Игра Мюллера

Игра Мюллера

31 мая 2019 г. 12:00

If we had had confidence that the president had clearly not committed a crime we would have said so
Роберт Мюллер

Именно так и сказал бывший спецпрокурор Роберт Мюллер, выступая в среду перед журналистами в Вашингтоне.

Перевести на русский все семантические оттенки этой фразы непросто.

Проще всего перевести ее, не углубляясь в детали: «Если бы мы были уверены, что президент точно не совершал преступление, мы бы так и сказали». Даже некоторые англоязычные СМИ, например, британская «The Guardian», процитировали Мюллера именно в этом варианте: «if we had confidence that the president…» Но на самом деле (это хорошо слышно на видео, и подтверждается расшифровкой выступления) – бывший спецпрокурор использовал не только сослагательное наклонение, но и past perfect (had had).

Как известно всем изучавшим английский язык, past perfect употребляется для обозначения действия, предшествовавшего другому действию. То есть фактически Мюллер сказал вот что: «если бы мы были уверены - на момент публикации отчета – что президент не совершал преступления – мы указали бы это в отчете, но мы не были в этом уверены». Для чего понадобилась столь сложная конструкция? Означает ли она, что с тех пор что-то поменялось? Не были уверены тогда, но уверены теперь? Или наоборот – получили доказательства невиновности, но слишком поздно, поскольку отчет уже передан генеральному прокурору?

В конце концов, для чего понадобилось так запутывать слушателей? Если бы перед журналистами стоял зеленый юнец или не привыкший к публичным выступлениям клерк, можно было бы списать все на волнение, нервы, заикание, наконец. Но матерый юрист, двенадцать лет возглавлявший ФБР вряд ли стал бы заикаться, выступая с завершающей его более чем полувековую карьеру речью. Так в чем же было дело?

Уловка 22

29 мая в 11 часов утра по времени восточного побережья США Роберт Мюллер, два года возглавлявший специальное расследование Минюста в связи с предполагаемым вмешательством России в президентские выборы 2016 г. , выступил с коротким публичным заявлением, зачитав его с трибуны по бумажке. Он объявил об официальном закрытии офиса спецпрокурора и о своей отставке.

«Я не говорил публично, пока шло расследование, и выступаю сегодня, потому что расследование закончено. Мы официально закрываем офис спецпрокурора, и я покидаю Министерство юстиции, чтобы вернуться к частной жизни», — сообщил Мюллер.

"Журналистам Мюллер заявил, что не будет давать показания перед Конгрессом, потому что ему больше нечего сказать – все, что он мог и хотел, он уже сказал в 448-страничном отчете, который доступен всем желающим в интернете. «Так зачем вообще было произносить эту речь?задается вопросом ведущий Fox News Такер Карлсон. – Ну, у Роберта Мюллера было сообщение, которое он хотел донести. Не сообщение для вас или меня, или остальной аудитории внутри страны, а сообщение, адресованное очень небольшой группе избранных чиновников в Вашингтоне».

Действительно, главное в речи Мюллера заключалось в его объяснении, почему комиссия не стала выдвигать обвинений против Трампа – несмотря на процитированную выше сложносочиненную грамматическую конструкцию.

Объяснение это было следующим: хотя комиссия не была уверена в том, что президент «чист» (равно как и в обратном), она не сочла возможным выдвигать против него какие-либо обвинения. «Мы исходили из многолетней политики Минюста, согласно которой президента нельзя обвинить в преступлении, пока он занимает пост – это неконституционно. Даже если эти обвинения будут скрыты от публики – все равно это запрещено».

Именно эти слова и вызвали бурную реакцию как в американских СМИ, так и в лагере противников президента США. Да и сам Дональд Трамп не остался равнодушным к выступлению спецпрокурора, который два года держал над его головой дамоклов меч своего расследования.

