Трамп vs Ын: от искренней ненависти до любви по расчету

Трамп vs Ын: от искренней ненависти до любви по расчету

27 февраля 2019 г. 18:38

Во вьетнамском Ханое начались переговоры президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына. Саммит глав государств продлится два дня. В среду политики провели сорокаминутную встречу в формате тет-а-тет, затем последовал рабочий ужин. За столом к лидерам присоединились госсекретарь США Майк Помпео, и.о. главы аппарата Белого дома Мик Малвени, заместитель ЦК Трудовой партии Кореи (ТПК) Ким Ён Чхоль, а также глава МИД КНДР Ли Ён Хо. Стороны обсудили договоренности, достигнутые в ходе их первой встречи в Сингапуре.

Первый саммит лидеров США и КНДР состоялся 12 июня прошлого года. По его итогам Дональд Трамп и Ким Чен Ын подписали совместный документ, в котором Пхеньян взял на себя обязательства по денуклеаризации Корейского полуострова в обмен на гарантии безопасности со стороны Вашингтона. Однако с тех пор конкретных результатов достигнуто не было: КНДР ждет от США выполнения достигнутых договоренностей, а Вашингтон ждет новых шагов со стороны Пхеньяна по ядерному разоружению.

Впрочем, сам Трамп считает первый саммит очень удачным. «Я был удовлетворен, вы тоже, — сказал Трамп. — Надеюсь, что этот будет таким же или еще более великим по сравнению с первым. Мы достигли больших успехов, и, полагаю, наибольший из них — это наши отношения. Это действительно хорошо».

В свою очередь, Ким Чен Ын надеется на мужество Трампа. «Наши страны совместными усилиями преодолевают недоверие и проблемы. Я уверен, что этот саммит принесет реальный результат», — отметил северокорейский лидер накануне ханойской встречи.До последнего дня перед нынешним саммитом стороны работали над совместным заявлением, которое может быть анонсировано по итогам переговоров.

Высокопоставленный представитель администрации сообщил журналистам, что США рассчитывают разработать общее понимание, что представляет собой заявленная обеими странами денуклеаризация, а также изучить «дорожную карту» для дальнейших переговоров.

Хотя о каких-то конкретных результатах переговоров говорить еще рано, Трамп уже сделал ряд громких заявлений. В частности, он назвал отношения с Кимом «особыми», добавив, что на встрече тет-а-тет был «хороший диалог». «У нас будет очень занятой день завтра... Будут разрешены многие вопросы», - пообещал президент. Кроме того, Трамп заявил, что не откажется от условия денуклеаризации КНДР и допустил возможность формального окончания Корейской войны.

Напомним, что американские военные участвовали в боевых действиях на стороне Южной Кореи в составе войск ООН, объединявших контингенты 17 стран общей численностью около 1 млн человек и действовавших с санкции СБ ООН (резолюция 84 была принята в отсутствие представителя СССР). Военные действия закончились 27 июля 1953 года заключением соглашения о перемирии (подписали КНДР и коалиция стран ООН во главе с США). Мирный договор между участниками конфликта подписан не был, и де-юре США остаются в состоянии войны с КНДР.

Американский президент еще по пути во Вьетнам написал в Twitter, что надеется на «очень продуктивный» саммит. Уже в Ханое перед началом переговоров Трамп назвал Ким Чен Ына «великим лидером» и заверил, что США помогут КНДР реализовать ее экономический потенциал. Таких лестных оценок Ын удостаивался не всегда.

Весной 2017 года Трамп назвал Кима «Довольно смышленым пареньком». В августе того же года пообещал ответить на северокорейские угрозы «огнем и яростью, каких мир еще не видел». В ноябре 17-го Трамп обиделся не то, что Ким Чен Ын назвал его «старым». «Я же никогда не называю его маленьким и толстым», – пожаловался общественности американский президент. Уже через год, на саммите в Сингапуре Трамп радикально поменял тон. «Ким Чен Ын - очень талантливый человек, который очень сильно любит свою страну»; «Он обладает индивидуальностью и очень умен»; «Он очень достойный, очень умный переговорщик», – вот некоторые из его выражений.

