Потёмкинская манипуляция. К опросу Левады по Сирии

Потёмкинская манипуляция. К опросу Левады по Сирии

6 мая 2019 г. 19:02

Виктор Мараховский

Артель по производству ярких заголовков из наводящих вопросов «Левада-центр», уже по меньшей мере полгода регулярно бомбардирующая СМИ опросами, долженствующими показать охлаждение масс к казённой повестке, отбомбилась по вопросу Сирии.

Коротко: большинство россиян (то есть 55% опрошенных при погрешности в 3,4%) высказались за то, чтобы Россия завершила операцию в Сирии. А в 2017-м таких было лишь 49%.

А ещё 37% опрошенных считают, что «операция может стать новым Афганистаном», а в 2017-м таких было лишь 32%.

Всё.

Поскольку, напомним, речь идёт о создании симулякра «охлаждения граждан к власти с её затеями» - то в медиапреломлении (из которого условный массовый потребитель информации и черпает мироощущение и цайтгейст) за кадром осталось практически всё остальное.

Ирония в том, что этого остального (Левада безопасно размещает данные у себя в открытом доступе, всё равно по источникам ходит ничтожный процент читателей) достаточно, чтобы от симулякра в принципе ничего не осталось.

Потому что:

1) Интерес к событиям в Сирии сейчас на минимуме с начала операции — 13% (для сравнения: год назад за ними внимательно следили 31% граждан).

2) Число тех, кто вообще ничего не знает о том, что там творится в Сирии — на историческом максимуме (39%, год назад таких было 14%).

То есть был проведён опрос преимущественно среди тех, кто темой в принципе не интересуется.

В такой ситуации не стоит удивляться тому, что респонденты беззаботно дают взаимоисключающие с точки зрения линейной логики ответы: 55% против 30% за то, чтобы завершить операцию в Сирии, при этом 51% против 35% одобряют действия России в Сирии.

А что касается сравнения мрачных ощущений, что «будет новый Афганистан» - то для роста их выбрана в качестве точки сравнения именно середина 2017-го, потому что в это время данные ощущения были, по какой-то очередной иррациональной причине, на минимуме. В целом же предчувствие «нового Афганистана» было максимальным в начале операции, осенью 15-го (46% опрошенных), что значительно выше нынешних 37%, являющихся вполне средним показателем за все годы миссии. Кстати, процент тех, кто ни в какой «второй Афган» не верит, удерживается все четыре года на стабильном проценте — 50% населения. При этом процент тех, кто в дурное развитие событий не верит принципиально — на историческом максимуме.

...Что ещё не может не броситься в глаза. Респондентам не задавался естественнейший вопрос о том, считают ли они миссию России в Сирии успешной (или задавался, но не пилился с необходимым результатом).

А теперь — самое интересное.

Если учесть, что Левада-центр такой у нас не вчера возник и его боевые панические опросы, правильным образом оформляемые соответствующе заточенными СМИ, распространяются по медиасфере исправно все годы военной операции — то напрашивается одна логичная констатация.

А именно: никакого реального «формирования общественного мнения через публикацию опросов общественного мнения» мы в данном — как и во многих других случаях — не наблюдаем.

Фактически перед нами уже даже не симулякр социального исследования, используемый для манипулирования общественными настроениями.

Перед нами симулякр манипуляции общественными настроениями, для имитации воздействия на которые участникам социологически-медийного негласного картеля приходится идти на довольно откровенные подтасовки.

По факту такое самозамыкание на себе, безусловно, во многом удобно — поскольку позволяет соответствующим потребителям финансирования и производителям отчетности фигурировать без особой сцепки с неподатливой реальностью.

Однако, с другой стороны, такое яростное само-индоктринирование желаемой повесткой и заказанной реальностью уже однажды привело российский медиакласс к большому конфликту с государством — когда медиакласс в очередной раз решил, что он здесь власть.

Есть вероятность, что он снова рискует повторить свою ошибку.