О дедолларизации российской экономики

О дедолларизации российской экономики

29 апреля 2019 г. 13:41

Важнейшая тема президентства Дональда Трампа - это превращение американского доллара в оружие массового финансового поражения, то есть как называемое "weaponization of the dollar". Контроль США над главной валютой международной торговли использовался в качестве оружия и до Трампа, но это никогда не происходило в масштабах, сравнимых нынешними авантюрами Вашингтона.

Возможно, столь активное использование финансового оружия - это отголосок специфического характера и взгляда на мир нынешнего американского президента, но более вероятным представляется совсем другое объяснение: Трамп, как и его прямое окружение, в котором более чем достаточно специалистов из финансового сектора, прекрасно осознает долгосрочные проблемы, которые будут вызваны таким использованием американской валюты и финансовой системы, но считает что игра стоит свеч, а долгосрочные риски - ничто, по сравнению с риском потерять мировую гегемонию здесь и сейчас.

Стратегия вашингтонской администрации в большей степени напоминает не стратегию Рейгана в Холодной войне, а стратегию Гитлера во Второй мировой войне - ставка делается на эдакий экономический блицкриг, то есть на то что геополитическим оппонетам США будет быстро нанесен неприемлемый экономический ущерб, который принудит их к капитуляции до того как сама долларовая система мировых финансов окажется под угрозой уничтожения.

Нельзя сказать, что предыдущие администрации не испытывали соблазна вести аналогичную политику, но каждый раз соображения риск-менеджмента побеждали. Достаточно вспомнить позицию министра финансов в администрации Обамы, Джека Лью, который выступал в роли "бюрократического тормоза" американской санкционной политики и публично предупреждал, что чересчур активное использование долларовых ограничений подорвет статус доллара как главной мировой валюты и нанесет ущерб американской финансовой системе.

"Долларовый блицкриг" пока не оправдывает ожиданий его авторов. Ни одно по-настоящему крупной победы с его помощью одержано не было, а главные жертвы долларовой блокады: Венесуэла и Иран хоть и понесли серьезный экономический ущерб, все еще держатся. При этом негативные эффекты для США уже начали проявляться в виде "ползучей дедолларизации", в которой участвуют все страны мира, так или иначе, пострадавшие от американской санкционной политики: от Евросоюза и Китая до России.

Процесс дедолларизации, пускай и сильно медленнее, чем хотелось бы некоторым радикалам, идет. Агентство Прайм со ссылкой на аналитический отчет Finexpertiza, например сообщает: "За пять лет доля расчетов России по внешнеторговым договорам, номинированных в долларах, сократилась до 56,1%, или до 388 миллиардов долларов. Доля расчетов в евро выросла до 21,9% и составила 151 миллиарда в долларовом эквиваленте. Доля расчетов в рублях выросла почти до 20%, или до 136 миллиардов долларов."

Тектонические изменения финансовой системы проходят медленно, если смотреть на них с обывательской точки зрения, и молниеносно, если смотреть с исторической. Скорее всего, те риски о которых говорил в свое время министр финансов администрации Обамы реализуются гораздо быстрее, чем те надежды, которые испытывают "ястребы" Дональда Трампа.