Объединение ради справедливого голосования

Объединение ради справедливого голосования

4 июня 2019 г. 6:00

Обзор прессы 4 июня

Федеральные издания встретили сегодняшний день публикациями о разных внутриполитических темах. Интерес могут вызвать несколько из них.

«Известия» сообщают, что временно исполняющий обязанности главы Алтая Олег Хорохордин этой осенью примет участие в губернаторских выборах. О своем решении баллотироваться на пост руководителя региона он написал в Instagram в понедельник, 3 июня.

Официально объявить о своих планах он намерен уже сегодня на сессии Государственного собрания Республики Алтай.

«Помимо проблем, которые всем хорошо известны, есть точки роста, есть возможности существенно улучшить социально-экономические показатели, добиться роста по всем направлениям, сделать жизнь намного комфортнее», — говорится в комментарии.

Хорохордин, исполняющий обязанности главы Алтая с марта текущего года, также признал, что ему и его команде предстоит не мало работы, но реализовать задуманное, уверен он, можно только совместно с жителями региона.

Газета напоминает, что 30 мая временно исполняющий обязанности губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов объявил, что пойдет на выборы губернатора самовыдвиженцем. Чиновник также пригласил политические и общественные силы, готовые работать в интересах Северной столицы, к сотрудничеству с его командой, которая сейчас работает над программой действий на ближайшие годы.

8 сентября 2019 года, в единый день голосования, в России будут выбирать глав 16 субъектов Федерации: Санкт-Петербурга, республик Алтай, Башкортостан и Калмыкии, Забайкальского и Ставропольского краев, а также Астраханской, Волгоградской, Вологодской, Курганской, Курской, Липецкой, Мурманской, Оренбургской, Сахалинской и Челябинской областей.

«Независимая газета» пишет, что зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин поставил перед партактивистами задачу массово привлекать в низовые организации новых членов. 160 тыс. человек, состоящих в партии, ее руководство сегодня считает недостаточным количеством. Объявлено и о преимущественном выдвижении на выборах кандидатов, объединяющих различные общественные силы. Особенно актуальными блоки коммунистов и беспартийных могут оказаться на муниципальном уровне, который в КПРФ теперь признан едва ли не самым приоритетным.

Афонин выступил в Центре политической учебы (ЦПУ) КПРФ, где сейчас проходят курс повышения квалификации специалисты по агитационной и идеологической работе.

Нынешнюю политическую ситуацию в стране зампред ЦК сравнил с игрой в шахматы и призвал коллег «учиться просчитывать ходы дальше наших оппонентов». Он имел в виду власть, которая, мол, все больше показывает свои внутренние разногласия и все чаще совершает ошибки, пытаясь погасить протестные настроения в обществе. Это вызывает раздражение людей, отметил Афонин, а значит, дальнейший рост недовольства – «и мы должны быть во главе протеста».

Кроме установочных заявлений, что власти жестче всех преследуют именно КПРФ, Афонин высказал и несколько руководящих указаний. Например, ключевая задача – это «укрепление партийных структур, приведение их в соответствие с вызовами сегодняшнего дня». Под этим подразумевается увеличение численности партии. «Если первичка за год не приняла ни одного нового коммуниста – это просто кружок по интересам», – заявил зампред ЦК КПРФ.

Любопытно, что в качестве примера для подражания он привел Республику Хакасия, где рост партийных рядов с осени прошлого года составил 40%. Учитывая, что как раз тогда главой региона стал коммунист Валентин Коновалов, можно предположить, что частью новичков двигали не более чем карьерные соображения.

Не менее интересным выглядело и такое заявление Афонина: «Мы сделали ставку на сильных кандидатов, которые способны представлять интересы различных общественных сил, объединить вокруг себя многие группы избирателей. Каждую избирательную кампанию мы будем использовать для формирования широкого народно-патриотического фронта». И в Москве такая тактика уже приводит к первым политическим скандалам.

Скажем, в округе 14 КПРФ отказалась от выдвижения партийного кандидата, поддержав мундепа Сергея Цукасова. Вообще-то тот выиграл общественные праймериз как потенциальный представитель Компартии, вызвав серьезные претензии со стороны «Яблока» и других демократов.

Но потом секретарь МГК КПРФ Валерий Рашкин объявил, что Цукасов пойдет самовыдвиженцем, то есть будет вынужден собирать подписи. Рядовые коммунисты стали упрекать своего руководителя в том, что этот план неизбежно приведет к провалу, – и партия упустит округ, который возьмут другие самовыдвиженцы, подозреваемые в сотрудничестве со столичными властями. Однако Рашкин настаивает, что широкая оппозиционная коалиция важнее такого риска.

Заметим также, что в выступлении Афонина в ЦПУ в очередной раз прозвучало обещание «стремиться к большему «заземлению» нашей партийной работы», то есть более активно выдвигаться на муниципальных выборах. И для того, чтобы потом партийные кандидаты более спокойно участвовали в выборах губернаторов, и потому, что именно снизу можно организовать тотальное наблюдение за избирательными кампаниями любого уровня. И здесь, кстати, численность партии опять же становится критически важным фактором.

