ПАСЕ за диалог с Россией

ПАСЕ за диалог с Россией

25 июня 2019 г. 17:03

Москва положительно оценивает принятую накануне резолюцию Парламентской ассамблеи Совета Европы, которая возвращает права российской делегации. 

«Российская делегация приглашена к работе. Основополагающие права защищены – право участия, право обсуждения и право голосования. Дальше наступает следующий этап – это подтверждение полномочий», – сказал председатель Госдумы Вячеслав Володин и отметил, что когда будет принято решение по подтверждению полномочий, «можно будет говорить о том, что мы вернулись к полноценной работе, причем при защищенных правах российской делегации, о чем мы неоднократно говорили».

При этом спикер подчеркнул, что основополагающие права делегаций сегодня незыблемы, но неурегулированными остаются вопросы в том числе права на участие в мониторинговых группах или в структурах ПАСЕ. При этом, по мнению Володина,   «те деструктивные силы, которые в меньшинстве, но присутствуют в ПАСЕ», попытаются сделать так, чтобы полномочия российской делегации не были всеобъемлющими.

«Но совершенно очевидно, что ПАСЕ сделала серьезные шаги по демократизации парламентской структуры, по защите основополагающих прав национальных делегаций, и это правильное решение», –  заключил Вячеслав Володин.

Политолог Алексей Макаркин отмечает, что  и после того, как ПАСЕ продемонстрировала настрой на конструктивный диалог с Москвой, работать там российским представителям будет все равно сложно:

– Критика будет и от нее никуда не уйдешь. Дело в том, что такие сообщества очень часто бывают некомфортными, и там далеко не всегда говорят комплименты. При чем они некомфортны для самых разных стран. Критикуют и Венгрию, и Польшу.

В то же время, не соглашусь с теми, кто считает оправданным выход России из ПАСЕ. Дело в том, что многие принципы современного парламентаризма, которые сейчас для России кажутся уже привычными и банальными, в свое время внедрялись в российскую практику в том числе через использование инструмента ПАСЕ.

Можно хлопнуть дверью, но тогда разорвется связь с европейской парламентской традицией. Это кажется многим не нужным сейчас. Но когда у людей возникают проблемы, они идут к свои депутатам; они хотят, чтобы депутаты обладали реальными полномочиями, чтобы они принимали профессионально законы и так далее. Говорят про советское время, но Верховный Совет заседал тогда несколько дней в неделю и автоматически голосовал за законы, которые даже реально не обсуждал. Возврат к такой практике совершенно не приемлем. Поэтому тот опыт парламентаризма, который в том числе накоплен с учетом практик парламентов европейских стран,  значим и будет оставаться значим для современной России.

Хочу подчеркнуть, что ПАСЕ нельзя воспринимать в отрыве от других европейских структур. Если бы Россия оттуда ушла, это означало бы  выход из-под юрисдикции ЕСПЧ. А ЕСПЧ – это возможность отстоять права россиян, которые были нарушены. У нас также есть мнение, что ЕСПЧ нам не нужен, у нас есть свои суды. Но такого мнения человек придерживается, пока сам не оказывается в роли обиженного. В такой момент он забывает про все свои претензии к  европейскому правосудию и устремляется в Страсбург. По статистике, подавляющее большинство дел, которые рассматриваются страсбургским судом в отношении России аполитичны. У нас часть вспоминают дела, которые носят политизированный характер, а на самом деле большинство людей, которые обращаются, это обычные россияне. В свою очередь, практика ЕСПЧ учитывается при складывании российской правоприменительной практики, что тоже значимо.

Сейчас говорят, что ПАСЕ пошла на компромисс с Россией, поскольку банально нуждается в её членских взносах. Это, наверное, так. Но деньги не главное. На Западе есть два подхода к России, как было и два подхода к СССР. Что делать, изолировать или вести диалог? Сейчас возобладал второй подход, который означает, что лучше вести диалог, потому что если изолировать, это значит Россию отбросить и усилить, таким образом, антизападные изоляционистские тенденции в самой России.

Разговор о том,  должна ли Россия остаться в европейском правовом пространстве. Если она остается, то Россия должна быть полноправно представлена в ПАСЕ. Наверное, вопрос был поставлен так, что давайте решать эту проблему полностью: либо Россия изгоняется, но тогда отовсюду, либо Россия остается, но тогда остается везде. Думаю, что на кулуарных переговорах европейских лидеров были такие позиции озвучены. Европа, наверное, не хочет совсем уж отталкивать Россию. Но это  не отменяет того, что Россия будет критиковать Европу, а Европа – Россию, в том числе и на площадке ПАСЕ. Все это будет непросто, но это будет внутри сообщества. Думаю, что здравый смысл победил.

Категорические противники восстановления прав российской делегации сейчас в меньшинстве. Мы видим, как европарламентарии отклонили одну за другой множество поправок Украины к соответствующей резолюции. В общем, большинство в Ассамблее настроено на диалог. Но  многое будет зависеть от общего контекста отношений России с Западом. Если они будут такими же, как сейчас, прохладными, но все-таки отошедшими от той грани, которая была в 2014-2015 годах, то депутаты-русофобы так и останутся в меньшинстве.  Но если отношения будут ухудшаться, то России в ПАСЕ будет некомфортно.