Европейское Похмелье

Европейское Похмелье

4 июня 2019 г. 18:09

Чтобы понять, насколько значимой оказалась инициатива Регламентного комитета ПАСЕ по изменении правил воздействия санкций на делегации стран-участниц организации — следует послушать тех, кто является главным оппонентом изменений.

То есть в данном случае украинскую сторону.

Замминистра иностранных дел Украины Бондарь сообщает:

— Мы были готовы к этому решению, поскольку ранее за несколько недель до его принятия мы голосовали против этого и призывали наших партнеров привлечь Россию к ответственности за совершенные ею преступления. В данном случае голосование прошло не так, как мы хотели.

Естественно, ничего архи-критичного не случилось, однако возвращение России в ПАСЕ несёт в себе угрозу доверию этой организации. С нашей стороны, вероятней всего, будет коррекция отношения к этой организации в сторону большей функциональности. Поскольку Совет Европы, ее парламентский выбор обязаны обеспечивать в первую очередь права человека и достижения основных положений относительно функционирования демократии в Европе. Увы, Россия этого не делает, и западные страны её прощают.

…Данная печальная исповедь не должна быть недооценена.

Стоит вспомнить, что Украина как самостоятельный политический игрок не то чтобы полноценно существует. Её ценность в значительной степени опирается на классические представления XX века о том, что  в этом регионе сосредоточена значительная часть неких «жизненно важных для Москвы» ресурсов и логистических узлов, из-за чего «без Украины Россией не подняться». В связи с чем Украина использовалась в течение многих лет как своеобразный переоценённый инструмент влияния и прокси обобщённого «Запада» (в действительности игроков, которым по каким-либо причинам нужно было надавить на Россию в двусторонних отношениях).

Однако именно этот постулат («Украина, без которой России не подняться») был с обидным блеском опровергнут в течение последних пяти лет. Помимо выдранной из российского влияния территории продолжили происходить процессы импортозамещения, перераспределения логистических потоков, производства в секторе ВПК и экспорта углеводородов.

В свете происходящего то, что казалось козырем, подрастеряло в масти, но это ещё не самое страшное. Сам «крымский» повод для прищучивания России в ПАСЕ был рассчитан на то, что для самого руководства России некое представительство в международной организации,  пусть и с весьма туманными полномочиями, значимо не менее, чем возвращение территорий.

Пять прошедших лет сумели донести до ПАСЕ реальность. А вместе с ней — ещё и трезвое осознание, что они слишком однобоко смотрели на международные расклады.

Потому что можно очень долго обсуждать, насколько «Россия без Украины» является полноценной сверхдержавой.

Но вот вопрос о том, является ли способной заменить Россию, например, в ПАСЕ державой «Украина без Россией» — можно даже не обсуждать.

Осознание этого можно сравнить по глубине разве что с похмельем. И всё более вероятное возвращение полноценной, со всеми правами российской делегации в ПАСЕ говорит о том, что это может стать началом долгосрочной трезвости.