Хроники мира G-0. Или глядя на восток глазами Яна Бреммера

Хроники мира G-0. Или глядя на восток глазами Яна Бреммера

26 февраля 2019 г. 17:33

Дмитрий Дробницкий

Вокруг все так уверены, что мир — недостижимый идеал, что это уже превратилось в шутку. А идея-то хорошая (Дэвид Линч)

В мире нет недостатка в политических и экономических аналитиках, которые регулярно ошибаются в прогнозах. В самих ошибках, конечно, нет ничего страшного. Прогнозы — дело крайне неблагодарное. Но, увы, слишком многие эксперты как будто бы просто слепы — они не видят (или отказываются видеть) даже тех явлений, которые уже определяют жизнь общества, постепенно становятся доминирующими и сулят трансформационные изменения. А иной раз — серьезные потрясения.

Так было с финансово-экономическим кризисом 2008-10 гг., названным «Великой Рецессией», подъемом национал-популистских движений в Европе и США, с быстрой эрозией миропорядка. Аналитики смотрели на макроэкономические индексы и данные соцопросов и не видели за ними ровным счетом ничего. Иной раз и цифры финансисты и социологи подбрасывали весьма сомнительные. По данным исследований ведущих агентств и средств массовой информации, ни Brexit’а, ни победы Трампа на выборах в США не должно было случиться. А согласно отчетам Finch, Moody’s, МВФ и Всемирного банка в конце 2007 года, рост мировой экономики должен в 2008-м был восстановиться.

Но были люди, которые все «неожиданности» и «неприятности» последнего десятилетия предсказали довольно точно. Подчеркну, они не угадали, не сделали рискованную ставку, которая сыграла, а именно предсказали, используя те же цифры и факты, что их коллеги по экспертному сообществу.

Так, события Великой Рецессии были очень точно описаны американским экономистом Нуриэлем Рубини задолго до того, как финансовые «гуру» заговорили о «первых признаках перегрева глобальной финансовой системы». За это он получил мрачное прозвище «Доктор Погибель» (Doctor Doom). Считается, что пророчество Рубини прозвучало в августе 2006 года, когда в издании The Wall Street Journal вышло большое интервью с «доктором» [1]. Но предсказание было сделано раньше. В своем блоге Нуриэль писал о предстоящем кризисе еще в 2004-м, а в 2005-м говорил о надвигающемся финансовом ненастье на каждой конференции, в которой принимал участие. В ставшим теперь зловещим раритетом интервью Рубини лишь расписал этапы катастрофы, указал на первую «фишку домино», которая упадет, увлекая за собой другие (ипотечное кредитование), и предупредил, что рецессия будет «скверной и глубокой».

Конец Pax Americana (говоря точнее, либерал-глобалистского миропорядка) предсказал политолог Ян Бреммер. Это было именно научное предсказание. «Пророков», которые говорили о «скором крахе американской империи», было немало, но никто до Бреммера не привел никаких аргументов и не описал развития ситуации в ходе распада глобального консенсуса. В 2012 году вышла наделавшая много шума книга «Каждая нация сама за себя. Победители и проигравшие в мире Большого Ноля» [2]. Термин «Большой Ноль» (G-Zero или G-0) был введен автором по аналогии с названиями международных организаций «Большая Семерка» (G-7) и «Большая Двадцатка» (G-20). Автор утверждал, что дни мира G-7 сочтены. Никаких наднациональных структур единого Запада скоро не станет. Предстоит турбулентный период мира G-0, из которого человечество может выйти четырьмя различными путями (о чем чуть позже).

В то время книга читалась как научная фантастика. Некоторые коллеги даже заподозрили Бреммера в том, что он готовит экспертное обоснование сброса Соединенными Штатами своих внешних обязательств (в том числе, финансовых). В 2016-м на Яна посматривали с подозрением — а не является ли именитый политолог скрытым агентом трампизма. Но это все равно? что считать Кассандру агентом греков. Бреммер — убежденный либерал-глобалист. Его профессиональная деятельность связана с оценкой рисков (этим занимается основанная им компания Eurasia Group Foundation — EGF), и он честно сделал свою работу, оценив все риски, связанные с упадком американоцентричного мира. Автор оказался прав во многом. Название его книги — «Каждая нация сама за себя» — очень точное описание состояния современного мира.

В нашей стране на Бреммера и Рубини обратили внимание (правда, довольно быстро снова забыли) в мае 2012-го, когда они в соавторстве написали статью в Financial Times с призывом выдворить Россию из «Большой Восьмерки». Информационным поводом для написания статьи стало очередное сообщение о якобы имевшем место применении режимом Башара Асада химического оружия и голосование нашего постпреда в ООН против резолюции Совбеза, осуждающей Дамаск. Но реальная причина рекомендации, данной прозорливыми аналитиками, конечно, была в другом. Ну что это за совет «выгнать Россию из G-7+1», если, по мнению одного из авторов, никакой G-7 скоро не станет?! Рубини и Бреммер понимали, что Россия усиливается, власть в Москве не меняется, пропасть между ней и Западом растет, так что относиться к нашей стране следует как к конкуренту, а не как к региональному попутчику «истинно демократических режимов». Выбор же инфоповода был намеком на то, что Россия очень скоро начнет играть значительную роль на Ближнем Востоке, что и подтвердилось сначала в 2013-м, а затем в 2015-м.

