Что нас должно волновать в Венесуэле

Что нас должно волновать в Венесуэле

24 января 2019 г. 12:02

На момент написания текста помимо США Хуана Гуаидо признали "временным президентом" Венесуэлы Аргентина, Бразилия, Канада, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Панама, Парагвай, Перу и Грузия.

Против выступили Турция, Куба и Мексика. Китай призвал все стороны конфликта выступить против внешнего вмешательства, при этом Пекин поддерживает правительство страны в усилиях по урегулированию. Официальной реакции России еще нет, но практически никто не сомневается, что она поддержит Мадуро.

Самое интересное – и важное – в текущих событиях в Венесуэле заключается в вопросе, какие политические тенденции там в итоге возьмут вверх: победит ли сложившийся за полтора века в Латинской Америке статус-кво или же сильнее окажутся новейшие тенденции, в которых Штаты начинают проигрывать геополитическую игру даже на своем "заднем дворе".

При этом ключевые социально-экономические и общественно-политические факторы - то, что Мадуро действительно угробил национальную экономику по рецептам самого вульгарного популистского социализма, а также то, что венесуэльское общество расколото пополам, тут играет сильно вторичную роль.

Главным же является то, смогут ли Китай и Россия, очень крупно вложившиеся в Венесуэлу за последние годы, защитить свои инвестиции – причем инвестиции как в буквальном финансовом, так и в переносном политическом смысле. Пекин является крупнейшим кредитором Каракаса, обширные интересы России там, в первую очередь в нефтяной отрасли, также хорошо известны.

Однако все эти вложения напрямую связаны с Мадуро, и в случае его падения окажутся под серьезнейшей угрозой, поскольку очень высоки шансы, что в случае победы проамериканских сил все соглашения будут дезавуированы и произойдет отказ от выплаты долгов под предлогом того, что они образовались у незаконного, антинародного и нелегитимного правительства.

В противостоянии СССР и США за страны третьего мира в ходе холодной войны выяснилось, что жесткий американский практический бизнес-подход в отношениях с этим государствами в итоге оказался куда эффективнее советского, который содержал в себе серьезную долю общегуманистических идеалов, предполагавших, в частности, большой объем безвозмездной помощи.

Современная Россия (как и Китай) извлекла уроки из поражения, став использовать по сути американские наработки в этой сфере. Причем доля политической составляющей была еще больше снижена, переведя процесс практически полностью на рельсы корпоративных взаимоотношений. Москву (и Пекин) интересует почти исключительно взаимовыгодное партнерство, а что власти той или иной страны делают во внутренней политике, их не волнует. Это является приятной альтернативой Штатам, которые склонны все больше вмешиваться во внутренние дела других стран.

При этом успехи данной стратегии России и Китая в Африке и на Ближнем Востоке уже таковы, что потеря Штатами своих наработанных позиций там видна невооруженным взглядом. Но Латинская Америка – регион особый. За последние годы США смогли компенсировать большую часть потерь, которую понесли там после волны побед левых сил в предыдущий период. Собственно, дружная поддержка большого числа стран региона их признания "временного президента" говорит сама за себя.

В этих обстоятельствах вопросы "удержится ли Мадуро?" и "что ожидает российские и китайские вложения в Венесуэлу?" выходят далеко за рамки судьбы одной небольшой, хотя и чрезвычайно нефтеносной латиноамериканской страны.