«Величайший харассмент президента в истории! Потратив 40 миллионов долларов в речение двух темных лет, имея неограниченный доступ (к информации), ресурсы, людей, поддержку, в высшей степени противоречивый Роберт Мюллер непременно выдвинул бы обвинения, если бы у него хоть что-то было, но никаких обвинений не было выдвинуто!» - написал Трамп в своем твиттере.

То, что «последнее прости» бывшего спецпрокурора президента явно задело, доказывает еще один твит Трампа, посвященный Мюллеру: «Роберт Мюллер пришел в Овальный кабинет (в числе других потенциальных кандидатов) в надежде быть назначенным на пост директора ФБР. Поскольку он уже занимал этот пост на протяжении 12 лет, я сказал ему «НЕТ». На следующий день он был назначен специальным прокурором – полнейший Конфликт Интересов! МИЛО!»

Тема ФБР всплыла в полемике вокруг выступления Мюллера отнюдь не случайно. Бывший и.о. директора Бюро Эндрю Маккейб (тот самый, которого предыдущий генпрокурор США Джефф Сешнс уволил за 26 часов до его 50-летия, лишив этим надежд на персональную пенсию и разнообразные бонусы), предположил, что Мюллер выступил с завуалированным разоблачением Трампа: вместо «не было сговора» следует читать «не было никакой охоты на ведьм», а вместо «не было обвинения» - «не было освобождения от ответственности». «Я думаю, именно это хотел сказать нам вчера Мюллер», - заключил Маккейб, выступая в четверг в программе «Утро с Джо» на MSNBC.

По мнению Маккейба, «нет никаких сомнений» в том, что Россия вмешивалась в выборы и что кампания Трампа была «восприимчивой» к помощи русских, но вот доказательств этого, к сожалению, по-прежнему нет. «Одной-единственной вещи нам не хватает, это своего рода замковый камень моста – соглашения, заключенного между двумя сторонами. И я думаю, что нам явно не хватает доказательств для предъявления обвинений в этом».

Таким образом, даже такой убежденный и имеющий длинный зуб на нынешнюю администрацию антитрампист («never trumper», как называют таких людей в США), как Маккейб, вынужден признать, что доказательств сговора нет.

Но если их нет, то ожидать, что Мюллер, словно фокусник из цилиндра, вытащит какие-то доказательства уже после того, как доклад был представлен генеральному прокурору Барру и опубликован в интернете, более чем наивно. Поэтому уходящий в отставку Мюллер и занялся лингвистической акробатикой, запутывая слушателей. И судя по всему, своего добился.

Это грязное слово - импичмент

Вот как Мюллер описывает природу того препятствия, которое помешало ему довести дело до конца. С одной стороны, Минюст очевидно разрешает проводить расследование в отношении действующего президента, поскольку очень важно сохранить доказательства, «пока воспоминания свежи и документы доступны».

Эти доказательства могли бы, в частности, использоваться в том случае, если бы в деле фигурировали бы соучастники, которым можно было предъявить обвинения. С другой стороны, обвинять самого президента нельзя – но, по мнению Минюста, Конституция «требует иного процесса, чем тот, который действует в системе уголовного правосудия, для официального обвинения действующего президента в правонарушении».

«Если это не было предложением конгрессу объявить импичмент Трампу, то точно было попыткой убедить всех, что Мюллер не выдвинул обвинения против президента только потому, что просто не мог этого сделать», - откровенно признает рупор врагов Трампа, The Washington Post.

Такер Карлсон тоже полагает, что Мюллер буквально подсказал врагам Трампа, что им следует делать в ситуации, когда Минюст оказывается бессилен.

«Процесс, отличный от системы уголовного правосудия» - вот как 74-летний англофил может описать импичмент. Демократам не потребовалось много времени, чтобы расшифровать это послание. Некоторые из них уже призывают к импичменту».

Для демократов все предельно ясно: Мюллер «однозначно» дал понять, что Трамп не реабилитирован и не освобожден от подозрений, поэтому настало время действовать Конгрессу.

