«Россия захватывает Донбасс паспортами»: что это значит

«Россия захватывает Донбасс паспортами»: что это значит

16 апреля 2019 г. 9:14

РБК сообщает о том, что после президентских выборов на Украине Россия «может ввести упрощенный порядок предоставления гражданства украинцам, проживающим на территории самопровозглашенных Луганской и Донецкой народных республик».

«Такой сценарий рассматривается в Кремле, проект соответствующего указа президента Владимира Путина уже подготовлен, сообщил РБК источник, близкий к администрации президента, и подтвердил собеседник, знакомый с подготовкой документа... жители ДНР и ЛНР смогут получить российские без обязательных экзаменов и проживания в России более пяти лет... основными условиями смены гражданства будут наличие паспортов ЛНР и ДНР и сдача украинского паспорта».

Во-первых, стоит отметить, что официальных подтверждений подобных планов нет от слова совсем.

То есть издание, теснейшим образом связанное с украинской политтехнологией, в данном случае могло стать (в том числе и невольным) механизмом обналичивания какой-то специально заказанной информации, долженствующей повлиять на исход выборов.

В случае же, если план по массовой паспортизации Донбасса российскими паспортами действительно существует — в нём нет ничего принципиально необычного.

Более того: он никаким образом не означает наличие некоего иного плана — скажем, по инкорпорации народных республик в Россию.

Как известно, у массовой «паспортной русификации» жителей непризнанных или частично признанных государств имеются довольно давние корни.

Граждане Приднестровской Молдавской республики никуда не могли бы выехать, имей они на руках только собственный паспорт ПМР — поэтому у уважающих себя приднестровцев, помимо собственно местного документа, имеются также паспорта российский и молдавский (а нередко ещё и румынский).

Граждане Абхазии и Южной Осетии, существовавших де факто автономно от Грузии с начала 1990-х, но де юре не признанных Россией до Пятидневной войны в 2008-м, были паспортизированы российскими документами практически поголовно. Это вызывало протесты Грузии и обвинения в планах опять-таки инкорпорировать республики в состав России, однако этого так и не произошло.

Россия во всех описанных случаях преследовала куда более практичную и простую цель. А именно — обеспечить гражданам пророссийских, но не имеющих официального международного статуса государственных образований свободу перемещения. И лишь во вторую очередь речь шла о «привязке» этих образований к России.

В случае с ЛНР и ДНР стоит отметить, что большая часть населения этих республик пользуется по сей день украинскими паспортами — без которых не поездишь туда-сюда через линию разграничения, она же линия фронта (странного, как и всё на Украине).

Упрощение получения для них российского гражданства позволит, в частности, избежать коллизий, когда приезжих из ДНР и ЛНР выдворяют за нарушения режима пребывания не в родные республики (которые де юре Россией не признаются), а на Украину: для многих, особенно участников гражданского конфликта, такая выдача представляет натуральную угрозу жизни.

...В итоге, впрочем, с высокой долей вероятности ДНР и ЛНР станут в некотором смысле «Приднестровьем с привилегиями»: по факту у граждан на руках будет по три паспорта (российский, украинский и местный), а у силовиков — по два (местный и российский). Привилегией же в данном случае выступит наличие непосредственной границы с Россией.