Наследие М.Н.Каткова в «Тетрадях по консерватизму»

Наследие М.Н.Каткова в «Тетрадях по консерватизму»

19 апреля 2019 г. 14:18

При поддержке Фонда ИСЭПИ вышел очередной номер альманаха «Тетради по консерватизму», посвященный 200-летию со дня рождения яркого консервативного публициста своей эпохи – Михаила Никифоровича Каткова.

В качестве редактора общественно-политической газеты «Московские ведомости», а также общественно-литературного журнала «Русский вестник», Катков сыграл важную роль в формировании самосознания русского общества.

Выступая с консервативно-охранительных позиций Михаил Никифорович стал одним из главных авторитетов в русской политической журналистике. К его деятельности благосклонно относились императоры Александр II и особенно Александр III. По словам одного из современников, положение Каткова – это «первый пример в России, чтобы человек без связей и покровительства, единственно силой своего таланта и горячего убеждения, приобрел неслыханную диктатуру над умами».

Член экспертного совета Фонда ИСЭПИ, политолог Леонид Поляков во вступительной статье к свежему номеру Альманаха делится с читателями своими соображениями относительно личности великого русского мыслителя:

– В ряду великих представителей русской культуры (художественной, интеллектуальной, научно-технической, государственно правовой) М.Н. Катков занимает – пока – не самое заметное место. И весьма символично, что даже могила его не сохранилась, поскольку кладбище при Алексеевском монастыре в Красном селе было уничтожено в эпоху тотальной реконструкции Москвы в 30-х годах ХХ века.

Символика эта идет дальше еще и в том смысле, что стирание памяти о Каткове в большевистскую эпоху сочеталось с одновременным возведением его в статус «махрового реакционера», архимракобеса, безоговорочного апологета империи – «тюрьмы народов» и проповедника абсолютного самодержавия. То есть в отношении Каткова создавался образ «идеального врага». Он должен был воплощать все то, с чем в 1918 году боролись блоковские «Двенадцать»: «Пальнем-ка пулей в Святую Русь – в кондовую, в избяную, в толстозадую!».

По принципу «от противного» такое отношение к Каткову в советский период национальной истории можно было бы считать его несомненной заслугой и серьезным поводом для посмертной «реабилитации». В виде, например, включения этой фигуры в пантеон особо чтимых и даже широко читаемых представителей «золотого века» России. Однако не всё так просто. Потому что даже у современного непредвзятого обитателя русской культурной Вселенной (не говоря уже о ее почитателях) сразу же возникает два вопроса: за что Каткова чтить и что у Каткова читать?

По первому вопросу напрашивается скорый ответ: хотя бы за то, что именно в его «Русском вестнике» печатались Достоевский, Толстой, Тургенев, Лесков. Или, например, за пассаж в письме к Цензурному комитету от 1858 года, в котором он предупреждает: «…с грустью мы должны сознаться, что будущность нашего отечества не обещает добра, если продлится эта система отчуждения мысли, этот ревнивый и недоброжелательный контроль над нею».

Но, с другой стороны, тот же Катков двадцать лет спустя публикует в своих «Московских ведомостях» статью под названием «НАШЕ ВАРВАРСТВО – в нашей иностранной интеллигенции»! А в другой статье провозглашает и вообще самоубийственный (в глазах «интеллигенции) тезис: «Русская земля есть Русское государство, а Русское государство есть Русская земля».

Это последнее заявление действительно дорого обошлось Каткову. Самый выдающийся представитель «нашей иностранной интеллигенции» XIX века – Владимир Сергеевич Соловьев в своей непримиримой борьбе против «русского национализма» отвел Каткову особую ступень в лестнице «вырождения» славянофильства. «Главные фазы» этого «умственного движения» таковы: «Поклонение народной добродетели, поклонение народной силе, поклонение народной дикости – вот три нисходящие ступени нашей псевдопатриотической мысли». Каткову здесь отведено промежуточное и, по сути, ключевое место в роли поклонника «народной силы».

Итак. На сегодня у нас есть две фазы отношения к Каткову: советское осуждение его как воплощения всех «мерзостей царизма» и соловьевское суждение о нем как переходной фигуре от возвышенно-фантазерского славянофильства к псевдопатриотическому обскурантизму. Очевидно, пришла пора переходить в третью фазу и открывать аутентичного Каткова. Не потому, что «лучше поздно, чем никогда».

А потому, что никогда не поздно.

СКАЧАТЬ НОМЕР "ТЕТРАДЕЙ ПО КОНСЕРВАТИЗМУ"