Венесуэла выявила новые разногласия «капитолийских башен»

Венесуэла выявила новые разногласия «капитолийских башен»

20 февраля 2019 г. 11:08

Александр Коньков

В США в последнее время все более и более явственно проявляется тенденция, которую в России давно именуют «разными башнями Кремля» - противостояние или сговор определенных политических сил. Мы все отчетливее видим, что американский истеблишмент не просто неоднороден, а подчас предпринимает разнонаправленные усилия в одних и тех же делах.

И понятно, что венесуэльская тема – это тема не всего политического класса США, а отдельных, не побоюсь этого слова, лоббистских групп внутри истеблишмента. Широко известно, например, что одним из наиболее весомых «толкачей» этой темы является сенатор Марко Рубио. Я бы также не исключал, что в условиях имевшего место, оного из самых затяжных шатдаунов американского правительства, проект по смене власти в Венесуэле был определенного рода заявкой Госдепа на некие дополнительные бюджеты для своего развития. Хотя, замечу, что все это необходимо рассматривать в комплексе. Здесь как раз сошлись интересны нескольких «капитолийских башен».

Если анализировать сложившуюся в самой Венесуэле ситуацию двоевластия, когда в стране есть новоявленный самопровозглашенный лидер, и остается и никуда не уходит с поста избранный в ходе всеобщего голосования президент, мы можем констатировать, что наблюдаем довольно распространенную ситуацию постправды в современном мире. У каждой из сторон есть своя позиция, своя правда, и каждая сторона пытается донести ее не только внутри страны, но и во внешнеполитическом диалоге.

На развитие ситуации в Венесуэле будет интересно посмотреть после 23 февраля, когда запланированы массовые манифестации и сторонников Хуана Гуайдо, и сторонников Николаса Мадуро. Плюс интересно будет посмотреть, как будет развиваться ситуация, после начала широко разрекламированной поставки гуманитарной помощи из США, которая должна начаться как раз в конце февраля. Здесь важным аспектом станет, что именно будет поставляться в рамках этой гуманитарной помощи, условно говоря, насколько она будет гуманитарной.

Но в целом, если резюмировать прошедший месяц венесуэльского двоевластия, можно констатировать, что это новый опыт американских «цветных революций», то есть опыт, когда ставка делается не на блицкриг, не на моментальный государственный переворот и полную смену власти, а на то, чтобы продавить нужное решение и нужное развитие событий постепенно, раз не получилось быстро. Пока говорить об эффективности такой стратегии не приходится.

И вот как раз этот факт, безусловно, является следствием в том числе того внутриполитического раздрая, который происходит в США, где борются разные группы интересов, эти разные «башни», которые, кстати, именно сейчас можно попытаться идентифицировать. Мы, вероятно, впервые видим, что в случае с Венесуэлой нет единого, четкого месседжа от политического руководства США, а есть попытки различных групп продавить свои интересы.

Именно поэтому в Венесуэле все не просто не закончилось, а может быть еще толком и не началось. По сути, мы является свидетелями новой геополитической реальности, при которой никто не собирается, а возможно и не в состоянии довести дело до жесткого, но однозначного финала. Напротив, всем достаточно продекларировать свои позиции, выставить альтернативного лидера, который на протяжении ближайших месяцев, а может быть и лет будет получать какие-то ресурсы, будет вести собственную агитацию, будет позиционироваться как некая политическая сила, которая признается рядом государств в качестве легитимного лидера, при сохранении прежней реальности, поддерживаемой другими членами мирового сообщества.

Это будет напоминать истории с признанием и непризнанием различными государствами самопровозглашенных новообразований. Я имею в виду и Косово, которое признано независимым государством далеко не всеми членами мирового сообщества. То же самое можно об Абхазии и Южной Осетии. Есть и более ранние исторические примеры – те же Фолклендские острова, которые Аргентина не признает и до сих пор считает их Мальвинскими, несмотря на проигранную войну и на то, что она не контролирует их.

Теперь аналогичную историю мы видим не на примере государств, а на примере отдельных политиков в отдельной стране. По сути мир получил две разные Венесуэлы, которые могут довольно долго сосуществовать.