Мягкая сила парламентской дипломатии

Мягкая сила парламентской дипломатии

2 июля 2019 г. 21:35

Антон Хащенко

В эти дни в Москве проходит уже во второй раз крупнейший международный форум «Развитие парламентаризма». В этом году интерес к нему еще выше, чем в прошлом – принимают участие делегации из 132 стран, более сорока спикеров национальных парламентов. Уровень представительства с нашей стороны в первые дни форума – Вячеслав Володин, Валентина Матвиенко, Сергей Лавров. В среду, 3 июля, ожидается участие главы государства. 

Повестка — от поиска возможностей для сохранения международного права и архитектуры безопасности, выработки единых подходов в вопросах противодействия наркотрафику, нелегальной миграции и терроризму (с российской стороны, к примеру, прозвучал призыв к созданию единого реестра террористических организаций). До обсуждения вопросов законодательного обеспечения развития цифровой экономики, защиты цифрового суверенитета и борьбы с fake news. 

Отдельный большой блок посвящен связке «Россия-Африка». Внимание к этому региону понятно и продиктовано во многом тем, что это и сейчас и, тем более, в обозримом будущем огромный рынок и возможности для российского несырьевого экспорта (продукции сельского хозяйства, ВПК, промышленности, образовательных и медицинских услуг). Неслучайно там уже прочно обосновывается Китай, не говоря о других мировых лидерах. То есть в данном случае сотрудничество с африканскими странами несет в себе практическую пользу. 

Если же отойти непосредственно от самой повестки и посмотреть чуть шире, то можно увидеть одну важную внешнеполитическую тенденцию. Которая заключается в существенном наращивании активности российской парламентской дипломатии в последние годы. И ее органичном встраивании в систему государственной внешней политики – то есть это уже давно не политический туризм, а решение конкретных задач. Не всегда публичных, но от этого не менее важных. 

Здесь и многократно озвученное возвращение России в ПАСЕ на своих условиях, что было бы невозможно без усилий, приложенных именно в плоскости парламентской дипломатии. И возросшая активность по линии ПА ОДКБ. И многочисленные двусторонние встречи, которые прошли как в России, так и за ее пределами.

И, разумеется, большие международные мероприятия, включая вышеназванный форум, превращающие страну на время их проведения в глобальную точку политического притяжения. 

Не в последнюю очередь, окно возможностей для парламентской дипломатии (и, прежде всего, как «мягкой силы») открылось из-за рукотворного кризиса международного права и навязывания правил игры фактически силой одним государством. А Россия, предлагающая в качестве платформы для международного диалога площадку парламентаризма, в этой ситуации выглядит очень даже достойной альтернативой.