Госпереворот в Судане – внутреннее дело с внешнеполитическими последствиями

Госпереворот в Судане – внутреннее дело с внешнеполитическими последствиями

12 апреля 2019 г. 15:00

Экспертное сообщество анализирует последствия государственного переворота в Судане, где военные объявили об отстранении от власти президента Омара аль-Башира, приостановлении конституции, а также о роспуске действующих органов власти, включая парламент.

Есть данные, что аль-Башир находится под домашним арестом. Также сообщается о задержании руководителя президентской гвардии, экс-министра обороны Абдель Рахима Мухаммеда Хусейна. Арестованы руководитель правящей в стране партии «Национальный конгресс» Ахмед Харун и бывший вице-президент Судана Али Осман Таха. Всего, по поступающей информации, задержаны более 100 человек, включая действующих и бывших высокопоставленных лиц. Одновременно в стране освобождены все политические заключенные.

В Судане сформирован военный совет и на три месяца вводится чрезвычайное положение. Кроме того, на месяц введен комендантский час. Лидер путчистов, министр обороны Судана генерал-лейтенант Авад бен Ауф заявил о начале переходного периода. По данным газеты «Коммерсант», этот человек в прошлом возглавлял военную разведку страны и был заместителем начальника генштаба, а после отставки в 2010 году работал на дипломатических должностях.

По данным WikiLeaks, он выступал связующим звеном между суданскими властями и поддерживаемыми ими ополченцами-джанджавидами, которые терроризировали гражданское население в Дарфуре, за что и попал под американские санкции в 2007 году. На пост министра обороны Авад бен Ауф был назначен в 2015 году. Как писала тогда газета Sudan Tribune, выбор президента Судана в пользу находившегося в отставке, но все еще влиятельного Авада бен Ауфа, мог указывать на его желание заручиться поддержкой военных. Как показали дальнейшие события, это ему не удалось.

Напомним, что массовые волнения в Судане не стихали с середины декабря 2018 года. Они начались из-за повышения цен на топливо, хлеб и муку, а также острого дефицита продуктов. 23 февраля аль-Башир распустил центральное правительство, отправил в отставку глав всех провинций и объявил чрезвычайное положение на год для принятия экстренных мер по выходу из экономического кризиса. Позднее парламент сократил срок чрезвычайного положения до полугода.

Со временем экономический протест стал политическим. Демонстранты потребовали отставки аль-Башира. Они расположили свой лагерь у комплекса зданий Министерства обороны в Хартуме, недалеко от президентского дворца. В последние дни протесты заметно обострились, что повлекло за собой человеческие жертвы. США, Великобритания и Норвегия потребовали от властей Судана изменить политическую систему страны, чтобы выполнить требования протестующих. Наконец, военные решились кардинально изменить ситуацию.

Тем временем, в партии аль-Башира Национальный конгресс (НК) ультимативно заявили, что солдаты должны вернуться в свои казармы. «Заявление суданской армии - это военный переворот против избранного президента. Если в армии прибегнут к арестам руководства нашей партии, мы выйдем на улицы в знак протеста», - заявил телеканалу Sky News Arabia один из руководителей НК Нааман Абдель Халим.

В Объединении профсоюзов Судана считают, что смена власти не исправит положение дел в стране. «Мы отвергаем заявление [военных] и призываем наших сторонников продолжить сидячую забастовку у штаб-квартиры главного командования ВС Судана, а также оставаться на улицах во всех городах Судана», - говорится на странице объединения в Facebook. ассоциации убеждены, что власть должна быть передана гражданским структурам, а армия - исключительно гарант безопасности государства, но не политическая сила. Профсоюзы также призвали военных сесть за стол переговоров.

Международное сообщество обеспокоено развитием дел в Судане. Россия призывает стороны действовать сдержанно и на основе демократических принципов. Франция надеется, что развитие ситуации будет происходить без насилия. Германия рекомендовала своим гражданам отказаться от поездок в Судан. Правительство Канады уведомило о временном закрытии посольства в Хартуме из-за военного переворота. Канадский МИД также просит своих граждан избегать любых поездок в Судан «из-за нестабильной ситуации с безопасностью в стране».

Египет, граничащий с Суданом, выразил полную поддержку «выбору суданского народа и его свободной воле определять будущее своей страны». В Каире указали, что Судан «переживает в данный момент определяющие события своей современной истории». Президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что Судан после переворота должен решить все свои проблемы мирным путем. Генсек ООН Антониу Гутерриш призвал к мирному и инклюзивному переходному процессу в Судане.

