Справороссы и Малофеев – странное политическое партнерство

Справороссы и Малофеев – странное политическое партнерство

13 марта 2019 г. 17:12

«Справедливая Россия» приняла в свои члены бизнесмена, руководителя холдинга "Царьград" Константина Малофеева. Информацию об этом, распространенную прессой, подтвердил депутат Госдумы, член президиума центрального совета партии Михаил Емельянов.

«Пока он стал рядовым членом партии, дальше будет съезд, будем решать», - сказал Емельянов. Он уточнил, что съезд партии намечен на 21 апреля. Серьезных изменений по его итогам не планируется, отметил справоросс. У прессы на этот счет другие сведения.

По данным «Коммерсанта», речь идет о поправках в устав, упрощающих объединение с патриотическими партиями. Сам Малофеев может быть избран зампредом новой структуры, ее лидером останется Сергей Миронов. Съезд может стать первым шагом к переменам в «Справедливой России», пишет газета. Вторым может стать слияние с «Родиной» и назначение ее лидера депутата Госдумы Алексея Журавлева на руководящую должность новой партии. В «Справедливой России» не исключают, что она может быть переименована, к примеру, в «Справедливую Родину».

Кроме того, по информации источников, Малофеев будет задействован как один из главных спонсоров «Справедливой России». Известно, что лидер партии Сергей Миронов сетовал на наличие «не катастрофических» проблем с зарплатами сотрудников аппарата.

Глава Политической экспертной группы, политолог Константин Калачев в интервью Политаналитике с большим скептицизмом высказался о последних событиях в «Справедливой России», которая рискует потерять свой традиционный электорат и не приобрести новый:

– Попытки ребрендинга могут завершиться полной потерей какой-либо общественной поддержки, которая до сих пор держалась во многом на удачном названии и на эксплуатации левых идей.

Попытка соединить идеи левые и патриотические может быть и имеет смысл, но очень странно будет выглядеть попытка соединения идей левых, патриотических и монархических. Малофеев – монархист-патриот, и человек уж, скорее, правых взглядов, чем левых в традиционном понимании. Представьте, как будут звучать лозунги: «Справедливость, самодержавие, православие!», «Социалистическая-монархическая партия!».

Замечательное, конечно, приобретение в виде Журавлева и «Родины», но если человек не смог развить собственный проект, где гарантия что в новом, чужом проекте он раскроется по-новому.

Возникает вопрос по поводу идентичности, по поводу партийной идеологии, партийной программы. И потом, мы прекрасно понимаем, что в России политика персонифицирована, во всем мире она такая, но в нашей стране политика крайне персонифицирована. И если что-то и нужно было СР, так это молодые и симпатичные лидеры, которые могли бы «налить новое вино в старые меха», которые могли бы заставить партийные идеи (скажем, изменение системы налогообложения, откат в строну пропорциональной системы, национализация, защита трудовых прав) сверкать, звучать по-новому.

Идеологическая всеядность, с одной стороны, нерешенность главной проблемы – отсутствие популярных лидеров с другой стороны… Что касается Малофеева – его репутация неоднозначная, можно рассчитывать на поддержку аудитории его телеканала, но надежды слабые.

Нужно понимать, что левые идеи и миллиардеры в публичной политике мало совместимы. Раньше удивлялись таким людям, как Олег Михеев, а сейчас будут удивлены вдвойне и втройне. Но зато, наверное, у партии появится чуть больше денег. И начнутся эксперименты с рекрутированием новых людей, поиском новой ниши. Это любопытно, это станет предметом изучения и комментариев, но с большой вероятностью все это закончится тем, что СР растеряет последнее, что у нее было.

У справороссов был неплохой старт. Мне приходилось проводить фокус-группы, на которых задавались участникам вопросы про эту партию. Основной мотивацией голосовать за СР был запрос на справедливость, удачное название и то, что она воспринималась как партия второго выбора. Условно говоря, это не крайняя оппозиция, это партия, которую можно поддержать в том случае, если ты в чем-то не согласен с ЕР, но в то же время не готов радикализоваться, становиться на платформу несистемной оппозиции.

