ПМЭФ-2019: экономика, политика, идеология и немного про аресты

ПМЭФ-2019: экономика, политика, идеология и немного про аресты

11 июня 2019 г. 8:31

В Санкт-Петербурге прошел XXIII Международный экономический форум. В течение трех дней политики, чиновники, бизнесмены и эксперты успели обсудить ряд принципиально важных для «града и мира» вопросов. «Политаналитика» представляет  самые, по мнению портала,  яркие темы форума, способные оказать влияние на дальнейшую дискуссию о путях развития страны. 

Начнем с того, что  в Северную столицу приехал председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин. Заместитель директора «Центра политических технологий», политолог Алексей Макаркин считает это событие чрезвычайно важным. 

«Это несколько даже демонстративное подчеркивание близости России и Китая. Наглядная иллюстрация того, что  две страны выступают за открытые рынки и свободную конкуренцию. Какое-то время тому назад была иная ситуация, США при Обаме позиционировали себя как страна, которая выступает за максимально открытый рынок, за мировое экономическое партнерство. Россия тогда вступала в ВТО, вступала очень непросто, и боролось за то, чтобы как-то сохранить преференции для отдельных отраслей своей экономики. Сейчас ситуация поменялась на 180 градусов, и под флагом свободы торговли Россия и Китай подчеркнули свою близость. Я бы эту близость не преувеличивал, интересы у стран разные, экономики по масштаб несопоставимые. Но в данном случае, в том числе и, видимо, перед встречей с Трампом на G20, важно было показать, что Россия сохраняет взаимодействие с Китаем», – отметил эксперт.

Интересно, что гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин в ходе выступления на дискуссии «Космическая экономика»  предложил Китаю совместно заняться созданием лунной базы. По его словам, Россия намерена связать миссию орбитального аппарата в 2023 году «Луна-26» с китайской миссией в окололунном пространстве.

 Кроме представителя Китая, ПМЭФ-2019 почтили своим присутствием премьер-министр Словакии Петер Пеллегрини, президент Болгарии Румен Радев, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, президент Молдавии Игорь Додон, премьер-министр Армении Никол Пашинян, министр финансов Катара Али Шериф аль-Эмади, бывший федеральный канцлер Германии Герхард Шредер, главный исполнительный директор компании BP Роберт Дадли, министр нефти Венесуэлы и глава PDVSA Мануэль Кеведо, исполнительный директор Huawei Го Пин, президент ExxonMobil Global Projects Company Нил Даффин, президент Европейской банковской федерации Фредерик Удеа, саудовский министр энергетики Халид аль-Фалих, секретарь ЦК Коммунистической партии Вьетнама Нгуен Ван Бинь, федеральный министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер, главный исполнительный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден, бывший вице-президент Венесуэлы Тарек Эль-Айссами, министр финансов Специального административного района Гонконг Пол Чан, главный исполнительный директор UEFA Events SA Мартин Каллен.

Вопреки ожиданиям, ПМЭФ обошелся без Майкла Калви. Участие топ-менеджера инвестфонда Baring, арестованного в феврале 2019 года российскими правоохранительными органами и сейчас находящегося под домашним арестом, было одной из главных интриг последних недель. Кремль устами президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, выражал надежду на то, что американцу дадут возможность посетить форум. Этого, как мы видим, не произошло, вызвав пересуды о том, что администрация президента теряет рычаги влияния на так называемых «силовиков». 

В связи со скандалом вокруг Калви, на форум  отказались ехать предприниматели и правительственные делегации из США. Официальный представитель МИД России Мария Захарова прокомментировала ситуацию в свойственном ей боевом духе: «Мы знаем все трюки Госдепа и Белого дома. Если они не хотят приезжать — пусть не приезжают. Здесь и так довольно людно, так что не обращаем внимания».

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин сравнил дело Калви  со спором между помещиками из романа Александра Пушкина «Дубровский».

«И вот ситуация с Майклом Калви она еще раз это показывает. С одной стороны, заявляется, что он обладает высокой репутацией, с другой стороны, почему-то держат под арестом в то время, как может спокойно идти объективный процесс», — заявил он.

Кудрин также добавил, что по данным опроса об отношении предпринимателей к судам, который провела Федеральная служба охраны, больше 55% бизнесменов не доверяют судебной системе, 70% считают ведение бизнеса небезопасным.

Президент Владимир Путин также не смог избежать вопроса о Майкле Калви. «Послушайте, возьмите Библию, почитайте: не укради, не пожелай жены ближнего своего, там все написано. Но если ему инкриминируют похищение 2,5 млрд, это должно быть доказано правоохранительными органами. Или с него должно быть снято обвинение», — заявил Путин.

Первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов назвал внимание к делу Калви чрезмерным. С чем не согласились многие эксперты, политики и бизнесмены, указывая, что в истории с основателем Baring как в капле воды отражаются сложные отношения государства с обществом в широком смысле слова.

