Что случилось в Косово

Что случилось в Косово

28 мая 2019 г. 16:32

Есть основания полагать, что внезапная акция Косово по вторжению в северные «сербские» муниципалитеты полупризнанной республики находится в прямой и непосредственной (можно даже сказать, незамутнённой) связи со вчерашним заявлением сербского лидера Вучича.

Говоря просто, это мог быть своеобразный «комментарий» к сделанному Вучичем признанию, что Сербия Косово не контролирует (читай — не вернёт в обозримом будущем).

В ситуации, когда Вучич и без того сделал множество шагов по разрушению рамок «психологически недопустимого» для сербской политики — в частности, призвал «простить» бомбардировки 1999 года — на нем как на последнем, может быть, доступном примере «слабой стороны» применяется классический метод «давить, пока поддаётся. А когда перестаёт поддаваться — давить сильнее».

Поэтому заявление Вучича в скупщине вполне могло послужить триггером для того, чтобы власти Косово решили ещё немного простимулировать уступчивость сербского президента и в откровенно провокационной манере устроить в сербских муниципалитетах «операцию по борьбе с оргпреступностью».

Что важно: в принципе нет оснований сомневаться в том, что некоторая оргпреступность на севере Косово есть. Но если учесть, чем в действительности является сама территория Косово — любая «борьба с преступностью» по гамбургскому счёту обретает черты разборки.

Впрочем, в данном случае имеется нюанс: речь идёт о «разборке», в ходе которой бессменное руководство Косово попутно с решением своих задач напрягает целый континент.

С одной стороны — едва ли не главным легальным источником дохода Косово сегодня являются прямое иностранное финансирование (европейские страны НАТО), американская военная база Кэмп-Бондстил площадью на четверть больше, чем Централ-парк в Нью-Йорке и, наконец, «переводы из-за рубежа».

Экономически и демографически Косово представляет собой классическое failed state – в куда большей степени, нежели Сербия. Более того: с учётом характера государственности, сложившейся на данной территории, в неё, несмотря на все красоты, не стоит ожидать притока каких бы то ни было реальных инвестиций. Промышленности у квазигосударства нет, основу легального ВВП составляет «торговля».

В данной ситуации шантажирование новой войной (не только Сербии, которая почти со 100% вероятностью не отважится пересечь официально не признаваемую ею границу, что бы ни творили с сербами в Косово, но и Европы) является естественным способом местного руководства напомнить о подзабытом гособразовании и, возможно, даже выбить дополнительное финансирование.

Для косовского Тачи и его команды нет такой провокации, которая не привела бы в нынешних раскладах к результату, удовлетворяющему Приштину. Либо удастся извлечь деньги из ЕС и США на «усиление защиты от возможной сербской агрессии», либо — продвинуться в дальнейших претензиях к Сербии, которые на данный момент отнюдь не заканчиваются на признании суверенитета Косово.

За ними маячат уже несколько лет и новые территориальные требования.