Стратегическая встреча в Осаке

Стратегическая встреча в Осаке

28 июня 2019 г. 19:23

В Осаке на полях саммита «Большой двадцатки» состоялась встреча Владимира Путина и Дональда Трампа, она длилась полтора часа.

Президенты заявили, что обе стороны, а также весь мир заинтересованы в улучшении отношений.

«Они также обсудили ситуацию в Иране, Сирии, Венесуэле и Украину», — говорится в сообщении Белого дома в Twitter.

 Кроме того, Путин и Трамп договорились продолжить переговоры по современной модели контроля над вооружениями.

С российской стороны во встрече принимали участие глава МИД Сергей Лавров, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, помощник Юрий Ушаков и первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

Трампа сопровождали госсекретарь Майк Помпео, помощник по нацбезопасности Джон Болтон, советник Фиона Хилл, глава Минфина Стив Мнучин, новый пресс-секретарь Белого дома Стефани Гришэм. На встрече также присутствовали дочь президента Иванка и зять Джаред Кушнер, занимающий должность старшего советника главы государства.

Трампа на встрече с Путиным спросили, попросит ли он Россию не вмешиваться в выборы в США. За тем не заржавело - американский президент тут же сказал: «Не вмешивайтесь в наши выборы». Оба при этом улыбались, как хорошей шутке.

Это третья личная встреча лидеров России и США, в основном они общаются по телефону.

До этого президенты виделись в декабре на саммите G20  в Буэнос-Айресе: они коротко пообщались «на ногах», до этого Трамп отменил полноформатную встречу из-за инцидента в Керченском проливе.

Кроме того, Путин и Трамп провели саммит Россия — США в Хельсинки летом прошлого года.

Политолог-американист Дмитрий Дробницкий напоминает, что Трамп еще в ходе своей предвыборной кампании говорил о стремлении  к улучшению отношений с Россией:

– Понятно, что Трамп встретил просто беспрецедентное сопротивление Вашингтона в лице Конгресса, в лице прессы. Ясно, что данный процесс был сильно затруднен. Но в виду того, что стоят серьезные проблемы перед миром, ясно, что вечно оглядываться на тех политиков, экспертов, лоббистов, которые стараются ни в коем случае не допустить дальнейшей работы, невозможно.

Трамп же отметил, что, несмотря на то, что после Хельсинки ни разу не встречался с Путиным лично, были рабочие переговоры и по линии нацбезопасности, и по линии госсекретарей. Было отмечено, что команды работали. И это самое главное, что контакт мжду Белым домом и Кремлем не прерывался.

Я думаю, речь сейчас идет не о том, насколько долго продлится потепление, а смогут ли ведущие державы выработать некие серьезные решения о новой архитектуре безопасности. Очевидно, что старая система частично разрушена, не без помощи США, но частично она была уже мертва по причине того, что ее основы были заложены в 70-х годах прошлого века, она просто не отражает существующих реалий. Понятно, что нужно выстраивать новую архитектуру безопасности, понятно, что она так или иначе должна включать в себя, как минимум, Китай. Ясно, что речь на многих встречах, которые состоятся в рамках G20, пойдет именно об этом, о том, как будет выстраиваться новый мир.

Под архитектурой безопасности нужно понимать не только ядерное оружие, и не только региональные конфликты (хотя и это очень важно), но также и мировую экономику, которая становится совершенно другой. Именно поэтому на нынешней  встрече Трампа и Путина присутствовали министры финансов. Это не случайная вещь. Несмотря на то, что товарооборот между Россией и США совершенно несерьезен для размера экономик обеих стран, тем не менее, видно, что есть серьезные основания обсуждать  экономическую инфраструктуру. Это, по всей видимости, тоже будет делаться.

Политолог Дмитрий Суслов, в свою очередь, не видит никакого потепления или сближения между двумя сверхдержавами.  Но целиком и полностью поддерживает идею диалог адвух стран:

–  Я вижу понимание  обеих сторон необходимости и целесообразности улучшения отношений, или по крайней мере недопущения дальнейшего ухудшения отношений.

Самый главный итог встречи, на мой взгляд, заключается в двух вещах. Первое - после публикации доклада Мюллера администрация Трампа чувствует себя чуть более свободной, и лично Трамп чувствует себя чуть более свободно и уверенно в части диалога с Путиным. Он может себе позволить проведение встречи, ведение диалога, несмотря на то, что любая его встреча, любой его контакт с Путиным чреват дальнейшими внутриполитическими нападками со стороны демократов.

В начале переговоров Трамп пошутил по поводу российского вмешательства в выборы и в шуточной форме заявил об этом Путину по просьбе одного из журналистов. А в ходе самой закрытой встречи данная тема не поднималась, она не была названа ни российской стороной, ни американской как одна из тем повестки дня. При этом Трамп абсолютно прекрасно понимал, что такая шуточная форма постановки вопроса о российском вмешательстве вызовет в очередной раз бурю негодования в Вашингтоне, но он на это сознательно пошел. Это говорит о том, что он чувствует себя более уверенно.

Еще один аргумент в пользу утверждения о растущей уверенности Трампа заключается в том, что накануне встречи он отказался отвечать американским журналистам, какие вопросы будет обсуждать с Путиным. Надо понимать, что это заявление было сделано в тот момент, когда Конгресс, палата представителей требует от Трампа полной стенограммы его предыдущих встреч с Путиным. Он отказывается это делать, а тут ещё и говорит, что «не ваше дело, что я буду обсуждать с Путиным!»

Теперь, когда над ним не висит угроза доказательства сговора, соответственно, автоматического импичмента, он может пойти на более интенсивный и продуктивный диалог с российской стороной. Это первый итог встречи.

Второй итог, может даже первый по значимости –  Россия и США договорились продолжить диалог по стратегической стабильности, фокусируясь на поиске новых моделей обеспечения контроля над вооружениями и укрепления стратегической стабильности. Дело в том, что после сорвавшегося саммита Путина и Трампа в Буэнос-Айресе в конце прошлого года, на мой взгляд, самый большой риск и тревогу вызывало отсутствие российско-американского диалога по стратегической стабильности, отказ США от данного диалога в условиях когда окончательно рушится вся традиционная архитектура контроля над вооружениями, когда разваливается ДРСМД, когда нет ясности в продлении договора СНВ-3.

Все это в перспективе могло создавать опасность неконтролируемой гонки вооружений и даже повышало опасность ядерной войны. В этой связи крайне важно для России и США обсуждать стратегическую стабильность в широком смысле и комплексно, не только отдельные аспекты,  а в широком смысле. Искать новые подходы к ее обеспечению, укреплению, в качественно изменившейся и усложнившейся военно-стратегической обстановке. То, что договорённость о проведении подобного диалога достигнута на саммите в Осаке, мне кажется чрезвычайно важным.