«Единая Россия» собирается обновиться

«Единая Россия» собирается обновиться

5 июля 2019 г. 9:34

Обзор прессы 5 июля

Ряд федеральных изданий посвятили свои статьи попытке «Единой России» обновиться перед предстоящими выборами.

«Ведомости» пишут, что партия вводит систему KPI (ключевые показатели эффективности) для региональных отделений, рассказали «Ведомостям» человек в руководстве партии власти и один из партийцев. Теперь региональные отделения будут оцениваться по трем показателям: текущий электоральный рейтинг партии в регионе, динамика этого рейтинга за три месяца и результаты партии на прошедших в регионе выборах.

По словам человека в руководстве партии, если два из трех показателей в течение двух кварталов будут снижаться, то это станет сигналом для секретарей региональных отделений, а по худшим из них будут приняты решения о снятии с должностей. При этом если в регионе в текущем году проходят выборы в законодательное собрание, городские думы или массовые муниципальные кампании, то удельный вес критерия «результаты выборов» резко возрастает. Там же, где таких крупных выборов нет, в основном будут учитываться электоральный рейтинг и его динамика.

По словам другого собеседника в «Единой России», KPI нужны для того, чтобы «сверять часы в течение года» и чтобы отделения активно работали все время, а не начинали это делать только за два месяца до выборов.

Собеседники «Ведомостей» также назвали десятку региональных отделений, в которых сейчас у единороссов лучшие электоральные рейтинги по данным ФОМ и ВЦИОМ. Это Чечня (78%), Тува (62%), Ингушетия, Брянская область и Крым (по 49%), Адыгея (45%), Липецкая и Калужская области (по 44%), Чувашия и Курганская область (по 43%). В разрезе федеральных округов самые высокие рейтинги у партии в Приволжье, а самые низкие на Дальнем Востоке. Лучшую динамику за полгода демонстрируют Тува (рост на 9 процентных пунктов) и Липецкая область (+8 п. п.). По мнению человека в руководстве партии, важнее ориентироваться именно на динамику рейтингов.

Регионы с худшими электоральными рейтингами «Единой России» собеседники назвать отказались. Как пояснил один из них, если обнародовать эти данные, то вокруг этих регионов будет выстраиваться негативная для партии информационная кампания во время грядущих выборов.

В пятницу на политической конференции «Единой России» секретарям региональных отделений раздадут данные с их электоральными рейтингами, и в зависимости от показателей все регионы будут разделены на «красные», «желтые» и «зеленые». По «красным» регионам первые кадровые выводы могут быть сделаны уже по итогам региональных выборов 2019 г. Лучшие региональные отделения, напротив, будут поощряться, в том числе финансово, обещает один из собеседников.

По данным ФОМ, электоральный рейтинг «Единой России» в целом по стране сейчас составляет 34%. Собеседник, близкий к Кремлю, ранее говорил «Ведомостям», что сложными для единороссов в сентябре будут выборы в законодательную думу Хабаровского края, а также в гордумы Иркутска и Братска (Иркутская область). В марте ВЦИОМ обнародовал данные по Москве, согласно ним на выборах в Мосгордуму за «Единую Россию» готовы проголосовать 22% от всех опрошенных, а за независимого кандидата – 37%.

В 2018 г. президент Владимир Путин утвердил 15 критериев эффективности для губернаторов, среди которых – уровень доверия к власти в регионе, производственные и демографические показатели, экология, уровень бедности, естественный прирост населения и др. Кроме того, администрация президента вводила аналогичные критерии и для сотрудников внутриполитического блока Кремля.

Партия должна ориентироваться на результат, а важнейший результат для нее – это уровень поддержки и количество голосов на выборах, говорит руководитель Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Поэтому в целом выделение трех таких показателей понятно. Кроме того, это создает более-менее прозрачные и заранее понятные критерии оценки работы отделений и сопоставления их работы, систему кадровых оценок и стимулов».

В то же время систему KPI нельзя абсолютизировать, особенно в политической работе, считает эксперт: «Эта практика более свойственна корпоративным структурам, тогда как в политике она приводит к большому упрощению и задач работы партии, и мотивации партийцев. Рейтинги и голоса на выборах – это показатели электорального успеха партии, но для нее также важны доверие избирателей, качество депутатского корпуса, репутация, решение конкретных проблем граждан, защита их повседневных интересов. Можно, наверное, сказать, что это все и подразумевается как то, что нужно для рейтингов и процентов на выборах. Но сказать и реально делать – разные вещи».

