречивания данных о российской военной технике и проведения уже упомянутого сложного эксперимента концерном «Алмаз-Антей» до передачи первичных радиолокационных данных и документации, доказывающей украинскую принадлежность ракеты, сбившей малайзийский Боинг, а также высокоточных экспертиз, доказывающих фальсификацию видеоматериалов, на которые полагается в своих выводах ССГ. Однако эти данные упорно игнорируются.

Владимир Путин в свою очередь подчеркнул, что Россия никогда не уклонялась от ответственности, «если на ее плечах эта ответственность лежит».

По мнению президента, предъявленные «доказательства» вины России не выдерживают никакой критики. При этом, по его словам, у Москвы есть своя версия произошедшего, но ее никто не хочет слушать. «И пока не будет реального диалога, мы не найдем правильного ответа на те вопросы, которые до сих пор остаются открытыми», — добавил Путин.

Он перечислил вопросы, остающиеся без ответа. «Кто разрешил полеты над зоной боевых действий? Россия, что ли? Нет. А истребители где были? И где абсолютные доказательства того, что это ополченцы стреляли или кто-то другой? <...> Просто выбрали один раз и навсегда, назначили виновных, и все. Нас такой подход к расследованию не устраивает», — заключил президент.

Глава российского государства обсудил тему МН-17 с премьер-министром Нидерландов Марком Рютте на недавнем саммите G20 в Осаке. О разговоре с Путиным сам Рютте рассказал нидерландской телерадиокомпании RTL Nieuws.

«Для Нидерландов, а также для многих других стран мира это до сих пор остается открытой раной. Таким образом, если у меня есть возможность обсудить это с президентом России, я сделаю это. Мы поговорили об этом, и я продолжу делать это в таких случаях», — сказал премьер-министр.

Пресс-служба главы российского государства отметила, что это общение было очень кратким, что называется «на ногах».  И Путин в очередной раз высказал убежденность в том, что расследование, проводимое без участия России, вряд ли можно воспринимать всерьез. 

Позицию главы российского государства разделяет глава МИД Малайзии Сайфуддин Абдулла. Он заявил, что Куала-Лумпур будет ждать от следствия конкретных доказательств по делу о крушении рейса МН-17.

Несмотря на вполне объяснимое недоверие к результатам работы группы, уставной орган Парламентской ассамблеи Совета Европы - Бюро ПАСЕ недавно приняло решение подготовить доклад по ситуации вокруг крушения МН-17. Замглавы делегации РФ в ПАСЕ Леонид Слуцкий указал в этой связи, что подобная инициатива является вторжением в компетенцию следствия.

«Само расследование вокруг катастрофы МН-17 политически ангажировано с единственной целью - очернить и демонизировать Россию. Здесь мотивация абсолютно также», - заявил РИА Новости Слуцкий, говоря об этой инициативе.

«Сомневаюсь, что это делается из побуждений установления истины», - добавил депутат.

 Слуцкий  считает, что «русофобское агрессивное меньшинство не может смириться с возвращением делегации РФ на площадку ПАСЕ». «Антироссийские инициативы будут сейчас сыпаться как из рога изобилия. Мы не рассчитывали, что работать будет легко и просто», - отметил он.

«Но работать мы будем, будем доводить до европейской общественности позицию России и рассказывать правду об всех тех событиях, где запад пытается обелить Киев и априори сделать виноватой Москву», - заключил Слуцкий.

Вообще, по мнению политика, призывы со стороны Евросоюза к России взять ответственность за MH-17 являются проявлением «редкого цинизма и политической ангажированности».

«ЕС призвал Россию взять на себя ответственность за сбитый МН-17. То есть Брюссель говорит «нет» объективному расследованию, «нет» презумпции невиновности, «нет» разумным доводам и «да» политическому самооговору", - написал Слуцкий в Twitter.

Так или иначе, складывается впечатление, что Европа использует трагедию как инструмент для нечистоплотной политической игры.  В комментарии российского МИД, распространенном в связи в пятой годовщиной трагедии, говориться, что «Россия не понаслышке знает, как непросто пережить подобную тяжкую утрату, наши граждане неоднократно становились жертвами авиационных происшествий. Мы хорошо помним трагедию над Черным морем 2001 года, когда самолет авиакомпании "Сибирь" был сбит ракетой «земля - воздух», выпущенной украинскими военными». 

При этом нидерландские власти,  взывая к принципам справедливости и наказания виновных, используют ассоциации и объединения родственников жертв как своего рода таран «для продавливания в мировом общественном мнении тезисов о причастности России и необходимости возложить именно на нашу страну ответственность по выплате соответствующих компенсаций».

В Москве уверены, что только «по-настоящему деполитизированный и профессиональный подход к расследованию позволит окончательно установить причину случившегося и добраться до истины».

«Призываем Совместную следственную группу  сосредоточиться на основной своей задаче - беспристрастном анализе всех имеющихся в ее распоряжении данных для установления истинных причин случившегося и поиске настоящих виновных в этой трагедии, - заявили в министерстве. - То, как велось ранее и продолжает вестись сейчас расследование, не позволяет нам говорить о его беспристрастности и независимости. Качество так называемых доказательств, демонстрируемых в ходе пресс-конференций ССГ, свидетельствует скорее об обратном - нацеленности на подгонку фактов, а если называть вещи своими именами - домыслов и фальшивок - под определенную изначально принятую версию с обвинительным уклоном в сторону России».

Однако, несмотря на предвзятое к себе отношение, Москва сохраняет готовность к сотрудничеству. Здесь убеждены, что  путь к правде лежит только через диалог. Во имя памяти трагически погибших пассажиров и экипажа рейса МН-17 Европа должна выбрать именно этот путь, какой бы выгодной на первый взгляд не казалась близоруким европейским политикам очередная «охота на ведьм».