Чего хочет венесуэльский саакашвили от Китая и России

Чего хочет венесуэльский саакашвили от Китая и России

4 февраля 2019 г. 17:28

В своей совокупности новости последних дней "с фронтов" свержения Николаса Мадуро с поста президента Венесуэлы, особенно в том, что касается действий Запада, производят несколько странное впечатление.

С одной стороны, наблюдаются хорошо знакомые и привычные ходы. Дональд Трамп прямо заявил, что вопрос проведения военной операции силами американской армии стоит на повестке дня. А в СМИ появились утечки о якобы идущей переброске американских военных в Колумбию и Бразилию. Также сообщается о стягивании к границе с Венесуэлой военных сил этих двух латиноамериканских стран.

Таким образом, это и форма психологического давления на лояльные венесуэльским властям силы, и вероятно подготовка к военной операции, подобных которой у США в Латинской Америке было множество.

С другой стороны, угрожающая в адрес венесуэльских властей риторика приобрела у американцев несколько навязчивый характер со странной интонацией, в которой читается едва ли не просительный подтекст – "Мадуро, пожалуйста, уйти сам". Очень ярким примером в этом смысле стал недавний комментарий Джона Болтона, помощника Трампа по национальной безопасности: "Я желаю Николасу Мадуро и его высшим советникам долгой, спокойной пенсии, жизни на красивом пляже где-нибудь вдалеке от Венесуэлы".

Это весьма не характерный заход для США, которые обычно грозят сурово покарать неугодных им правителей, обещая, что тем не уйти от гнева глобального гегемона.

Не менее странным является заявление лидера оппозиции Хауна Гуайдо, который, по его словам, попытался наладить контакт с Россией и Китаем, чтобы убедить их в выгодности для них смены власти в Венесуэле.

В результате создается все более отчетливое впечатление, что причиной всех этих странных телодвижений Вашингтона (а за ним и его союзников) является то, что Штаты не уверены, что у них получится сменить власть в Венесуэле.

Чем дальше, тем очевиднее, что Мадуро удерживает под контролем ситуацию внутри страны. А значит, надежды на "свержение тирана восставшим народом" не оправдываются – и единственным выходом действительно остается иностранная интервенция.

Однако американцам, похоже, очень не хочется прибегать к этому методу, вероятно по той простой причине, что отсутствуют гарантии успеха. За последние годы мир привык, что "цветные революции" перестали быть фатальной угрозой для властей и нашлись эффективные механизмы противодействия им. Собственно Венесуэла прямо в данный момент это в очередной раз подтверждает. Но если США потерпят провал в смене власти через попытку военной интервенции, да еще не где-нибудь, а в Латинской Америке, это нанесет тяжелейший урон их репутации.

При этом сам факт, что американцы колеблются, подтверждает, что, по их мнению, у Мадуро есть шансы отразить иностранную агрессию – самостоятельно или с той или иной внешней помощью.

Заявление Гуайдо также крайне показательно тем, что Россию и Китая рассматривают как реальную силу, способную повлиять на исход ситуации. Причем опять-таки учитывая, что речь идет о Латинской Америке как традиционной вотчине США, подобное развитие событий крайне негативным образом скажется на их реноме и дальнейших возможностях.

Это служит еще одним подтверждением того, что Штаты реально опасаются исхода венесуэльских событий не в свою пользу. Причем следует учитывать, что в данный момент для них крайне актуально подтверждение незыблемости своего статуса в латиноамериканском регионе.

В результате чего и наблюдаются нынешние странные метания и противоречивые ходы: от явно слишком раннего признания лидера оппозиции "временным президентом" до того, что очень похоже на уговоры Мадуро уйти, чтобы ситуация рассосалась как-нибудь сама собой.