Когда же критерий оценки жестко задан только цифрами рейтинга, партийный менеджер склонен будет думать только о них, а не о вопросах людей, продолжает Бадовский. Еще одна сложность, по его мнению, состоит в том, что рейтинг партии власти не всегда полностью определяется ее действиями и не всегда этими действиями корректируется: «Часто важнее общий фон социально-экономических настроений, какие-то иные внешние обстоятельства. В 2014 г. воссоединение с Крымом, как прилив, «поднимало все лодки», в том числе и рейтинг партии. При KPI, ориентированном исключительно на рейтинг, в такой ситуации партийцам, получается, можно ничего не делать. И наоборот: в последний год, после пенсионной реформы и падения доходов населения, рейтинги снижались несколько кварталов подряд. Региональные отделения здесь мало что могут сделать, поскольку не от них это зависит». Поэтому возникает довольно значимая демотивация вести повседневную партийную работу с гражданами и их вопросами, особенно если именно показателей такой работы в KPI напрямую просто нет, резюмирует эксперт.

«Газета.ru» продолжает комментарием директора по исследованиям ИСЭПИ Александра Пожалова, который считает, что введение официальных KPI внутри «Единой России» было прогнозируемо, потому что управление по количественно измеряемым KPI — это базовый подход внутриполитического блока администрации президента.

В целом, политолог считает, что сочетание электоральных рейтингов и результатов выборов оправданно. Тем более, это может помочь в отделении оценки деятельности губернаторов от партии.

«Однако этот процесс долгий, далеко не все губернаторы-«аллергены» покинули свои должности, и в целом инерционное восприятие «Единой России» как «партии бюрократии» еще долго будет предопределять ее рейтинги на местах (тем более в ней, как правило, состоят большинство муниципальных глав, депутатов и вице-губернаторов)», — комментирует Пожалов.

В пример он приводит ситуацию в ульяновском отделении «ЕР». На выборах в заксобрание области против партии сработала фигура непопулярного губернатора Сергея Морозова, который и сейчас находится в той же должности.

«Очевидно, сейчас падает и так невысокий рейтинг у архангельской ЕР, где усиливаются протесты против непопулярного губернатора. А на уровне городов и районов результаты «Единой России» на выборах нередко становятся заложниками конфликтов внутри местных элит», — рассказывает Пожалов. Кроме того, на рейтинги партии в регионах влияют и федеральные инициативы.

Также Пожалову не очень понятно, почему в случае «Единой России» речь идет только о показателях, связанных с электоральными рейтингами и выборами. Недавно было заявлено, что единороссы взяли курс на партию «сервисного» типа. Тогда уж, по мнению политолога, логично учитывать количество решенных партией адресных проблем и запросов граждан, количество жителей, получивших от партии и подтвердивших «проактивную» помощь в защите своих прав в период между выборами. Политолог отмечает, что это важные задачи по формированию и удержанию своей базы сторонников к будущим выборам, но они необязательно влекут автоматический рост рейтинга партии.

«Сравнение электорального рейтинга партии в регионе со средним по стране — самый сомнительный критерий, который вызовет непонимание у региональных отделений.

Я бы от него отказался и ориентировался только на динамику рейтинга. Есть регионы, традиционно проблемные для ЕР (Дальний Восток, северные территории) или не доверяющие «Единой России», несмотря на высокие рейтинги власти (Москва)», — объясняет Пожалов.

«Независимая газета» в редакционной статье подводит некий итог. Можно предположить, что, похоже, главным методом для ухода в сторону выбран фактический отказ ЕР от статуса партии власти. Точнее, не ее самой, а выдвигаемых от нее кандидатов. Например, указано, что против них работают четыре негативных фактора: недоверие народа к ЕР как к власти и ее негативное восприятие, социально-экономические трудности, иммунитет к привычным политтехнологиям, информационная война со стороны оппозиции. Любопытно, что суть всех ответов на эти вызовы сводится к максимальному убеждению граждан – мол, мы свои.

Скажем, тот же админресурс предлагается если не отменить, то хотя бы замаскировать. Остальные советы также представляют собой обычные политтехнологии, которые теперь просто необходимо направить не на то, чтобы поминать прежние успехи, а на то чтобы как бы каяться перед электоратом в недостаточной активности, но одновременно просить его об авансе. При этом, правда, признается, что многим нынешним единороссам научиться искренности – что старой, что новой, – по сути дела, невозможно.

Поэтому понятно, что когда речь заходит о повышении качества коммуникации с населением, реально действующий рецепт дается по большому счету всего один. И он как раз связан с задачей изобразить ЕР вовсе не партией власти. В партийной методичке об этом ноу-хау сказано так – это «право кандидатов на конструктивную критику власти и продюсирование «ситуаций доверия».