Эксперты, тем временем, напоминают, что чуть ли не вся история Судана состоит из череды госпереворотов. Независимость страны от Великобритании была провозглашена в 1956 году. В ноябре 1958 года там произошел военный переворот, был установлен военный режим, а первым президентом страны провозгласил себя маршал Аббуд. В 1964 году он передал власть коалиционному правительству.В мае 1969 года в стране снова произошел госпереворот и во главе государства встал полковник Джаафар Нимейри. В октябре 1971 года он был избран президентом Судана.

Нимейри свергли в апреле 1985 года в результате нового военного переворота во главе с генералом Абдель Рахманом Сивар ад-Дагабом.

Очередной военный переворот в Судане произошел в июне 1989 года. Высшим госорганом стал Совет командования революции и национального спасения под председательством генерал-лейтенанта Омара Хасана Ахмеда аль-Башира. В октябре 1993 года он стал президентом и являлся им до последнего момента. На посту главы государства аль-Башир провел пять сроков. На сегодняшний день он замыкает пятерку африканских лидеров, дольше всех находящихся у власти.

Падение режима профессор НИУ Высшей школы экономики Андрей Коротаев связывает исключительно с внутренними факторами, и в первую очередь с экономическими трудностями. По его словам, внешняя обстановка для Судана довольно благоприятная, в стабилизации ситуации в стране заинтересовано достаточное большое количество региональных игроков.

В общем, насильственные смены власти не мешали основным геополитическим игрокам. Вряд ли, по мнению экспертов, и нынешние события нанесут значительный вред экономическим интересам России в этом регионе.

Агентство РБК напоминает, что товарооборот России и Судана в 2018 году составил $510 млн (по сравнению с прошлым годом вырос на 16%). На экспорт из России приходится 99% общего объема торговли. Свыше 80% в экспорте ($417 млн) заняли злаковые культуры. Россия также остается для Судана главным партнером в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС).

По неофициальным данным, с начала 2000-х в Судан были поставлены бронетранспортеры БТР-80 и БТР-80А, свыше 150 танков Т-72Б2, не менее 24 боевых вертолетов Ми-24 и 18 транспортных вертолетов Ми-8МТ (взятых из наличия ВВС России и прошедших ремонт с модернизацией), а также несколько десятков истребителей МиГ-29СЭ.

При этом суданские военные активно закупали и технику из стран бывшего СССР: например, в 2011 году Судан купил один МиГ-29 у Украины, а в 2013 году Белоруссия поставила Судану 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24М и порядка 25 штурмовиков Су-25. Были закупки и китайской авиатехники: в 2017 году ВВС Судана получили шесть учебно-боевых самолетов FTC-2000, став их первым иностранным заказчиком.

Реальным российско-суданским проектам с проработанной экономической составляющей ничего не угрожает, говорят эксперты РБК. Из подписанных в 2017 году во время визита в Россию аль-Башира соглашений реальное наполнение есть только у одного — о выделении лицензионных блоков для геологоразведки между российско-суданской компанией Kush for Exploration & Production Co. Ltd и правительством Судана.

«Объем отношений России с Суданом относительно невелик. Судан обладает многими ресурсами, эти ресурсы всегда представляют интерес для совместной разработки, созданий совместных предприятий, но страна уже длительное время живет в сложной внутриполитической ситуации, что не способствует формированию привлекательного инвестиционного климата, да и другим формам сотрудничества. Тем не менее были точки соприкосновения, но они весьма и весьма ограниченны», — пояснил заведующий Центром изучения стран Северной Африки и Африканского Рога РАН Александр Ткаченко.

«Независимо от того, кто придет к власти, отношения России и Судана останутся на нормальном рабочем уровне. Потенциал у Судана большой, но вкладываться в страну никто не спешит при существующих политических рисках», — заявил РБК доцент кафедры всеобщей истории РГГУ Сергей Серегичев.

В последние годы сообщалось о заинтересованности в Судане нескольких российских компаний. В частности, госхолдинг «Росгеология» в 2016 году получил два контракта общим объемом €2,5 млн на выполнение поисково-оценочных и картографических работ на суше. В январе 2017 года тогдашний глава «Росгеологии» Роман Панов сказал, что компания ожидает заключения контрактов на шельфовую геологоразведку в этой стране. Однако, комментируя работу холдинга 10 апреля, его представитель Антон Сергеев сообщил, что «Росгеология» не приступала к работам в Судане и на текущий момент ее сотрудников нет в стране.

