Александр Лукашенко: послание, посол и последствия

Александр Лукашенко: послание, посол и последствия

19 апреля 2019 г. 16:35

Кирилл Бенедиктов

Сегодня президент Республики Беларусь Александр Лукашенко обратился с Посланием белорусскому народу и Национальному собранию.

Обращает на себя внимание, что помимо традиционно присутствовавших в Овальном зале Дома Правительства высокопоставленных чиновников, директоров предприятий, ректоров вузов, представителей дипкорпуса и государственных СМИ в этот раз среди приглашенных особенно широко была представлена белорусская общественность. В том числе главный неполитический союз в стране – республиканское общественное объединение «Белая Русь», Белорусский союз женщин, студенты вузов, в том числе представители белорусского «комсомола» - БРСМ, курсанты военных учебных заведений и т.д. В то же время на мероприятие не были аккредитованы журналисты «независимых», т.е. оппозиционных СМИ.

Как и для многих постсоветских стран, для Белоруссии сейчас крайне актуальна проблема транзита власти. Александр Лукашенко находится на посту президента уже четверть века, и эта несменяемость становится все большей помехой в решении насущных задач, стоящих перед РБ (в основном, на международной арене). Неудивительно, что в Послании искали – и находили – прежде всего пассажи, связанные с транзитом.

Как и многие публичные выступления Александра Лукашенко в последние месяцы, нынешнее Послание сочетает в себе разнонаправленные сигналы, адресованные различным аудиториям. Но можно вычленить главное:

  1. Парламентские и президентские выборы должны пройти в штатном порядке. Парламентские выборы Лукашенко предложил провести 7 ноября («Я не определялся по дате, но скажу, что, если это приемлемо по Закону, у нас есть хороший праздник, в России он называется День Единения и согласия, а у нас по-старому: День Октябрьской революции. 7 ноября – выходной день… Давайте будем к этой дате близко ориентироваться – без всяких идеологических посылов»).

  2. Президентские выборы должны состояться в 2020 г. «В 2020 году они и пройдут, чтобы ни случилось в нашей стране» (выделено мной, - К.Б.) Это один из самых любопытных пассажей в Послании, так как дальше Лукашенко сказал: «Мы не будем играться с народом, мы не будем устраивать политические игры. Президентские выборы пройдут в строгом соответствии с Законом в установленные Конституцией сроки».

В то же время в том же Послании Лукашенко заявил, что Конституция страны будет изменена, чтобы сбалансировать ветви власти. «За экономику надо, чтобы отвечало правительство и парламент. Президент должен быть главой государства, он не должен мотаться по полям и фермам». Некоторые эксперты из этих слов делают вывод, что новая Конституция должна ослабить полномочия президента после выборов 2020 г.

Если предположить, что этим президентом будет не Александр Григорьевич, то схема может выглядеть так: РБ превращается в парламентскую республику с Лукашенко во главе правительства и кем-то из верных ему людей на посту президента. Такая модель белорусского «транзита» представляется вполне вероятной – особенно на фоне неоднократных попыток согласовать процесс перехода власти с Москвой.

Что касается возможного преемника Александра Лукашенко на посту президента, то, по мнению ряда экспертов, велики шансы у нынешнего министра иностранных дел РБ Владимира Макея, который считается главным сторонником разворота Белоруссии на Запад и «развода» с Россией.

  1. Этой версии, однако, прямо противоречит заявление Лукашенко: «это не значит, что мы будем предпринимать какую-то попытку создать такую систему, что Лукашенко вроде ушел и не ушел. Этого в стране не будет. Я вам точно обещаю». Конечно, до выборов 2020 г. еще довольно далеко, а обещания политиков имеют свойство выцветать со временем, как не слишком хорошего качества чернила, но вполне возможно, что Лукашенко просто имеет в виду, что в Белоруссии не будет транзита власти по казахскому образцу, и что он не собирается примерять на себя титул «отца нации».

