Подсчеты и прогнозы – цифры доходов и рейтинги

Подсчеты и прогнозы – цифры доходов и рейтинги

15 апреля 2019 г. 9:25

Обзор прессы 15 апреля

Отчеты о доходах российских чиновников и парламентариев, которые опубликовали собственные декларации заполнили первые полосы ведущих российских федеральных СМИ.

«Известия» пишут, что в целом, согласно декларациям доходы российских чиновников и парламентариев в этом году снизились. Правительство покинули лидеры прошлогодней декларационной кампании — Александр Хлопонин и Александр Ткачев, доход самого состоятельного депутата Госдумы Григория Аникеева сократился на 2 млрд рублей, а сенатора Сулеймана Керимова — в 74 раза. При этом парламентарии не спешат отказываться от зарубежной недвижимости и дорогих автомобилей. По словам экспертов, нужно различать понятия дохода и заработной платы — они предлагают пояснять в декларациях, как были получены деньги.

Издание так же сообщает, что доход Владимира Путина в 2018 году сократился на 10 млн рублей и составил 8,6 млн. Это следует из декларации главы государства, опубликованной на сайте Кремля. В 2017 году президент заработал 18,7 млн рублей, что было связано с получением средств от продажи земельного участка. В 2016 году доход Владимира Путина составлял менее 8,9 млн рублей.

Доход председателя правительства Дмитрия Медведева в прошлом году, напротив, увеличился на 1,35 млн рублей по сравнению с 2017-м и составил 9,9 млн рублей. Годом ранее декларация фиксировала сокращение заработка главы правительства на 21,6 тыс. рублей, что в аппарате кабмина объясняли уменьшением доходов от процентов по банковским вкладам.

Больше заработал в прошлом году и спикер Госдумы Вячеслав Володин. Его доход увеличился на 20,3 млн рублей — до 71,7 млн. При этом около половины парламентарий направил на благотворительность.

Самый высокий доход среди кремлевских чиновников зарегистрировал полномочный представитель президента в Приволжском федеральном округе Игорь Комаров. В 2018 году его заработок превысил 657 млн рублей. В собственности Игоря Комарова находятся пять земельных участков в России, жилой дом площадью около 2,5 тыс. кв. м, квартира, нежилые помещения, а также газопровод площадью 368,1 кв. м. Чиновник, который занимал должность президента ОАО «АвтоВАЗ» в 2009–2013 годах, продал ценные бумаги компании на сумму более 600 млн рублей.

На втором месте — первый заместитель руководителя администрации президента Сергей Кириенко (свыше 66,6 млн рублей). Причем в 2017 году его доход был вдвое ниже — 33,26 млн рублей. Глава АП Антон Вайно за прошлый год задекларировал 9,65 млн рублей. В 2017 году чиновник получил 255,8 млн рублей, а в 2016-м — 9,6 млн рублей. Эти изменения были связаны с продажей недвижимости.

Среди членов правительства в 2018 году больше всех заработал вице-премьер, полномочный представитель президента России на Дальнем Востоке Юрий Трутнев. Он задекларировал 538,4 млн рублей, что на 40% превышает сумму 2017-го. Как пояснял официальный представитель вице-премьера, эти доходы были получены в основном от продажи недвижимого имущества и ценных бумаг, находившихся в доверительном управлении.

РБК добавляет, что наибольший доход среди членов верхней палаты задекларировали «рыбные магнаты». На первом месте представитель Камчатского края и совладелец «Океанрыбфлота», одного из крупнейших рыбопромышленных предприятий региона, Валерий Пономарев с доходом 2,345 млрд руб. В 2017 году он получил 1,8 млрд руб. Пономарев владеет тремя квартирами общей площадью более 500 кв. м, пятью машино-местами, тремя нежилыми помещениями и четырьмя автомобилями. В автопарке сенатора — Bentley Bentayga W12, Bentley Arnage R, Ferrari F430 и ГАЗ-21 «Волга».

