Крымский консенсус теперь без эффекта

Крымский консенсус теперь без эффекта

1 апреля 2019 г. 16:22

Большинство россиян считает, что конфликт России с Западом из-за Крыма будет спущен на тормозах и отношения вернутся к прежнему уровню. Количество скептиков неуклонно росло в течение пяти лет и теперь таковых 54% против 46% годом ранее.

«Левада-центр», обнародовавший эти данные, отмечает, что за тот же год с 70 до 65% упала доля респондентов, полагающих, что присоединение Крыма принесло России больше пользы, чем вреда. Число поддерживающих присоединение держится на стабильном уровне в 86%, зато в последние три года с 9 до 17% выросла доля тех, кто считает, что, присоединив Крым, Россия нарушила международные договоренности.

По мнению председателя совета директоров Фонда ИСЭПИ Дмитрия Бадовского, которое он высказал "Ведомостям"решение 2014 года как было, так и остается консенсусным, хотя и издержки тоже вполне рационально осознаются. То есть «крымский консенсус» сохраняется, хотя «крымского эффекта» по отношению к рейтингам власти уже нет.

Рост доли считающих, что Россия нарушила договоренности, и увеличение числа тех, кто рассчитывает на нормализацию отношений с Западом, – взаимосвязанные вещи, заявил политолог газете. По его мнению, кризис международного права налицо и он усиливается: «Все больше вещей в международных отношениях пересматривается если не де-юре, то де-факто. Поэтому нарушение международных норм уже не выглядит из ряда вон выходящим, особенно если кажется, что какие-то нормы или исторические обстоятельства, как с Крымом, сложились до того несправедливо. Представление о том, что в конечном счете все рассосется, тоже опирается на то, что сегодняшний мир вновь стал больше миром «реальной политики» и баланса сил, чем верховенства международного права».

Заместитель директора «Центра политических технологий», политолог Алексей Макаркин, анализируя итоги опроса для Политаналитики, предположил, что люди устали не столько политического конфликта, сколько от экономического кризиса:

– Если бы в экономике был бы рост, если бы пенсии и зарплаты росли теми темпами, на которые изначально рассчитывали люди, такого разочарования не было бы. А так люди измотаны – слишком уж долго длится кризис, фактически с 2014 года: сначала рецессия, потом стагнация, сейчас вроде по 2-процентный рост, но все равно вокруг нуля.

Самая острая фаза рецессии прошла на фоне подъема патриотизма, на фоне крымского консенсуса – «Мы все вместе против Запада, мы – осажденная крепость!» А сейчас эта тема стала уходить, новых успехов нет. Крым уже давно российский. И если это обычный регион, с какой стати в него вкладывать так много? Он должен, в представлении россиян, получать столько же внимания, сколько и остальные регионы страны.

Такая позиция усиливается. Есть желание снять напряженность, вернуться к той жизни, которая была в нулевые годы.

Общество не хочет конфликтовать с Западом, но не хочет и уступать его. Россияне боятся односторонних уступок. Но и Запад к односторонним уступкам не готов. В этой ситуации поиск реалистичных вариантов примирения становится еще сложней.

Более того, процессы идут прямо в противоположном направлении. У России и Америки появилась новая тема для конфликта и для потенциальных санкций – это Венесуэла. И на сегодняшний момент выхода не видно.