  2. Отношения с Россией, если судить по Посланию, по-прежнему находятся в состоянии кризиса. Все обратили внимание на грубый выпад президента РБ в сторону российского посла Михаила Бабича, который не так давно стал объектом атаки со стороны белорусского МИДа (естественно, с санкции упомянутого выше В. Макея). В ответ на вопрос депутата Анны Канопацкой, правда ли, что как заявил посол Бабич, Россия снизила стоимость строительства БелАЭС на 3 миллиарда долларов (Бабич, по версии Канопацкой, сказал что вместо 10 миллиардов долларов строительство БелАЭС обойдется в 7 млрд., а цена ее электричества составит 4 цента за киловатт), Лукашенко заявил:

«Впервые об этом слышу. Посол, наверное, считать плохо умеет, и если он так сказал, то вредит самой России». Однако сам Бабич таких цифр не называл – как пишет телеграм-канал «Белорусский гамбит», «Канопацкая или ошиблась, или сделала это намеренно, вложив в уста Бабича сказанное на самом деле экономистом Ярославом Романчуком». Романчук, напомню, давний противник проекта строительства БелАЭС… но не потому, что плохо относится к атомной энергетике, а потому что уже много лет лоббирует проект строительства такой АЭС в содружестве с прибалтийскими государствами – Литвой, Латвией и Эстонией.

Президенту вполне достаточно было ограничиться словами «Впервые слышу», и это было бы нормально и нисколько не повредило его репутации. Однако вместо этого он предпочел грубо «наехать» на российского посла.

Такой совершенно немотивированный (по крайней мере, внешне) выпад в адрес посла союзной державы может иметь два объяснения: Лукашенко обязательно нужно было показать кому-то, что он ни в коем случае не «прогибается» под Кремль, и демонстрирует очень жесткую риторику, или же белорусский президент просто не может сдержать раздражения по поводу навязанного ему «куратора», назначение которого он не сумел заблокировать, несмотря на колоссальное давление со стороны «западников» в правительстве РБ.

Михаил Бабич счел необходимым ответить на «критику» Лукашенко: «К сожалению, вынужден констатировать, что президента в очередной раз ввели в заблуждение. Дело в том, что ни я, никакие другие государственные лица с российской стороны никогда не называли конечную стоимость БелАЭС. Не называли потому что во-первых ее сейчас никто не знает, а во-вторых в связи с тем что рассчитать ее можно будет после завершения строительства обоих блоков, а это, как известно, произойдет не ранее конца года».

Таким образом, российский дипломат недвусмысленно дал понять: Лукашенко «в очередной раз» подставили. Вряд ли президенту Белоруссии понравится, что его используют как марионетку в чьих-то закулисных играх, особенно когда на кону стоят добрые отношения с ближайшим союзником.

  1. В то же время в Послании содержался важнейший пассаж, касающийся русского языка. «Я же вас просил, - возмутился Лукашенко. – Не поднимайте этот вопрос вообще! Он закрыт в Беларуси! У нас два государственных языка – русский и белорусский. Не украинский, не российский – русский! Русский, в который мы душу вложили! Люди гибли! Вместе с русскими людьми воевали. Это наше общее достояние. Если кто-то хочет потерять разум — он потеряет русский язык, если сердце — белорусский. Что вы хотите потерять — разум или сердце?»

Значение этого фрагмента трудно переоценить. Именно вопрос о языке стал в конечном итоге катализатором процессов, в результате которых Крым вернулся в родную гавань, а Новороссия отделилась от Украины. И упоминание украинского языка здесь совершенно не случайно. Так же, впрочем, как и какого-то «российского» языка – такого языка, разумеется, не существует, но Лукашенко хочет подчеркнуть, что проблемы в коммуникации у него именно с Россией и ее политической элитой, а не с «Русским Миром».

Этот фрагмент Послания показывает, что идеологические подпорки белорусского суверенитета подверглись определенной реконструкции. Совсем недавно Лукашенко утверждал, что разговоры о «Русском мире» могут «взбаламутить» белорусов и взорвать ситуацию. Сейчас, видимо, этот вопрос уже не стоит так остро.

Правда, существует и другая точка зрения: якобы, примирительные заявления Лукашенко о роли русского языка призваны маскировать реальность, заключающуюся в ползучем вытеснении русского языка из обращения в РБ. Действительно, в республике есть силы, которые хотели бы использовать вопрос о языке именно таким образом – но, как представляется, гнев Лукашенко был направлен именно на них.

  1. Выходить из ЕАЭС Минск уже тоже не собирается (в 2016-2017 гг. ряд СМИ, как в России, так и в Белоруссии, с удовольствием муссировали эту тему). Но Лукашенко в очередной раз подчеркнул, что ЕАЭС «должен стать полноценным экономическим союзом с равными условиями для его участников» и пообещал, что решение этой задачи станет приоритетным для председательства Белоруссии в ЕАЭС, которое как раз совпадает с годом президентских выборов – 2020 г.

В целом Послание отражает нынешний переходный характер белорусской политики, в которой сейчас преобладают поиски новых союзников и доноров на фоне неизбежно и стремительно приближающегося транзита власти.