С пятого на второе место поднялся представитель Карелии Игорь Зубарев с 564,4 млн руб. Бывший председатель Союза рыбопромышленников Карелии увеличил свой заработок в полтора раза по сравнению с 2017 годом. За ним в рейтинге богатейших сенаторов следует второй представитель Камчатского края в Совфеде Борис Невзоров. Он получил доход 489 млн руб., его жена — 37,4 млн. По сравнению с 2017 годом сенатор увеличил доход в полтора раза.

Пономарев в течение нескольких лет был самым богатым из членов верхней палаты, пока в 2017 году его не обогнал представитель Дагестана Сулейман Керимов. В прошлом году Керимов, которому во Франции предъявили обвинения в уклонении от уплаты налогов, заработал 37,15 млн руб. Это в 74 раза меньше, чем в 2017 году.

Депутатом с самым высоким доходом снова стал единоросс Григорий Аникеев. Основатель ABI Group (занимается мясопереработкой и девелопментом) задекларировал доход 2,326 млрд руб. Это на 2 млрд руб. меньше его годового дохода в 2017 году. Единоросс Николай Борцов сохранил вторую позицию в списке, отчитавшись о годовом доходе в размере 988,5 млн руб. Это меньше, чем годом ранее — тогда он указал 1,1 млрд руб. Третье место снова занял Леонид Симановский (424,3 млн руб.).

Спикер верхней палаты Валентина Матвиенко заработала 15 млн руб. Ее доход на 7 млн меньше, чем годом ранее. Также она задекларировала два дачных участка общей площадью 6,4 тыс. кв. м (в 2017 году их было три), дачу, квартиру площадью 290 кв. м, машино-место, три нежилых здания и один объект незавершенного строительства. Матвиенко продала автомобиль Chevrolet Niva, который декларировала в 2017 году.

«Ведомости» пишут, что администрация президента России планирует использовать на выборах в регионах новые инструменты прогнозирования и социологические методики, рассказали изданию несколько человек, близких к Кремлю. Это реакция на выборы 2018 г., когда четыре губернатора не смогли избраться в первом туре, а соответствующие прогнозы появились слишком поздно, говорят собеседники. По словам одного из них, запрос на новые подходы есть со стороны администрации, социологи и эксперты тоже готовы предложить новые методики.

Социологи предоставляют администрации президента данные по губернаторским выборам, проводя личные и телефонные опросы, а сейчас добавились и онлайн-опросы, говорит человек в администрации: «Они включают мониторинг соцсетей, т. е. на их основе идет некоторая корректировка данных – пока в порядке эксперимента. Такой мониторинг начался по регионам, где уже более-менее определились кандидаты в губернаторы». В соцсетях будет оцениваться частота и контекст упоминаемости кандидатов, число лайков, шеров и комментариев, добавляет он.

Социологи хотят применять новые методики, но любые новые методы дорогостоящи и пока не прошли обкатку, говорит гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров: «Санкт-Петербург и Москва, где в этом году будут выборы губернатора и думы соответственно, высокоинтернетизированные города, набирается критическая масса тех, кто может высказывать свое мнение в сети, поэтому органично их там же и опрашивать». При этом могут использоваться как опросы через соцсети – чтобы ловить респондентов там, где они «живут», – так и традиционные опросы, при анализе которых учитывается не только то, что сказал человек, но и его «цифровой след», добавляет социолог: «Такие истории уже пробовались на выборах, но в широком масштабе не применялись».

Опросы к выборам в регионах традиционно проводят ВЦИОМ и ФОМ, свои данные представляет ФСО. Эти данные могут быть точнее, поскольку ФСО может замерять уровень «административного влияния», поясняет человек, близкий к администрации президента. В 2018 г. из четырех вторых туров не был предсказан только один – в Приморском крае, говорит собеседник в администрации. Но в прошлом году первая социология была в мае, а в этом данные появились гораздо раньше и опросы проводятся чаще, добавляет он.

Опросы проводят чаще и начались раньше, но системно подход не менялся, говорит другой человек, близкий к администрации президента: «Раньше по выборным регионам социология была раз в квартал, сейчас – раз в месяц, а к выборам, может быть, будет чаще. Измеряются рейтинги всех известных кандидатов и общая ситуация в регионе». Еще один собеседник говорит, что в 2018 г. о вторых турах заговорили лишь за месяц до выборов. ФОМ в начале сентября предсказывал второй тур в трех регионах (в Приморье они исследование не проводили).