Камала Харрис (сенатор-демократ из Калифорнии, бывший генеральный прокурор этого штата) – в числе первых. «Главное, что сделал Роберт Мюллер – вернул нас к теме импичмента, - написала она в своем Твиттере. Теперь дело за Конгрессом, который должен привлечь этого президента к ответственности. Мы должны начать процедуру импичмента. Это наша конституционная обязанность».

Надо заметить, что Харрис – одна из тех, кто собирается баллотироваться на пост президента США от Демпартии в 2020 г. Еще один претендент на этот пост, Бето О’Рурк (недавно проигравший выборы в Сенат Теду Крузу) не замедлил подчеркнуть, что «больше года я говорю о том, что буду голосовать за начало процедуры импичмента против Дональда Трампа. Сегодняшнее заявление спецпрокурора Роберта Мюллера только усиливает срочность (импичмента). Конгресс должен действовать!».

Сенатор-демократ от Коннектикута Ричард Блюменталь заявил в программе «Последнее слово» на канале MSNBC, что прочел «каждое слово в отчете Мюллера» и даже «сделал это дважды». Однако поскольку большинство американцев никогда не будут читать доклад комиссии Мюллера, их следует убедить иным способом – например, показать «фильм», то есть трансляцию открытых слушаний в Конгрессе. «Им нужно посмотреть фильм, потому что они не собираются читать книгу», - считает Блюменталь. Слушания в Конгрессе должны открыть процедуру импичмента, поскольку президент Трамп в любом случае должен быть привлечен к ответственности.

Вопрос со слушаниями, однако, по-прежнему остается открытыми. Глава юридического комитета Палаты представителей Конгресса Джерри Надлер и глава спецкомитета по разведке Адам Шифф, которые ведут собственные расследования, касающиеся предполагаемого «сговора» Трампа с Россией, давно мечтают заполучить Роберта Мюллера к себе «на ковер».

Однако Мюллер совершенно четко дал понять, что не собирается давать в Конгрессе никаких показаний. «Доклад – это мое политическое завещание», -заявил он, выступая в Минюсте. Однако, как иронически замечает автор блога «Вашингтонские хроники» Михаил Герштейн, «на фоне всеобщей эйфории» слова Мюллера о том, что «разговаривать с комиссиями Джерри и Адама он не будет, потому что уже все сказал в своем отчете», равно как и о том, что «никаких претензий к Уильяму Барру по поводу интерпретации результатов отчета у него нет», остались незамеченными.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация: два года работы комиссии Мюллера завершились публикацией отчета, в котором говорится об отсутствии доказательств как сговора президента с Россией, так и препятствии правосудию. И тем не менее, демократы требуют импичмента – и ссылаются при этом на того самого Роберта Мюллера, который заявил, что не может доказать, что президент не совершал преступления.

Но в том-то и заключается игра Мюллера, что уходя в отставку, он оставляет после себя «мину замедленного действия», предназначенную для Трампа - не сам доклад (который президент назвал «замечательным», поскольку из него следует, что сговора не было и злоупотреблений не было) – но намеренно туманные и запутанные формулировки, прозвучавшие на пресс-конференции (впрочем, пресс-конференцией назвать это действо было сложно – зачитав текст своего заявления, Мюллер улизнул от журналистов, не ответив ни на один вопрос).

Что же касается самого Трампа, то он, как пишет Politico, «выразил недоумение» по поводу того, что демократы в Конгрессе «могут даже подумать о том, чтобы отстранить его от должности».

«Я не понимаю, как они могут (начать процедуру импичмента, - К.Б.), потому что им, возможно, позволено, хотя я не могу представить, чтобы суды это допустили, - сказал Трамп журналистам в четверг перед отлетом в штат Колорадо. – Я никогда не думал, что будет возможно использовать это слово. Для меня это грязное слово – импичмент. Это грязное, мерзкое, отвратительное слово».

На вопрос, не боится ли он, что его в конце концов осудят, Трамп ответил: «Я так не думаю, потому что никакого преступления не было».

Преступления не было – но означает ли это, что не будет наказания?