Британский парламент парализован Брекзитом

Британский парламент парализован Брекзитом

13 марта 2019 г. 15:31

Леонид Поляков

 

Британский парламент – многоголовая гидра. Там несколько партийных фракций, во-первых. А во-вторых, в самой фракции консерваторов есть несколько самостоятельных подфракций, которые голосуют так, как они хотят. В составе лейбористов тоже есть самостоятельные депутаты, которые не подчиняются общему приказу. Предположить, как будет голосовать парламент в целом, иногда бывает довольно трудно. Но в данном случае было заранее ясно, что голосование за очередной план соглашения о выходе из ЕС будет не в пользу Терезы Мэй.

Самая главная проблема всего этого процесса – граница между Ирландией и Северной Ирландией, которая сейчас, поскольку Британия в составе ЕС, является открытой. Проблема в том, что в Ирландии существует напряженная ситуация – конфликт между абсолютным большинством католиков и меньшинством протестантов. Протестанты в основном живут в Северной Ирландии, и они бояться того, что если вдруг что-то случится, и будет принят закон, который так или иначе изолирует Северную Ирландию от остальной Британии, то они окажутся под давлением католического большинства. Пока этого нет, они чувствуют защиту со стороны центрального правительства, но угроза, что они могут оказаться изолированными на острове, постоянно существует.

В целом, сейчас британский парламент можно охарактеризовать как называется hung parliament, то есть подвешенный парламент. В чем подвешенность? Последние выборы в палату общин оказались для консерваторов провальными. Когда Мэй пришла ко власти, у консерваторов было большинство, достаточное для формирования правительства – 330 из 650 мест. Она решилась на досрочные выборы в надежде получить еще больше, и провалилась. Теперь это правительство меньшинства, потому что им необходимы голоса североирландской партии и демократических юнионистов.

Самая большая проблема, которая называется back stop, это условие со стороны ЕС, включенное в нынешний тест соглашения о выходе, которое подразумевает, что если не получится соглашения, в любом случае Великобритания обязана сохранить открытой границу между Северной Ирландией и Ирландией. А это значит, что Северная Ирландия оказывается неизбежно в условиях, когда она должна так или иначе оставаться в составе таможенного союза, или даже единого рынка. А Brexit означает, что Великобритания полностью выходит из таможенного союза, единого рынка, и из-под юрисдикции Европейского суда.

Получается, что все время идет тяжба. Мэй просила ЕС гарантировать отсутствие этого back stop. В понедельник она была в Брюсселе и привезла оттуда несколько документов, совместных заявлений, из которых вроде бы следовало, что Великобритания получает такое право. Но как пояснил генеральный прокурор, условия, предложенные ЕС, back stop не устраняют. Они только в некоторых случаях позволяют Великобритании оспорить этот back stop, а потом все равно придется обращаться к комиссии, то есть к решению Европейского суда.

Фактически Мэй (и это очень наглядно в своем выступлении перед голосованием представил Джереми Корбин) представила на голосование тот же самый план, который был на прошлом голосовании в январе. Тогда он провалился с разгромным счетом: Мэй получила минус 240 голосов. Группа консерваторов, которая раньше голосовала против плана Мэй, во главе с депутатом Дж. Рис-Моггом, немного раскололась, 20 человек решили поддержать Мэй, но большинство отказалась голосовать за этот план.

В этот раз провал, минус 149 голосов. Счет 391 против 242, то есть за план Мэй – 242 депутата. Очередное унизительное поражение. Некоторые даже настаивают на том, чтобы Мэй сама ушла в отставку. Внутрипартийный вотум недоверия пока невозможен, потому что состоялось голосование в декабре, и Мэй тогда смогла удержаться. У нее есть гарантия, что в течение года вотум недоверия никто не объявит, а главный противник Мэй - Корбин пока не решается вторично поставить вопрос о недоверии правительству. Поэтому Мэй держится, но ее репутация серьезно подорвана.

В четверг будет голосование по вопросу о том, чтобы запросить у ЕС право отложить выход из ЕС, иными словами продлить действие статьи 50. На какой срок – пока непонятно. Самая главная проблема в том, что со стороны ЕС последовал жесткий комментарий – мы не будем ждать решения о выходе без четкой и понятной концепции, о чем вы собираетесь нас просить. Очевидно, что в ЕС наступило колоссальное разочарование способностью Великобритании предложить какой-то согласованный вариант выхода.

Реакция британского бизнеса тоже нервно-отрицательная – неопределенность очень влияет на экономическую конъюнктуру. Парламент по сути дела парализован и не может принять решение. Чувствуется кризисный момент. Но это не значит, что мы на пороге революционных событий, хотя напряжение растет и все ожидают, чем это разрешится. О перспективах пока говорить сложно.

Еще одна проблема – жесткая позиция Шотландской национальной партии. Шотландцы настаивают на том, что нужно проводить второй референдум, потому что на первом большинство шотландцев проголосовали против выхода. По сути речь идет о независимости в составе ЕС. Так что растет напряжение еще и в составе самого Соединенного Королевства. Вопрос серьезный, и он может быть значительно более острым, чем то, что приходит в Испании в связи с сепаратистскими намерениями Каталонии.

В общем, налицо именно системный кризис, структурный тупик. Ни одна кандидатура нового премьера внутри консервативной партии проблемы не решит. Внутри консерваторов существует раскол. Есть сторонники жесткого Brexit, тот же консерватор Джейкоб Рис-Могг утверждает, что если Британия выйдет без сделки, то ничего страшного не произойдет. С ним солидарно значительное число членов фракции тори.

Есть группа, которая вообще против Brexit. Ирония в том, что сама Мэй голосовала против выхода. Но сейчас она изображает из себя ярого последователя Brexit, поскольку, по её словам, смысл демократии в исполнении воли народа, выраженной через референдум.