Классический инструментарий социологов в 2018 г. дал сбой, говорит человек, близкий к администрации: «От социологов нужна большая реактивность. Появилась новость, ее обсудили в соцсетях, или люди вдруг вышли на митинг, настроения поменялись – а социологи замерить не успели. Гранды социологии не ошибаются по электоральным данным и политическим индикаторам, но не всегда успевают замерить настроения». О том, что администрация ставила задачу повысить точность прогнозирования выборов, знает еще один человек, близкий к Кремлю.

Два человека, близких к администрации, говорят, что планируется активнее привлекать для замеров, не только выборных, более мелкие компании – такие как «Инсомар» и «Циркон». «Они в том числе могут перепроверять ранее полученные данные. Потом все исследования становятся объектом обсуждений», – поясняет один из собеседников. Руководители «Инсомара» «Циркона» Сергей Хайкин и Игорь Задорин в воскресенье не ответили на звонки «Ведомостей».

Свои методики предлагают и близкие к Кремлю фонды. Так, человек в ЭИСИ говорит, что они начали сами проводить социологические исследования. Свой проект готовит Фонд развития гражданского общества, сообщил его руководитель Константин Костин: на выборах в Мосгордуму-2019 они планируют создать новую прогнозную модель, которую в 2020 г. хотят опробовать на выборах в заксобрания, а в 2021 г. – на выборах в Госдуму. Фонд намерен использовать данные ежемесячных опросов в Москве, а также результаты анализа медиа, соцсетей, поисковых запросов по кандидатам в Мосгордуму – все эти показатели вместе с результатами выборов загрузят в нейросеть, чтобы она выдала формулу, по которой нужно сопоставлять данные для первого прогноза, который затем будет корректироваться, отмечает Костин: «Тогда по заксобраниям в 2020 г. мы, возможно, уже сможем дать точный прогноз в апреле».

Никогда нельзя абсолютизировать какой-то один подход к прогнозированию, считает руководитель Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Даже в социологии важно сочетание количественных и качественных методов, без чего сложно увидеть тренды и тем более их предсказать. Анализ соцсетей, как и экспертные мониторинги, может добавить данных, повысить точность оценок и моделирования. Главное – чтобы увеличение количества исследований не превращалось в самоцель и способ увеличения бюджетов кампаний».

Сколько бы ни было различных социологических данных, результат выборов в конечном счете будет зависеть больше от квалификации политтехнологов, их способности работать со всеми данными, их интерпретировать, выстраивать стратегию и корректировать ее в случае необходимости, отмечает эксперт: «С точки зрения социологии кампании [вновь назначенных] врио губернаторов часто типовые и не самые сложные. Переизбрание действующего губернатора на второй срок – это уже другой тип кампании, здесь ее проработанность на основе исследований намного важнее».

Ежемесячная социология перед губернаторскими выборами была всегда, говорит политолог Андрей Колядин: «В прошлом году по Приморью прогноз был очень точен – за неделю до выборов он показал проблемы, поэтому туда выехали сотрудники администрации президента».

С другой стороны, когда речь идет о планировании кампании, то по ежемесячной социологии можно выстраивать реальность, но она не будет точной, так как свои шаги делают и оппоненты кандидатов от власти, подчеркивает эксперт: «Социология за месяц до выборов, за две недели и за неделю может быть разной. Какие-то не те шаги делает кандидат, его рейтинг падает или у конкурентов растет. Если регион проблемный, то социологию делают еще чаще – как было в Приморье, когда избирали [Олега] Кожемяко».

Но в случае с новыми врио предсказать вторые туры за три месяца до выборов невозможно, уверен Колядин: «У новых врио нет ни рейтингов, ни антирейтингов – они как пластилин, можно слепить что угодно, и рейтинги будут меняться от кампании. Поэтому это риск в первую очередь для новых врио».