Санкция в отношении своих

Санкция в отношении своих

18 марта 2019 г. 21:08

Владимир Рудаков, главный редактор журнала «Историк»

Накануне пятой годовщины воссоединения Крыма с Россией Палата представителей США поддержала очередной пакет санкционных законов в отношении Москвы. Один из них весьма показателен. Смысл законодательного акта очень простой -- «запретить правительству США признавать аннексию Крыма Россией».

Документ, принятый американскими конгрессменами, определяет, что «ни один федеральный департамент или агентство не могут предпринимать какие-либо действия или оказывать какую-либо помощь», в признании «де-юре или де-факто суверенитета России над Крымом». Впрочем, «в интересах национальной безопасности Соединенных Штатов» президент может отказаться от выполнения норм данного закона. И сама «санкция», и эта оговорка, как мне кажется, дорогого стоят.

Тот факт, что по истечении пяти лет с момента непризнанного Вашингтоном воссоединения Крыма с Россией американским парламентариям понадобилось вводить теперь уже законодательный запрет для своих чиновников на признание (причем, не только «де-юре», но де-факто»!) российского суверенитета над Крымом говорит лишь об одном. Американская политическая элита в принципе готова столкнуться с ситуацией, когда такого рода «де-факто и де-юре»» признания могут стать свершившимся и при этом весьма не единичным фактом.

История юриспруденции, начиная с глубокой древности, знает огромное количество примеров, когда право фиксирует запреты на уже существующие или способные вот-вот появиться «вызовы». Собственно, по таким юридически зафиксированным запретительным нормам историки, занимающиеся древностью и средневековьем, за отсутствием иных источников, как правило, и реконструируют те или иные «казусы» повседневности. По принципу: раз запрет попал в закон, значит, к этому времени уже было, что запрещать.

То, что в принятом конгрессменами документе есть специальная оговорка про президента, который «в интересах нацбезопасности» США в принципе может признать Крым российскими, тоже из серии «оговорок по Фрейду». Она не менее красноречиво говорит в пользу того, что реальные представления части американского истеблишмента по поводу событий «крымской весны», давно уже расходятся с тем официальным пропагандистским дискурсом, с которым Вашингтон выступает все последние пять лет.

В американских СМИ на протяжении последний лет уже не раз появлялись публикации, основная мысль которых состояла в том, что принятые Россией в марте 2014 года решения по Крыму были как минимум справедливы. Среди прочего, и в Америке, и в Европе признают, что большинство жителей полуострова — «этнические русские, которые после распада СССР мечтали о воссоединении с Россией».

А, кроме того, и акт Хрущева 1954 года о передаче Крыма УССР, и решения, принятые в Беловежской Пуще в декабре 1991-го, никак не учитывавшие настроения, царившие тогда в Крыму и Севастополе, вряд ли могут являться прочными основаниями для оспаривания выбора, сделанного жителями Крыма на референдуме 16 марта 2014 года.

Разумеется, это вовсе не означает, что нам следует ждать изменения политики или хотя бы официальной риторики по отношению к России. Скорее, наоборот: все-таки, принятые конгрессменами нормы как раз и направлены на то, чтобы не допустить смягчения позиций администрации. Однако закон, принятый Палатой представителей – это явный маркер начавшегося разрушения устоявшихся (прежде всего, благодаря развернувшейся информационной войне против России) «умственных плотин». Честно говоря, это следовало ожидать.