Как потребляют Россия бедная и Россия богатая

Как потребляют Россия бедная и Россия богатая

12 марта 2019 г. 18:41

Аналитический центр при правительстве России подготовил очередной бюллетень, посвященный неравенству в потреблении домашних хозяйств.

С одной стороны, так называемое децильное распределение доходов российского населения сложилось еще в середине-конце 1990-х годов, и с тех пор не претерпело радикальных изменений, демонстрируя незначительные колебания, как в периоды кризисов, так и в условиях экономического роста. В частности, характерной чертой российской модели потребления (по сравнению с развитыми и частично развивающимися странами) является достаточно низкая доля услуг и наоборот весьма высокая доля товаров длительного пользования (ТДП).

Собственно резкий рост доли домохозяйств вне зависимости от достатка, владеющих различными ТДП, является одним из ключевых признаков современного российского общества. На 2017 год стиральные машины были у 92% российских семей, цветной телевизор – у 99%, мобильный телефон – у почти 98% (а смартфон – у 67%), микроволновка – у более 78%, а персональный компьютер – у почти 76%. За 25 лет количество домохозяйств, владеющих автомобилем, почти утроилось: с 23% в 1992 году до 65% в 2017-м.

Таким образом, можно уверенно говорить о том, что российское общество успешно удовлетворяет свои потребности в ТДП, которые в свою очередь обеспечивают желаемый уровень бытового комфорта и удобства граждан.

С другой стороны, специалисты аналитического центра выявили весьма примечательные изменения в структуре российского потребления в 2018 году.

Прошедший год принес новый феномен в российскую экономику: впервые в истории отечественные домохозяйства потратили на текущее потребление больше, чем заработали (100,7%). Данный показатель, разумеется, непосредственно связан с рекордами в кредитовании населения (в том числе ипотечном), поставленными банковской сферой страны в 2018 году.

Данный феномен, разумеется, интерпретируется специалистами прямо противоположным образом. Для одних это оптимистичный показатель, свидетельствующий об успешном стимулировании российской экономики, для других – повод для тревоги, так как закредитованность населения влечет за собой ряд серьезных рисков.

Как бы то ни было, согласно оценкам аналитического центра, в прошедшем году в структуре расходов россиян произошли любопытные подвижки:

  • доля расходов на «продовольствие для домашнего питания» выросла с 28,5% в 2014 году до 30,1% в 2018-м, зато доля расходов на алкоголь в них устойчиво снижалась — с 1,7% до 1,5% соответственно.

  • доля расходов на непродовольственные товары за тот же период снизилась с 40,1% до 36,5%, а на оплату услуг выросла с 26,3% до 28,7%. Кстати, тем самым произошло сближение данных показателей с теми, что характерны для развитых стран.

Однако наиболее интересные показатели были отмечены в разных по обеспеченности социальных группах, поскольку позволяют увидеть куда более полную картину внутри российского общества.

Если в третьем квартале 2013 года в расходах 20% наименее обеспеченных граждан покупка продуктов для питания дома составляла 43%, то в третьем квартале 2018 года данный показатель вырос до 48%. Это отчетливый признак отказа людей от кафе и ресторанов в пользу питания дома.

А вот доля аналогичных расходов 20% самых обеспеченных домохозяйств за тот же период не изменилась, составив чуть больше 20%.

Противоположная тенденция наблюдалась в покупках непродовольственных товаров. Сильнее всего доля трат на них снизилась в двух социальных группах с самыми высокими доходами: с 47% до 41% и с 36% до 33%. Зато они наоборот выросли у самых малообеспеченных 20% — с 27% до 29%.

Это весьма необычный феномен, поскольку бедные слои населения склонны покупать ТДП в период роста доходов, а согласно исследованиям того же аналитического центра в 2018 году реальные доходы у данной группы просели. Это заставляет задаваться вопросом о причинах данного явления: либо исследования были не вполне корректны, и финансовое положение граждан не ухудшилось, либо даже несмотря на некоторое ухудшение, люди оптимистично смотрят в будущее, что позволяет им брать кредиты на крупные покупки с уверенностью, что они смогут их погасить.

При этом увеличение трат на гаджеты и другую технику беднейшие домохозяйства компенсировали снижением потребления алкоголя и некоторых видов услуг (прежде всего транспорта). Еще один характерный признак, демонстрирующий глубокие качественные изменения даже в самых малообеспеченных слоях российского общества, где спиртное было традиционным "антидепрессантом" в сложные и кризисные периоды, включая, разумеется, 1990-ые. Получается, что либо экономисты преувеличивают остроту кризиса для российского общества, либо, даже несмотря на существующие трудности, люди в массе оптимистично смотрят на ситуацию, будучи уверенными, что справятся с ними.

Но, пожалуй, самой интересной является выявленная тенденция, согласно которой доля трат наименее обеспеченных семей на образование в 2013–2018 годах устойчиво увеличивалась, тогда как у самых обеспеченных она, напротив, устойчиво снижалась.

Можно предположить, что в самых состоятельных слоях снижение данного показателя связано, в том числе, с отказом от обучения детей за границей. Зато его повышение у бедных семей недвусмысленно свидетельствует, что на образовании люди экономят в самую последнюю очередь, понимая, что именно оно создает потенциал для радикального улучшения положения семьи в будущем.