Русские не боятся

Русские не боятся

30 января 2019 г. 12:36

Реакция СМИ на результаты свежего опроса, обнародованного "Левада-центром" и посвященного восприятию военной угрозы российским обществом, оказалась лишь немногим менее интересна самого исследования.

Лояльные медиа акцентировали внимание на действительно самой яркой цифре опроса: 88 процентов респондентов – что является рекордом за двадцать лет наблюдения – верят в способность российской армии защитить страну.

В свою очередь оппозиционные СМИ сфокусировались на другом показателе и массово выпустили публикации под заголовками типа "Более половины россиян опасаются войны". Формально это соответствует действительности, поскольку данная цифра у "Левада-центра" в этом году составила 56 процентов опрошенных. Но по существу это является грубой манипуляцией, искусственно усиливающей алармизм российского общества, поскольку динамика демонстрирует устойчивую тенденцию на снижение данного показателя последние годы.

Более того, нынешний опрос показал возвращение этого показателя к уровню "мирных" 2010-х годов. Аналогичные цифры были представлены "Левада-центром" в 2011 и 2013 годах – до Украины, Сирии, санкционных войн и всех прочих потрясений текущего периода.

Над этой немудреной подтасовкой можно было бы посмеяться, если бы в том же графике ежегодной динамики на ином примере не было наглядно видно всей силы и опасности недобросовестной журналистики.

С середины до конца 2000-х годов наблюдался выраженный рост (с 52 до 73 процентов) веры российского общества в отечественную армию. Это было вполне закономерное явление, учитывая тогдашние обстоятельства: успешное завершение Второй Чеченской кампании и Пятидневная война с Грузией в 2008 году. Российская армия делом доказала себе и стране, чего она стоит, что действительно было серьезным достижением, учитывая репутационный провал вооруженных сил 1990-х годов.

Однако с 2010 года данный показатель буквально рухнул за какую-то пару лет. При этом никаких объективных причин для этого тогда не было, кроме одной – дикой кампании шельмования и опорочивания, которая обрушилась в тот период на отечественные вооруженные силы (кстати, тут невольно возникает вопрос, насколько можно доверять цифрам того периода от "Левада-центра" как иностранного агента, и не подверглись ли они манипуляциям, чтобы еще больше усилить мрачную картину).

Как бы то ни было, российское общество в значительной мере тогда действительно поверило масштабной анти-армейской кампании.

Подобная деморализация и подрыв доверия общества к своей армии могли бы иметь просто фатальные последствия, если бы в тот момент страна столкнулась с угрозой реального военного конфликта.

К счастью, все обошлось, а события 2014 года одним махом отыграли весь негатив предыдущего периода, задав отчетливый позитивный тренд, продолжающийся по сей день.

И хотя рекордный показатель уверенности российского общества в способности вооруженных сил защитить его действительно является крайне важным, представляется, что исследование демонстрирует даже более важную и ценную особенность текущего состояния российского общества.

Речь о том, что первые пятнадцать лет проведения данного опроса наблюдалась отчетливая зависимость (за редчайшим исключением), когда оценка военной угрозы для страны прямо коррелировала с уровнем веры людей в способность армии защитить их. Если росло ощущение угрозы, поднимался и уровень доверия – эта закономерность работала и в обратную сторону.

В последние годы все изменилось, и тренды теперь движутся в противоположные стороны. С одной стороны, наблюдается последовательное снижение страха людей перед военной угрозой для страны. А с другой, неуклонно растет уровень доверия общества к возможностям и готовности отечественных вооруженных сил.

Это принципиально новый феномен для России, во всяком случае, в современной истории.

Установка "военная угроза для страны растет, но наша армия нас защитит, как это она делала всегда" сменилась на позицию "у нас настолько мощная армия, что ни один супостат не рискнет к нам сунуться".

Переоценить значение данного феномена для душевного здоровья общества, для морального благополучия военнослужащих и в целом для оборонной сферы государства просто невозможно.