Во время правления аль-Башира отношения Судана с Россией развивались довольно сдержанно, констатирует РБК. Свой первый визит он нанес только в 2017 году в Сочи. Во второй раз Владимир Путин принял его уже в Кремле в июле 2018-го, во время чемпионата мира по футболу. Кремль тогда не комментировал факт, что аль-Башир разыскивается Международным уголовным судом. После визита в 2017 году суданский президент рассказал, что обсуждалась возможность создания российской военной базы в Судане.

С тех пор она не появилась, но в стране начали работать российские военные инструкторы и, по сообщениям СМИ, частные военные компании (ЧВК). На официальном уровне отправку в Судан российских военных инструкторов подтвердили в начале 2019 года замминистра иностранных дел Михаил Богданов и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, эта работа идет в рамках двусторонних отношений абсолютно легитимно.

О работе российских ЧВК в январе 2019 года писала газета The Times. СМИ связывают ее с бизнесменом Евгением Пригожиным (сам он причастность к ЧВК неоднократно отрицал). По данным The Times, наемники направлены для поддержки аль-Башира, который столкнулся с крупнейшей за 30 лет правления протестной активностью. То, что представители российских частных охранных фирм действительно работают в Судане, подтверждала 23 января официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Так что после смещения аль-Башира могут пострадать частные подряды в сфере безопасности, завязанные лично на президента Судана. Но никаких стратегических инвестиций Россия не теряет. И вообще, по мнению экспертов РБК, новость о стабилизирующем вмешательстве суданской армии — очень хорошая для России. Местная армия — естественный партнер России, ведь военно-техническое сотрудничество с Суданом остается одним из основных направлений экономического сотрудничества.

Заведующий Центром социологических и политологических исследований Института Африки РАН Сергей Костелянец сказал «Независимой газете», что Судан – важная страна для российских интересов в регионе и в Африке в целом: «У нас очень близкие политические позиции по многим международным вопросам. Мы поддерживали Судан по ситуации в мятежной провинции Дарфур. В свою очередь, суданцы дважды голосовали за нас на Генассамблее ООН по Крыму. Причем в 2014 году Судан был одной из двух африканских стран, которые поддержали Москву».

Эксперт не взялся предсказать, как ситуация будет развиваться в дальнейшем. «Риски, конечно, есть, как при любой смене власти. По объективным экономическим причинам Судану необходимо налаживать взаимодействие с МВФ, Всемирным банком, а все эти структуры во многом контролируются западными державами, и можно ожидать каких-то движений в сторону Запада, по крайней мере на уровне риторики», – сказал Костелянец, отвечая на вопрос о том, как переворот может отразиться на сотрудничестве с Россией.

По словам эксперта, Хартум является плацдармом Москвы в регионе. «Он важен не только сам по себе, он является трамплином для дальнейшего проникновения в Африку. У нас сейчас есть некоторые позиции в ЦАР, и именно Судан выступал связующим транспортным звеном», – отметил он.

Министр обороны бин Ауф находится в так называемых черных списках Госдепартамента США за якобы преступления в Дарфуре, напомнил Костелянец. «Я бы не ожидал от него каких-то прозападных маневров. С другой стороны, армия Судана поддерживала достаточно близкие отношения с российскими военными. Мы много сотрудничаем в военно-технической сфере, наши военные обучают суданских военнослужащих», – сказал он.

На этом фоне пока не отменен запланированный на следующую неделю визит главы МИД Судана Мухаммада Ахмеда ад-Дирдири в Москву. Он должен принять участие в российско-арабском форуме на уровне министров иностранных дел, сообщила на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. По ее словам, Москва надеется, что все суданские политические силы, а также силовые структуры будут действовать предельно ответственно.

В Кремле считают происходящее внутренним делом Судана. По всей видимости, в ближайшее время там будет превалировать внутриполитическая повестка. Эксперты полагают, что Россия возьмет паузу, дождется стабилизации обстановки, а потом начнет делать все возможное, чтобы заинтересовать новые суданские власти в развитии двустороннего сотрудничества по всем направлениям.

По мнению экспертов, России от Судана нужно сохранение ее военных и других контрактов, а также предоставление, как и США, стратегической информации по террористическим группировкам на Ближнем Востоке. Взамен Москва может гарантировать Судану защиту в СБ ООН.