Сейчас возникает много вопросов. Малофеев – лояльный системный человек, который выполняет иногда, судя по всему, особые поручения. Как из уст СР будет звучать критика власти, богатых, призывы к социальной справедливости и вообще… какие именно идиологемы, какие доминанты лягут в основу новой конструкции? Эксплуатировать патриотизм "Родина" уже пыталась. У нас главная патриотическая партия это ЕР. Партия поддержки президента, безусловная и безоговорочная. Главный патриот – президент. В общем, я скептически отношусь ко всему происходящему.

Вице-президент Центра политических технологий, политолог Алексей Макаркин полагает, что слияние «Родины» и «Справедливой России» теоретически возможно, но только в том случае, если будет принято политическое решение о необходимости новой патриотической партии, обладающей серьезными ресурсами:

– Что касается теперешней «Родины», то это конечно не «Родина» периода Глазьева, Рогозина, Варенникова и других известных политиков и ярких публичных фигур. Сейчас эта партия, имеющая одного депутата-одномандатника в парламенте, и то прошедшего в условиях, когда "Единая Россия" в этом округе не выдвигала своего кандидата. И фамилия главы партии Журавлева вряд ли о чем-то говорит широким слоям населения. Если это будет что-то на уровне общественном, можно сказать, на уровне очередного сугубо партийного проекта, то для «Родины» это может быть не очень привлекательно.

Что касается Малофеева, то ситуация такая: у СР есть определенный образ, уже сложившийся, образ левоцентристской партии, социально-ориентированной, защищающей социальные интересы граждан. Партия участвует в деятельности социалистического Интернационала и так далее. Такой набор характеристик, с которыми Малофеев сочетается с очень большим трудом, если вообще сочетается. Идеи патриотические, монархические, консервативные, это что-то совсем из другой оперы.

Как к этому относится традиционный электорат СР? Что такое ядерный электорат СР? Это те люди, которые проголосовали бы за ЕР, но им не нравится ЕР, потому что партия слишком бюрократическая, номенклатурная. Если вспомним кампанию 2011 года, то там была хорошая имиджевая кампания, там был образ, который создала Римма Маркова. Образ пенсионерки, которую становится жалко, которой сочувствуешь, которая сталкивается с плохими чиновниками. И такой образ СР отличается от образа партии имперских националистов.

Избиратель СР – спокойный, миролюбивый и если кто-нибудь скажет, что надо восстанавливать СССР, идти на Киев и так далее, для этого избирателя это дискомфортно. Насколько то, что может привнести в партии Малофеев, приемлемо для этих избирателей?

Если мы берем национально-патриотический электорат, имеется немалое количество россиян, которые хотели бы ужесточить политику по отношению к той же Украине, того же Запада, это как минимум 10-12%. Но дело в том, что многие из них уже голосуют за КПРФ, за старую советскую партию, которая ностальгирует по СССР, и другого они не ищут.

Для национал-патриотов возникает вопрос, насколько для них Миронов приемлемая фигура. Так как это идеологическая субкультура, они очень внимательно и тщательно относятся к тому, за кого они должны проголосовать. И Миронов далеко не политик их мечты. В рамках этой субкультуры много разногласий, проблем, например между Малофеевым и Стрелковым, часть национал-патриотов уже в оппозиции, довольно радикальной по отношению к власти.

Где тот избиратель, где та целевая аудитория, на которую могла бы рассчитывать "Справедливая Россия" во главе с Мироновым и при участии Малофеева?

Политолог Аббас Галлямов считает, что собственного электората ни у «Справедливой России», ни у «Родины» нет. И в этом смысле, их союз - это союз двух нулей:

– С другой стороны, больше половины отечественных избирателей сейчас считает, что их интересы в российском партийно-политическом пространстве никем не представлены. Этот запрос теоретически может попробовать удовлетворить любая новая сила - в том числе и создающаяся путём объединения старых партий.

В стране силён запрос на консолидацию и новость о том, что какие-то политики объединяются, способна привлечь внимание. Будет оно, однако, очень кратковременным - буквально разовым - и если новая партия на сможет зафиксировать интерес к себе, то второго шанса ей уже никто не представит.

Здесь и начинается самое трудное. В условиях роста протестных настроений привлечь внимание к себе можно только с помощью оппозиционных инициатив и протестной риторики. Готов ли к ней Малофеев, всю жизнь подвизающийся где-то неподалёку от Кремля - большой вопрос. Скорее всего, разрешения на критику властей Кремль ему не даст и все ограничится таким же невнятным бормотанием, каким занимаются сейчас эсеры и родинцы.