«Битва» за Москву

«Битва» за Москву

15 июля 2019 г. 9:04

Обзор прессы 15 июля

Почти все федеральные СМИ посвятили понедельничные публикации по внутренней политики событиям вокруг Московского городского избирательного комитета.

«Ведомости» подробно описывают ситуацию. 14 июля в столице прошла несогласованная акция «За допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму», организованная штабом Алексея Навального. Впервые за несколько лет акция, собравшая, по данным МВД, около 1000 человек, объединила оппозиционеров – непримиримых противников. Выступали кандидаты в Мосгордуму, у которых избиркомы обнаружили недопустимо большую (более 10%) долю недостоверных подписей: муниципальные депутаты Илья Яшин, Константин Янкаускас и Юлия Галямина, соратники Навального Любовь Соболь и Иван Жданов, бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков, члены «Яблока» Сергей Митрохин, Кирилл Гончаров и Елена Русакова. В толпе был замечен и секретарь горкома КПРФ, депутат Госдумы Валерий Рашкин.

От Новопушкинского сквера, где началась акция, люди двинулись к мэрии Москвы, затем к Мосгоризбиркому (МГИК), где кандидаты заявили, что устроят бессрочный протест. Вечером полиция, не вмешивавшаяся в происходящее, все-таки начала задерживать участников протеста, в их числе оказались Яшин, Соболь, Жданов и Галямина.

Подписи избирателей удалось собрать 19 независимым кандидатам, пишет издание. В пятницу и субботу некоторым из них вручили протоколы проверки подписей. По словам Яшина, у него забраковали 11,4% подписей: из 4936 признаны недействительными 562 при максимально допустимых 429. «Львиная доля забракована с помощью базы МВД, которая якобы установила некорректные данные моих избирателей», – написал Яшин в Facebook, часть подписей забракована графологами, которые посчитали, что сборщик ставил дату в подписном листе за избирателя.

У Гудкова насчитали 1073 недействительные подписи (18,4%): треть из них, по его словам, – необоснованные претензии к сборщикам, еще треть – несоответствие данным МВД и ГАС «Выборы». «Что мы нашли в протоколе избиркома: Анастасия Ыкторвна Балашова, Лев Клара Сюневна и другие удивительные люди. «Эксперты», проверявшие подписи по базам МВД и ГАС «Выборы», намеренно вбивали опечатки, – комментировал Гудков в Telegram-канале. – Невозможно случайно ошибиться, написав вместо «Викторовна» «Ыкторвна». А что такое «Лев Клара», я даже не могу объяснить». У соратника Гудкова Александра Соловьева нашли 2400 недействительных подписей, у отца, Геннадия Гудкова, – 2500. Соболь сообщила, что у нее 725 недействительных подписей, или 15%. По ее словам, брак выявлен при проверке по базам МВД, которая проводилась втайне от кандидата, а также почерковедами.

МГИК объяснил, что протокол содержит безусловные основания для отказа Соболь в регистрации, а окончательное решение будет вынесено 16 июля. Среди автографов, по данным МГИКа, – 23 подписи несуществующих граждан, 24 повторные подписи, 71 подпись с недостоверными паспортными данными и 150 подписей граждан, чье место проживания не соответствует фактическому. Жданов заявил, что у него забраковали 1212 автографов, а основные претензии были у графолога, который на свое усмотрение выбраковывал подписи.

По словам Митрохина, у него признали недействительными 618 подписей, что означает отказ в регистрации. У яблочницы Русаковой 20% недействительных подписей.

Из независимых кандидатов регистрацию могут получить Сергей Цукасов, у которого 8,8% брака, Роман Юнеман – 2,5% брака, возможен и допуск идущей при поддержке «Яблока» Дарьи Бесединой из команды бывшего муниципального депутата Максима Каца.

Есть три субъекта, которые дают основания для признания подписей недействительными, – члены избиркомов, эксперты-почерковеды и проверяющие по базе МВД, объясняет сопредседатель «Голоса», доверенное лицо Яшина Андрей Бузин: «Члены комиссий рассматривают подписи гласно, там могут присутствовать кандидаты и их доверенные лица. Почерковеды пишут то, что им может показаться. Никакой инструкции и формы у них нет, и они не несут никакой ответственности за свои выводы. У Яшина три пятых из недействительных подписей забракованы почерковедами». Далее проверка по базе МВД, и в ней есть ошибки, продолжает Бузин: «У нежелательных кандидатов на эту проверку направляют гораздо больше подписей, чем у желательных. Вряд ли целенаправленно фамилии вводятся с ошибками, опечатки можно отбить, а вот ошибки почерковедов – почти невозможно. Но в любом случае нужно найти людей, кто подписывался». Главная проблема – неравный подход к кандидатам, организаторы выборов преследуют политические цели, уверен Бузин.

Все региональные парламенты делятся на сильные и слабые в зависимости от полномочий и влияния на исполнительную власть, Мосгордума – один из самых слабых парламентов, считает политолог Екатерина Курбангалеева: «Парламент может утверждать отчет высшего должностного лица региона, но в Москве он только заслушивает отчет мэра. Единственное, что делают депутаты, – направляют запросы, а отвечать на них – добрая воля мэрии, а не обязанность».

В 2017 г. около 250 независимых кандидатов стали муниципальными депутатами в Москве, но то был скорее имиджевый удар по самолюбию, он никак не влиял на власть, продолжает Курбангалеева: «Муниципальные депутаты ничего не решают, у них крошечный бюджет. Сейчас среди кандидатов в Мосгордуму – самые громкие фамилии оппозиционеров в стране. Тут проигрыш даже нескольких округов будет чувствительным ударом по репутации и авторитету московских властей, потом количество может перейти и в качество. Если громкие представители внесистемной оппозиции пройдут в Мосгордуму, они не будут молчать».