Дискуссия о Калви развернулась в рамках делового завтрака Сбербанка, который по накалу страстей стал одним из самых запоминающихся событий форума. 

Глава комитета Госдумы по бюджету Андрей Макаров довольно едко заметил: «Когда мы говорим о том, что инвесторам нужна стабильность, я бы хотел обратить внимание: третий день форума, а еще ни один инвестор не арестован — вспомните Сочинский форум (в феврале 2019 года был задержан Майкл Калви, по времени это совпало с проведением форума в Сочи). Кстати, пока, правда, никого и не выпустили, так что стабильность уже обеспечена».

В ходе своего выступления Андрей Макаров также обратился к высказыванию министра экономического развития Максима Орешкина: «Максим Станиславович, выступая перед инвесторами в конце февраля, сказал, что изменение меры пресечения в деле Майкла Калви на домашний арест — хороший знак для инвестиционного климата. Коллеги, это на самом деле очень тонкое наблюдение, которое действительно фиксирует, что находиться дома лучше, чем в «Лефортово». Кстати, для всех присутствующих я рекомендовал бы эту мысль министра экономического развития тоже усвоить».

Когда до Орешкина дошла очередь выступать, он ответил Макарову на его критику: «Те слова, которые были мною сказаны, я готов повторить, и, надеюсь, когда Майкл Калви выйдет из-под домашнего ареста, я скажу их еще раз. Хотел тоже ответить Андрей Михайловичу его цитатой, но, к сожалению, не нашел ни одного его публичного высказывания по этому делу».

После этого Андрей Макаров снова попросил микрофон: «Извините, но я сказал про это дело в программе Владимира Соловьева через два дня, а вы месяц ждали, чтобы хоть что-нибудь по этому поводу сказать, хотя весь бизнес ждал, что министр экономического развития не должен ждать, когда что-то где-то кому-то понравится. Вы пытаетесь понравиться, вы пытаетесь угадать, а на самом деле защита бизнеса связана с тем, чтобы Министерство экономического развития имело свою позицию. <…> Сегодня Министерство экономического развития занято только тем, что перекладывает ответственность за цифры, на которые надо выйти, на регионы, и все губернаторы это знают».

Глава совета директоров Тинькофф Банка Олег Тиньков, призвав инвестировать в Россию и делать здесь бизнес, также обратил внимание на скандал с американским предпринимателем.

«Конечно же, дело Калви — это очень прискорбное дело, и стыдно мне лично как россиянину за это дело, это позор вообще-то, что происходит, потому что на моей практике это впервые реальный бизнесмен, предприниматель, честный — до этого там все время были вопросы с приватизацией и так далее — предприниматель с идеальной репутацией, который инвестировал в эту страну триллионы рублей, <…> сейчас находится под стражей. Это провокация просто какая-то».

В свою очередь генпрокурор Юрий Чайка заявил, что для уголовного дела против Майкла Калви было достаточно оснований: «На сегодняшний день дело расследуется законно, никаких сомнений у нас на этот счет нет. Проведем независимую экспертизу и будем дальше смотреть».

Политолог Алексей Макаркин согласен в том, что интрига вокруг Калви стала чуть ли не главной в ходе ПМЭФ-2019.

«Свои симпатии американскому инвестору высказал целый ряд предпринимателей и государственных деятелей России – Кудрин, Греф, Макаров и Тиньков. Много работал Титов, чтобы Калви приехал на форум. Не получилось, и в то же время, когда ходили к американским инвесторам, работающим в России, то те были предельно осторожны. Многие из них не хотели говорить на эту тему. Если российские участники форума говорили об общем инвестиционном климате, по которому арест Калви нанес удар, то для американских инвесторов общий инвестиционный климат не очень важен, для них важны интересы своей компании, что происходит именно у них. Видимо, американцы не говорили о Калви из опасений, что в противном случае проблемы могут возникнуть у них самих».

Многие СМИ цитируют тезисы министра Силуанова. Он, в частности, назвал российских бизнесменов нигилистами. 

«У нас есть бизнес, который по старинке работает. Заработал — за границу. Заработал — в офшор, там вроде как поспокойнее. Хотя мы видим, что и там далеко не все в порядке. Есть бизнес, который просто ждет льготы. Не дадите льгот или субсидий — мы не будем финансировать. Мы так на самом деле большую часть предпринимателей, я бы сказал, развратили. <…> И третий бизнес есть, который работает. Вот на него и надо делать ставки. <…> Мы слышим бизнес и, главное, работаем с ним. Но все равно все плохо», – отметил министр финансов.