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов рассказал «НГ», что в КПРФ состоит примерно 160 тыс. человек по стране, и эта цифра стабильна. «Но все равно нам не хватает, например, одних только избирательных комиссий 100 тыс. – и в каждую нужны представители с правом решающего и совещательного голосов и по два наблюдателя.

И нужны еще кандидаты на выборы различного уровня. Да и по регионам у нас разнятся показатели, где-то на 10 тыс. человек населения они высокие, а где-то пока не очень. Поэтому мы наращиваем сейчас и институт сторонников, численность членов партии».

Обухов напомнил, что сейчас в КПРФ идет «сталинский призыв» к 140-летию вождя. И можно предположить, что в будущем году будет «ленинский призыв» к 150-летию первого советского руководителя.

Президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов пояснил «НГ», что с точки зрения политической науки коммунисты все делают правильно. «Всем партиям недостает и сторонников, и избирателей, которых к тому же могут и переманить. А члены партии – это ключевые люди ядро, вокруг которого и формируется электорат и активисты, – напомнил эксперт. Тем более что, подчеркнул Куртов, есть партии двух типов – массовые и представительские. «КПРФ – типично массовая партия, и для продвижения своей повестки чем больше людей, тем это можно делать более эффективно», – заметил эксперт.

По его словам, 160-тысячная партия – это крупная организация, но этого недостаточно для действия по всей стране. «Для того чтобы стать самой влиятельной политической силой, на федеральных выборах нужно набирать 50 млн голосов. То есть если исходить из расчета 50 голосов на одного члена, то численность КПРФ необходимо доводить примерно до одного миллиона», – заявил «НГ» Куртов, отметив, что «и с технологической точки зрения коммунисты идут верным путем».

«Ведомости» публикуют результаты очередного социологического опроса, проведенного «Левада-центром». Согласно им, у россиян растет готовность участвовать в массовых протестах, хотя доля граждан, считающих возможными такие акции там, где они живут, снижается.

При этом доля респондентов, готовых протестовать против падения уровня жизни (27%), впервые превысила долю тех, кто говорит о вероятности самих протестов (26% против 41% в июле 2018 г.). Минимума с весны 2018 г. достигла и доля тех, кто считает возможными протесты с политическими требованиями (24%), хотя к ним готовы присоединиться 22% (в июле 2018 г., после объявления о пенсионной реформе, таковых было 23%, в марте 2018 г. лишь 6%).

Социологи также выяснили, знают ли россияне о самых громких протестах последнего времени. Больше всего люди информированы об акциях в Екатеринбурге против строительства храма в сквере: 17% внимательно за этим следили и 42% что-то слышали. О протестах против мусорного полигона в Архангельской области и митингах в Ингушетии против изменения границы с Чечней знают или слышали соответственно 35 и 26% опрошенных. При этом среди тех, кто слышал хотя бы об одном из этих событий, доля готовых протестовать составляет 39%.

Люди, лучше информированные о протестах, и сами больше готовы протестовать, говорит директор «Левада-центра» Лев Гудков: «Это не просто информирование, а направленный интерес. При этом готовность участвовать в протестах почти вдвое выше, чем обычно, – это явный признак неканализируемого раздражения. Обычно готовы к экономическим протестам 17–20%, а сейчас – 26–28%».

Те, кто готов участвовать в протестах, ждут подкрепления со стороны других, поясняет социолог: «В превращении своего недовольства в публичный факт видится и защита, и действенность. Оценка же возможности протестов ниже, чем год назад, потому что тогда было сильное раздражение из-за пенсионной реформы». Благодаря последним протестам политически активные люди почувствовали, что что-то сдвинулось, добавляет Гудков.

Фонд «Петербургская политика» тоже отметил в своем ежемесячном рейтинге социально-политической устойчивости регионов, что усиление уличной активности стало одной из ключевых майских тем.

Но эти акции в основном носят локальный характер и сами по себе не являются признаками надвигающейся серьезной социально-политической турбулентности, считают эксперты: «В то же время на повестке дня естественным образом встает вопрос: имеет ли происходящее сугубо местную природу или следует говорить о том, что наблюдаемое в течение последнего года сочетание социального пессимизма и апатии постепенно сменяется ростом потребности в протестной активности».

По их мнению, майские волнения могут и не стать серьезным поворотным моментом, но для управленческой системы протестная активность становится болезненной темой.

Существует конфликт между социологией и текущей повесткой, считает президент «Петербургской политики» Михаил Виноградов: «По текущей повестке весна 2019 г. – самое интенсивное время резонансных протестов. А конкретные протестные события традиционно чувствительнее для политики, чем потенциальная готовность к ним».

К тому же участие в протесте нередко может быть спонтанным, как любая эмоция, а особенно негативная, добавляет эксперт: «В целом я бы масштаб этих протестов не преувеличивал: пока еще рано утверждать, что годичное разочарование и апатия завершились запросом на протестные действия».