ЕС уверяет, что оправился от российский санкций. Так ли это

ЕС уверяет, что оправился от российский санкций. Так ли это

19 июня 2019 г. 14:54

Еврокомиссия, устами главы дипломатии Евросоюза Федерики Могерини, объявила об адаптации экономики ЕС к контрсанкциям России. Это смелое заявление было сделано в ответ на официальный запрос французского депутата Европарламента Надин Морано, которая потребовала от Еврокомиссии оценить размер ущерба от российских контрсанкций  и их влияние на европейский сельхозсектор.

Позиция Могерини, которая ответила на запрос от лица Еврокомиссии, сводится к нескольким дипломатическим тезисам: санкции нанесли ущерб России, но конкретно его сложно оценить, ибо в то же время по России ударила девальвация рубля и падение цен на нефть, российские контрсанкции создали "сложности" (которые нельзя оценить в цифрах), но это не проблема ибо с 2013 года продовольственный экспорт Евросоюза вырос в ценовом выражении на 14%. 

Можно предположить, что Еврокомиссия выбрала в качестве отвечающего чиновника именно Могерини потому что аналогичный ответ от профильного комиссара по сельскому хозяйству смотрелся бы совсем комично. За столько лет и после стольких жалоб представителей польского, итальянского и французского сельскохозяйственного сектора (у которого есть вполне конкретные убытки) не посчитать ущерб от контрсанкций — это был бы признак вопиющей некомпетентности. 

Не обозначить конкретные экспортные направления, которые заменили для пострадавших производителей российский рынок - означало бы признать, что этих направлений нет. А так, дипломату Могерини простительно оперировать только общими цифрами, и ограничиваться расплывчатыми формулировками, такими как "Побочное влияние ограничительных мер в отношении России на экономику ЕС остается в целом сдержанным и управляемым".

Стоит дополнительно отметить, что если ориентироваться на данные Евростат за 2018 год, то в натуральном выражении (то есть в экспортных тоннах, а не в евро) европейский продовольственный экспорт остался примерно на том же уровне, что и в 2014 году.  

Это заставляет как минимум учитывать вероятность того, что естественный многолетний тренд на рост европейского сельскохозяйственного экспорта, который фиксировался до 2014 года, был частично "заторможен" после введения российских контрсанкций и последующего усиления мер контроля за их соблюдением. 

Если эта теория (которую невозможно проверить без внутренних данных комиссара по сельскому хозяйству Еврокомиссии) является верной, то и рост в денежном эквиваленте европейского сельскохозяйственного экспорта находит вполне логичное объяснение. И, скорее всего, это объяснение не в том, что теперь польские яблоки, которые продавались в России, теперь продаются в Японии и на 14% дороже.

Важный фактор роста (который, конечно, не объясняет его полностью, но делает это лучше, чем "продажа яблок в Японию") заключается в том, что структуре европейского сельхоз-экспорта самым "дорогим" (с большим отрывом) элементом является экспорт вина, виски и другой алкогольной продукции, а цены на эту (зачастую "люксовую" или "элитную") продукцию имеют склонность к постоянному росту.

Еврокомиссия действительно права, когда подчеркивает отсутствие какого-то катастрофического ущерба от российских контрсанкций, но утверждать о его отсутствии, особенно для тех европейских производителей, которые экспортируют условные польские яблоки, а не условный сингл-молт виски - скорее всего нельзя.