В свою очередь, Ын в том же 2017 году называл Трампа «хулиганом и гангстером», подчеркивая «вздорность» речей американского президента. «Сумасшедшего американского старика мы будем укрощать огнем», – пообещал Ын после того, как познакомился с содержанием речи Трампа на Генассамблее ООН. Через два года, зимой 2019-го, Ким говорил прямо противоположное. «Я в любое время готов вновь сеть за стол переговоров с президентом США, прилагать усилия для достижения результатов, которые бы приветствовало международное сообщество», – это цитата из новогоднего обращения северокорейского лидера к своему народу.

Ряд экспертов связывают примирительный подход администрации Трампа с его желанием заключить сделку с Ыном, чтобы укрепить собственные политические позиции, пошатнувшиеся из-за расследования его связей с Россией и последствий «шатдауна».

Худший сценарий, по мнению аналитиков, если Трамп, который уже начал подготовку к переизбранию на пост президента, пойдет на уступки и подпишет «сырое» соглашение с Ким Чен Ыном только для того, чтобы затем «продать» его избирателям в качестве большого внешнеполитического успеха. Именно так, по крайней мере, он сделал после сингапурского саммита в прошлом году.

Еще один повод для беспокойства — это то, что южнокорейское правительство, один из ключевых игроков в вопросе денуклеаризации, проводит еще более активную политику по умиротворению Севера. Президент Мун Чжэ Ин и лидер правящей партии Ли Хве Чхан публично заявляют о необходимости возобновления ряда межкорейских проектов экономического сотрудничества, которые сейчас не могут выполняться из-за международных санкций. В последней телефонной беседе с Трампом Мун Чжэ Ин подчеркнул готовность продвигать такие проекты, включая соединение железных и автомобильных дорог Севера и Юга за счет Сеула.

В целом для Трампа и Муна желательно разрешить северокорейскую ядерную проблему дипломатическим путем, и в этом смысле различные поощрения вроде улучшения отношений, экономической помощи и гарантий безопасности могут помочь этому процессу. Но для начала Пхеньян должен предпринять значимые шаги: задекларировать все материалы и объекты, относящиеся к его ракетно-ядерной программе, а также допустить в страну международных инспекторов. Необходимо постоянно помнить, говорят эксперты, что Пхеньян в последние десятилетия успешно развивал свои ракетные и ядерные технологии, несмотря на многочисленные переговоры и договоренности. Все они оказались плохими сделками.

В общем, эксперты настроены довольно скептично. С момента прошлого саммита стороны не подали признаков, что их переговорный процесс вылился в какие-то подвижки в рамках денуклеаризации КНДР, констатировал в беседе с РБК руководитель азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев. «Даже сам Трамп, хотя и заявляет о необходимости полной и необратимой денуклеаризации, не готов ставить жесткие дедлайны Пхеньяну», — отметил эксперт.

«Уступки же Северной Кореи в переговорах с Вашингтоном до сих пор были символическими, например неполное уничтожение одной из площадок испытания ядерного оружия», — сказал он, добавив, что в ближайшее время никаких резких подвижек в диалоге США и КНДР ждать не стоит.

«Главная же цель северокорейской стороны — попытаться получить от Трампа какие-то уступки, которые потом можно будет использовать в качестве аргументов против давления на Кима со стороны таких членов американской администрации, как, например, госсекретарь Майк Помпео», — отметил аналитик. Со своей стороны Россия надеется на то, что саммит станет поводом для ослабления санкционного режима в отношении Северной Кореи, заключил Габуев.

Если второй саммит не приведет к тому, что Пхеньян возьмет на себя более конкретные обязательства, то США рискуют спровоцировать гонку вооружений среди южноазиатских государств, считает эксперт по Северной Корее Сью Ми Терри. По его мнению, администрация Трампа, приняв решение провести второй саммит, де-факто ослабила продемонстрировавшую свою эффективность кампанию «максимального давления» на Пхеньян.

Китайская газета «China Daily» подчеркивает, что диалог двух стран поможет положить конец враждебности между США и КНДР. Тот факт, что обе стороны проявляют терпение и добрую волю, дает некоторую уверенность в том, что первый саммит не был случайным. Это дает надежду на то, что и новая встреча двух лидеров придаст импульс развитию взаимодействия США и КНДР и будет способствовать подъему личных переговоров руководителей двух стран на новый уровень.