Еще причина – близость выборов в Госдуму 2021 г., полагает эксперт: «Распределение оппозиционеров по округам ясно говорит, что они готовят задел на выборы в Госдуму. В Центральном округе скорее всего депутат Николай Гончар не пойдет на перевыборы, в Тушинском, где наверняка в 2021 г. будет выставляться Гудков, вряд ли пойдет Геннадий Онищенко, а в Ленинградском, где идет Галямина, вряд ли пойдет Галина Хованская».

Политолог Александр Кынев в интервью РБК назвал решение о недопуске заметных оппозиционных кандидатов к выборам грубейшей политической ошибкой. «Главный риск — это полная дискредитация избирательной системы. Были приложены титанические усилия к тому, чтобы восстановить хоть какое-то доверие к ней в ходе последних лет, — это и замена стандартов в избиркоме, и колоссальные усилия, связанные с тем, чтобы хоть каким-то образом улучшить репутацию избирательной комиссии, в частности в Москве, и так далее. Все это просто-напросто выкинуто насмарку», — считает Кынев. По мнению политолога, недопуск оппозиционных кандидатов на выборы приведет к дальнейшей радикализации недовольства.

Глава МГИКа Валентин Горбунов заявил «Независимой газете», что если кандидаты вдруг обнаружили ошибки в действиях окружных комиссий, то они могут заявить о них на заседании по вопросу регистрации, которое пройдет 16 июля. Он призвал оппозиционеров прийти на заседание и изложить там свои аргументы. Глава МГИКа отметил, что пока некоторые подписи действительно вызывают обоснованные сомнения: «Например, в подписях Соболь есть умершие и немосквичи, а она ищет виноватых на стороне». Горбунов подчеркнул, что через ГАС «Выборы» проходили далеко не все подписи, а лишь выборочно те, что вызывают сомнения. Он не исключил возможные технические ошибки, но добавил, что подписи тщательно перепроверяются по нескольку раз.

Горбунов отметил, что, конечно, МГИК выступает за модернизацию процедуры проверки подписей: «Еще наступит день, когда мы доживем до цифровой экономики и цифровизации выборов, когда подписи можно будет сдавать в электронном виде. Сейчас эксперименты с электронным голосованием, например, проводятся в трех округах Москвы. Но модернизация не от меня зависит, а от законодателей и техников. Но, конечно, в перспективе процесс проверки подписей будет модернизирован». При этом глава МГИКа отметил, что претензии оппозиции к графологам необоснованны. Криминалисты выявляют подписи, сделанные одной и той же рукой, что по закону недопустимо.

Горбунов подчеркнул, что МГИК необоснованно обвиняют в предвзятом отношении к оппозиции. Он напомнил, что в округе 43 не зарегистрированы и другие самовыдвиженцы, – следовательно, ко всем один подход. В то же время Горбунов пообещал, что заседание по регистрации кандидатов будет объективным. То есть если будут выявлены и указаны ошибки ОИКов, то кандидатов будут регистрировать через МГИК и суды. «Увидим ошибку – восстановим на выборах» – пообещал он через «НГ».

Сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц пояснил «НГ»: «С одной стороны, нынешний закон и те правила, которые предусматривает процедура сбора подписей, позволяют кандидату попасть на выборы. Но они все же не гарантируют конкуренции на выборах». Он отметил, что тому есть и объективные объяснения: высокая стоимость процедуры, а также высокий подписной барьер. Кроме того, эксперт указал, что процедуру отбраковки нельзя назвать объективной. «Непонятно, зачем нужны такие жесткие нормы, пусть избиратели решают непосредственно на выборах, достоин кандидат представлять их интересы или нет. А время и деньги, потраченные на сбор подписей, продуктивнее было бы потратить на агитацию и общение с избирателями», – заявил Мельконьянц.

Эксперт обратил внимание и на то, что в ряде случаев комиссии не прописывают, почему подпись посчитана недостоверной, – и это трудно оспорить в суде, ведь суды нередко повторяют решение комиссий, а правоохранительная система не уполномочена оспаривать ошибки последних. По мнению Мельконьянца, выборный закон для обеспечения конкуренции на выборах необходимо модернизировать: во-первых, снижать подписной барьер (сейчас он 3% избирателей по округу, 5–6 тыс. человек), во-вторых, разрешить собирать электронные подписи через «Госуслуги», в-третьих, возвратить избирательный залог. В нынешних же, по мнению Мельконьянца, необходимо зарегистрировать всех кандидатов, собравших достаточное количество подписей.

Президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов сказал «НГ»: «Конечно, сегодня говорить о равноправии возможностей провластных кандидатов и оппозиции сложно. Например, те автографы, что собраны угодными властям кандидатами, и те, что собраны оппозиционерами, проверяются по-разному, и это создает точку напряжения перед выборами». Эксперт подчеркнул, что трудность сбора подписей в Москве состоит в работе на земле: многие не открывают двери квартир, также в столице много приезжих и проживающих не по месту регистрации. Он отметил, что и сегодня можно было бы усовершенствовать правила регистрации кандидатов. Например, сделать проверку подписей более прозрачной, пригласив сторонних специалистов. По мнению Куртова, сегодня вопрос о регистрации оппозиционеров все же еще не решен – и главная задача оппозиции, как ни странно, не юридическая, а политическая. При этом он напомнил, что «избиратели выходят на митинги не по команде, а когда есть эмоция, по велению души, поэтому оппозиция правильно сделала, что объединилась, но хорошо бы было всем вместе добиваться своего и дальше».