Вообще, министр Силуанов критиковал бизнес много и охотно. Кроме всего прочего, он недоволен тем, как  нефтяные компании пользуются предоставленными льготами: «Сейчас вот я просто читаю: наша уважаемая компания ЛУКОЙЛ вложила $800 млн в шельф на Конго. А мы им льготы предоставляем. <…> Вопрос: так наши льготы куда идут? В нашу экономику или в иностранную экономику? Я уж не говорю про социальную ответственность бизнеса — к сожалению, на нее никто не обращает внимания. Но хотя бы инвестиции можно сделать в России?»

Еще одно заявление Силуанова, на которое обратили внимание эксперты. Чиновник заявил, что не видит смысла в стабильности при отсутствии роста доходов населения. По его словам, задача правительства заключается в том, чтобы «подстимулировать, подстегнуть экономическую активность бизнеса». Он также отметил национальные проекты как стимул для увеличения темпов экономического роста.

С министром не согласились  многие предприниматели и экономисты. Так, глава Счетной палаты Алексей Кудрин отметил, что  выполнение нацпроектов не приводит к достижению национальных целей. По его словам, к национальным целям относятся снижение бедности, продолжительность жизни, выход экономики на пятое место в мире, высокотехнологичное производство. А к нацпроектам относятся более отраслевые задачи: образование, здравоохранение, экология, повышение производительности и т.д.

Глава Счетной палаты подчеркнул, что правительство опубликовало единый план достижения национальных целей, который шире и обозначает более широкий круг направлений, однако планом как таковым пока не является.

Алексей Кудрин сделал еще один вывод –  нацпроекты не приводят к экономическому росту среднемировому. По некоторым оценкам, они повлияют на увеличение роста не более чем на 0,5%, меньше 1% точно, пояснил он.

Наконец, по мнению экономиста, судьба нацпроектов и наццелей лежит вне нацпроектов. Он пояснил, что первыми приоритетами являются судебная и правоохранительная системы, потому что это стало острой проблемой, дестабилизирует ситуацию, налицо избирательное применение законодательства. «Сегодня это фокус для президента и правительства, здесь наводить порядок», — сказал он, предложив фокусироваться на этом в ближайшее время.

Чтобы стимулировать участие инвесторов в нацпроектах и получить серьезный экономический рост, нужны реальные реформы системы госуправления, считает глава РСПП Адександр Шохин. По его словам, у частных инвесторов нет реальных стимулов, чтобы вкладываться в нацпроекты, зато есть большая неопределенность в том, какой будет институциональная и регуляторная среда.

«Люди постарше — а таких много в этом зале, с седой головой — помнят, наверное, что в начале 1980-х годов Михаил Горбачев начинал с того, что объявил программу ускорения темпов научно-технического прогресса и экономического роста. Затем, спустя год-другой, началась перестройка — то есть программа институциональных реформ. Мне кажется, что мы очень близки к повторению пройденного», – заявил Шохин.

Безусловным событием ПМЭФ-2019 стало выступление президента Владимира Путина. В частности, он заявил, что в существующей модели экономики произошел сбой, глобальная торговля перестала быть движителем мировой торговли, а также сравнил ситуацию со строительством «Северного потока-2» с рейдерством. «Проект полностью отвечает национальным интересам всех участников и России. Однако не укладывается в логику и не соответствует интересам тех, кто в рамках существующей универсалистской модели привык к исключительности и вседозволенности», – отметил  российский президент.

Отвечая на вопрос, где находится место России в борьбе за экономическое первенство, Путин вспомнил восточную мудрость: «Когда тигры дерутся в долине, умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится».

Российский лидер также выразил свою озабоченность фактом, что вопросы угрозы возможных глобальных конфликтов ушли на второй план. «Мы должны понимать, в каком мире мы живем, какие угрозы и опасности нас поджидают. Если мы не будем держать под контролем этого огненного змия, если мы выпустим его, не дай бог, из бутылки, это же может привести к глобальной катастрофе», — заявил он.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев обратил внимание на ту часть выступления президента, в которой говорилось об улучшении бизнес-климата в стране. 

«Экономический форум показал, что бизнес и власть существуют в параллельных реальностях: одни считают, что условия для бизнеса и его развития созданы и принимают благодарности со стороны представителей бизнес-сообщества, а другие настроены весьма пессимистично по отношению к перспективам российской экономики и не спешат вкладываться в нее. Такой диссонанс не может не тревожить. 

Наверное, форум не должен быть столько  трибуной для рассказа о достижениях, сколько трибуной для предложений и обсуждения проблем, с которыми сталкивается экономика. Могу в этой связи выделить выступление Кудрина. Кто-то скажет, что  он излишне пессимистичен. Он говорит об оттоке капитала, говорит о том, что нужно сделать для улучшения бизнес-климата. Все запомнили его заявление, что не хватает на форуме силовиков и представителей МИДа. Мне кажется, что Кудрин как раз обозначил ключевую проблему», - отметил политолог.