Лейбористы не смогли

Лейбористы не смогли

17 января 2019 г. 15:38

Британский парламент проголосовал за сохранение Терезы Мэй на должности премьер-министра, выразив доверие ее правительству. За это решение выступили 325 депутатов, против – 306. Отчасти таким результатам способствовал раскол внутри оппозиции, связанный с отношением парламентариев к ее лидеру Джереми Корбину, который вынес вопрос о вотуме недоверия на голосование из-за отказа парламента ратифицировать подготовленную Мэй сделку по Brexit.

Выступая после голосования, Мэй поблагодарила парламент за выраженное ей доверие, заверив, что приложит все силы, чтобы вывести страну из ЕС.

После голосования Корбин призвал Мэй отмести вариант выхода страны из ЕС без соглашения.

По мнению политолога Леонида Полякова, выход Великобритании без всякой сделки – основательный удар по Союзу:

– Между британской экономикой и странами ЕС существуют очень плотные связи – финансовые службы, промышленное и сельскохозяйственное производства, рыболовство. А кроме того, вопросы обеспечения взаимной безопасности и сотрудничества спецслужб, коммуникации и так далее.

Угроза того, что развитие событий пройдет по варианту «без сделки» означает, что начнется паника в рядах политиков и экономистов ЕС. Никто этого не хочет. Конечно, такой вариант выхода ударит и по ЕС (хотя не так сильно, как по Великобритании). Я думаю, что уже сегодня начнут предприниматься какие-то шаги в той же Германии, Франции и других странах ЕС, чтобы каким-то образом начать страховать себя от очень высоких рисков, прежде всего связанных с экономическими последствиями Brexit.

Кроме всего прочего Великобритания вступает в период, который один из британских экспертов обозначил как «тихая конституционная революция», потому что началось перетягивание властного каната между парламентом и правительством.

По мнению Брюсселя, тот вариант соглашения, который Мэй принесла в парламент, не подлежит никакой ревизии. Поэтому позиция ЕС такова – либо вы подписываете те 585 страниц соглашения плюс политическая декларация, либо вы уходите, как хотите. С другой стороны есть третья опция. Судебные инстанция ЕС бросила спасительную соломинку в том смысле, что 50 статья Лиссабонского договора может быть отозвана самим инициатором выхода.

Согласно этой статье страна, которая желает выйти из состава ЕС должна известить об этом за 2 года до выхода. Это было сделано 29 марта 2017 года, статья была активирована британской стороной. До истечения этого срока остается возможность, что Британия отзовет эту статью вообще, что будет означать отказ от Brexit, либо его отсрочку.

Между тем, в западной прессе появились сообщения, что Евросоюз рассматривает вариант отсрочки до 2020 года на фоне подвешенной политической ситуации в стране. Ранее

европейские чиновники предполагали, что Brexit можно отложить на три месяца - до июня 2019 года. Министр по европейским делам Франции Натали Луазо отметила, что отсрочка юридически и технически возможна, но Британия должна сделать соответствующий запрос быстро. При этом пока остается не ясным, будет ли изменен текст соглашения и согласится ли Брюссель вопреки своим предыдущим заявлениям вновь начать переговоры по Brexit.

Что касается самой партии тори, то в ней произошел очень серьезный раскол. Велика вероятность того, что значительная часть электората просто отшатнется от тори. Не исключено, что в перспективе может возникнуть отколовшаяся от консерваторов политическая партия, более центристская, условно говоря, о чем давно идут разговоры. Под вопросом само существование самой старой политической партии, поскольку тори ведут свою родословную еще с 18 века.

Куда уйдет электорат? Он может отшатнуться в сторону либеральных демократов и не исключено, что может появиться новая конфигурация при которой тори будут в меньшинстве, а главными станут лейбористы и либеральные демократы. Но это самый крайний сценарий, я его обозначаю как чисто теоретическую возможность.

Можно констатировать, что страна оказалась в глубоком политическом кризисе и (на сегодняшний день) в необратимом политическом тупике.

Безысходность этого тупика можно мерить по разным показателям. Например, по жёсткости противостояния правящей партии и оппозиции в Палате Общин. На последней перед собственно Рождеством парламентской неделе в очередной раз лидер лейбористов Джереми Корбин задавал неудобные вопросы премьер-министру Терезе Мэй. Та отбивалась как могла и, в свою очередь, атаковала главного оппозиционера резкими словесными (на грани фола) выпадами. После одного из таковых сидевший как обычно, на своем месте в первом ряду Корбин пробормотал что-то невнятное. Но, как показалось, некоторым тори, вполне для Мэй оскорбительное: “stupid woman”.

Корбин на всякий случай «застраховался», утверждая, что буркнул он не “stupid woman”, а – “stupid people” (дураки). Но многочисленные специалисты по чтению с губ однозначно утверждают, что второе слово это всё-таки “woman”, а не “people”. Краткосрочное расследование на месте, произведенное спикером Джоном Беркоу, оказалось в пользу Корбина. Но вопросы к участникам скандала остались.

Этот маленький, но красноречивый эпизод из, казалось бы, рутинной парламентской борьбы, очень наглядно показывает — до какой степени накалены страсти в высшем законодательном органе страны. Согласно оценкам ряда экспертов, противостояние Мэй – Корбин, символизирует если не исчерпанность, то глубинный кризис той парламентской демократии, которая представлена Вестминстерской системой. В рамках её традиционных институтов оказывается крайне сложно или даже невозможно решать такие общенациональные задачи, как принятие согласованной стратегии выхода из ЕС.

Народная воля в пользу Брекзита явно начинает застревать в «шестеренках» властной машины. И на выходе получается не национальная консолидация перед лицом непростых вызовов, а еще больший раздрай и шатания, грозящие превратить Соединенное Королевство в Англию буквально.