Предвидел Бреммер и непростые взаимоотношения Китая и США, а также ту роль, которую в них будут играть соперничество в телекоммуникационной сфере, в том числе спор вокруг инфраструктуры, выстраиваемой по всему миру китайской корпорацией Huawei. В 2012 году на сайте агентства Reuters появилась его колонка под названием «America’s Way or Huawei» (точный перевод «По-американски или Huawei», конечно не дает представления об оригинальности заголовка). Автор утверждал, что в самые ближайшие годы встанет вопрос о том, кто станет лидером в технологиях связи нового поколения, так что Европу и развитую Азию необходимо срочно «снимать с иглы китайского телекома».

Бреммер и тут оказался прав. Сегодня решается, кто станет обладателем стандарта и распорядителем инфраструктуры связи 5G. А если единого стандарта не будет, то миру предстоит выбирать его в ходе жесткого соперничества двух телекоммуникационных технологий. Так в истории человечества уже случалось — например, на рубеже XX и XXI вв. во время «технологических войн» вокруг электросетей, телефонной и телеграфной связи, классификации продуктов нефтепереработки. В одной из своих лекций в начале 2019 года Ян Бреммер еще раз подчеркнул, что вопрос о 5G является одним из ключевых для наших непростых дней «мира G-0». При этом он выразил уверенность, что полномасштабной «торговой войны» между Пекином и Вашингтоном не будет. Во всяком случае, в этом году.

При этом Бреммер отметил, что Дональд Трамп всегда подчеркивал свое хорошее отношение в Си Цзиньпину. Это значит, что 45-му президенту США важно показать свою способность работать с любыми мировыми лидерами — даже с председателем Кимом и товарищем Си, — отстаивая национальные интересы Соединенных Штатов. Иными словами, заявления Трампа о том, что «Америка побеждает» в противостоянии с поднебесной, аналитик интерпретировал как выражение уверенности в успехе торговых переговоров между Пекином и Вашингтоном, основная фаза которых должна завершиться в марте 2019 года. Тем не менее, в будущем неминуемы трения между Пекином и Вашингтоном. Отношения двух столиц испытывают, по выражению Бреммера, «структурное напряжение». И от того, смогут ли обе страны его преодолеть, будет зависеть будущее мира.

Здесь есть смысл вернуться к теории Яна, изложенной в его книге 2012 года. Человечество какое-то время будет переживать нестабильность (пребывать в «мире G-0». Затем сложится новый миропорядок. Каким он будет, зависит от двух факторов — от отношений КНР и США, а также от того, насколько сильными будут остальные страны.

Мир может окунуться в «холодную войну 2.0», прийти к «концерту наций», превратиться в «мир регионов» или стать «миром G-2» (миром, которым управляют Пекин и Вашингтон). Наиболее вероятным Бреммер в 2012-м счел вариант «мира регионов». То есть глобальное управление будет осуществляться союзом Китая и Америки (так называемой «Чамерикой»), а региональное — усилившимися державами «второго эшелона». США останутся ведущей в военном и технологическом отношении державой, но гегемоном и даже единоличным лидером уже не будет. Автор особенно упирал на необходимость сохранения глобализации, в которую придется заново «реинвестировать» усилия и ресурсы.

Разрушение глобального миропорядка, по мнению Яна Бреммера, пагубно скажется на Соединенных Штатах. Вот что писал автор шесть лет назад: «Если G-0 станет эрой новых стен и ограничений, американцам придется играть в чью-то чужую игру. Но если будущее будет определяться способностью к изобретательству, инновациям, модернизации, брендингу и торговле, Америку будет непросто одолеть». Собственно говоря, это и есть глобализация как система распределения ролей. США — фабрика идей и брендов, площадка для торговли, но никак не страна новой индустриализации. Индустрии должны оставаться в Китае. Чего там не должно быть, так это идей и технологических новаций.

Однако деглобализация идет полным ходом. И это Бреммер признает. В своей новой книге «Мы против них: сбой глобализма» [3] он констатирует, что рост популистских настроений будет только усиливаться. Пока нет никаких оснований полагать, что дезинтеграционные процессы и протекционизм будут преодолены в обозримом будущем. Более того, автор предрекает пришествие «второй волны популизма», еще более сильной и широкой по охвату, чем первая. Развитие событий будет определяться двумя тенденциями — защита «своих» от «чужих» властями всех стран, рассчитывающих хоть на какой-то вес в мире, и защита правительств от собственных народов. Последний тезис требует пояснения. Речь не идет о «подавлении свободомыслия» или о «кровавой тирании».

Просто политические лидеры, вставшие на путь «возведения новых стен», будут вынуждены обеспечивать стабильность и управляемость в стране. А значит полноценная «либеральная демократия» будет невозможна. Она неизбежна будет урезана, тем более, что новейшие информационные технологии позволяют сделать это относительно безболезненно, а иной раз и незаметно. Поскольку протекционистский извод «мира G-0» означает соревнование в том числе общественно-экономических систем, граждане, требующие от государства защиты, не могут одновременно требовать права «жить как в других странах». В общем, либеральная демократия (подразумевающая и веру в глобализацию) несовместима с протекционизмом.

Самой последней работой возглавляемой Яном Бреммером EGF было обширное социологическое исследование настроений американских граждан в отношении внешней политики. Подробный отчет об исследовании был опубликован на сайте Eurasia Group. Основные выводы из него Бреммер сформулировал в статье для журнала Time. Выяснилось, что многолетний вашингтонский внешнеполитический консенсус совершенно не соответствует мнениям избирателей. В то время как политики и бюрократы исходят из того, что активное американское участие в делах мира служит и интересам человечества, и целям США в области обеспечения национальной безопасности, граждане считают, что вовлеченность Соединенных Штатов в конфликты за рубежом мешает стране развиваться и заботиться о собственных жителях. У автора статьи даже нашлось несколько слов умеренной похвалы Трампу — за то, что тот уловил эти настроения американцев.

Статья вовсе не является одой 45-му президенту США. Это предупреждение элитам — если они не начнут прислушиваться к общественному мнению в отношении внешней политики, это «будет опасно для американской демократии». В переводе на нормальный язык это значит, что граждане продолжат избирать трампоподобных политиков. В «мире G-0», ожидающем второй волны популизма, Америке необходимо сосредоточиться. Это означает, что Вашингтону необходимо наконец решить вопрос о том, как строить взаимоотношения с Китаем, чтобы на схеме Бреммера стало понятно значение хотя бы одной переменной.

Самое интересное для отечественной аудитории состоит в следующем. За исключением одной статьи 2012 года и редких упоминаний о «русских возможностях в киберсфере», Бреммер в своих статьях и книгах вообще не говорит о России. О Китае сказано очень много. Разбираются кейсы Бразилии, Индонезии, Мексики, Саудовской Аравии, Вьетнама и даже Египта. Но о нашей стране — в сущности, ни слова. Как будто шесть лет назад Ян вместе со своим другом Нуриэлем, вычеркнув Россию из «Восьмерки», одновременно вычеркнул ее из числа стран, представляющих интерес.

Бреммер нам далеко не друг. Но вряд ли он игнорирует одну из ядерных держав (и экономику, уверенно входящую в мировую двадцатку) просто из желания ей мелко напакостить. Дело тут, похоже, в другом. Изгнание Москвы из «Восьмерки» объяснялось Рубини и Бреммером прежде всего тем, что Россия — не европейская, не западная страна. Так что нечего ей делать в формате G-8 (или G-7+1). Но в этом стремительно устаревающем формате нет места и Китаю. В противном случае авторы предложили бы включить Китай в элитный клуб самых развитых экономик мира.

Вопрос требует дополнительного изучения, но промежуточный вывод можно сделать такой. Ян Бреммер считает, что Россия уже находится в орбите Китая. Он совершенно не боится «ночного кошмара Вашингтона», а именно — союза Пекина и Москвы. По его мнению, что этот союз неизбежен. Правда, союз неравный. В мирах G-2, «концерта» и «регионов» Поднебесная будет отвечать за территорию, на которой расположена наша страна. Проблемы у США могут возникнуть только в том случае, если наступит «холодная война 2.0», причем в качестве противника Соединенных Штатов будет выступать Китай. С Россией в качестве союзника.

Повторюсь, Бреммер нам не друг. Но то, что один из лучших аналитических умов Запада полагает, что «разворот России на Восток» приведет к такой зависимости от Пекина, что наша страна не будет фигурировать ни в одном международном раскладе в качестве самостоятельной силы (в отличие от тех же Бразилии и Египта), заставляет задуматься.

Специализация Eurasia Group — оценка рисков. Так вот риск сближения России и КНР признан для США незначительным. Ну или уже реализовавшимся в полной мере. Слишком долго большинство отечественных внешнеполитических экспертов полагало, что зависимость от Китая нам не грозит хотя бы потому, что Вашингтон в какой-то момент одумается и начнет нас из всех сил оттаскивать от южного соседа. И тогда мы сможем в полной мере получить все дивиденды от сотрудничества с обоими игроками.

Но что если это не так? Проведена ли нами полноценная оценка рисков, появившихся при разрушении американской гегемонии? И насколько правильно оцениваются нами внешнеполитические шаги США, если Бреммер прав хотя бы на треть? На эти вопросы еще только предстоит ответить.

[1] Данное интервью не сохранилось в архивах the Wall Street Journal. Его можно найти с помощью интернет-движка The Way Back Machine. «Recession will be nasty and deep, economist says», The wall Street Journal August 23, 2006. Краткое изложение сказанного Нуриэлем Рубини можно найти на страницах портала Market Watch: https://www.marketwatch.com/story/coming-recession-will-be-nastier-than-2001s-economist-says .

[2] Ian Bremmer, Every Nation for Itself. Winners and Losers in a G-Zero World, Portfolio, 2012.

[3] Ian Bremmer, Us vs. Them: The Failure of Globalism, Portfolio, 2018.