Не стоит «закручивать гайки», что бы потом их «откручивать»

Не стоит «закручивать гайки», что бы потом их «откручивать»

15 января 2019 г. 9:19

Обзор прессы 15 января

Большинство федеральных российских СМИ посвяти свои полосы прошедшему накануне в Госдуме России обсуждению инициативы сенатора Андрея Клишаса о наказании за фейковые новости и оскорбление общества, государства, государственных символов, Конституции и органов власти в интернете.

«Газета.ru» пишет, что неожиданно предложение депутата вызвало критику со стороны не только экспертного сообщества, но и представителей Генпрокураторы и Минкомсвязи.Внесенные еще в конце прошлого года инициативы, по информации интернет-издания, концептуально пользуются поддержкой Кремля. Поэтому особенно критики в их отношении никто не ожидал. Однако состоявшееся обсуждение вышло бурным, если не сказать скандальным.

«Газета.ru» напоминает, что авторы инициативы предложили ввести административную ответственность за распространение в интернете заведомо недостоверной информации, а также за оскорбление общества, государства, государственных символов, Конституции и органов власти в интернете. Если законопроект будет принят, Генпрокуратура сможет требовать досудебную блокировку ресурсов, нарушающих эти нормы.

Особенно символичным заседание делало то, что он оно фактически состоялось на следующий день после Дня российской печати. Вечером в понедельник журналистов приглашали на прием в Госдуме по случаю их профессионального праздника, а утром в том же здании обсуждались инициативы, которые могут дать еще несколько оснований для досудебной блокировки их ресурсов.

Вначале выступали сами авторы инициативы — сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Дмитрий Вяткин. В последнее время на них обрушилось много критики со стороны общественности.

«Ведомости» добавляют, что Генпрокуратура не поддерживает внесенные в Госдуму редакции законопроектов об административном наказании за распространение в СМИ и интернете фейковых новостей и информации, выражающей в неприличной форме неуважение к госвласти, заявила на заседании комитета Госдумы по информационной политике замначальника правового управления Генпрокуратуры Екатерина Артамонова.

Формулировки законопроекта, считает она, носят технический характер, принять решение будет невозможно без лингвистических экспертиз, что потребует значительного времени. Нет в документе и достаточных критериев для досудебной блокировки сайтов, а это, полагает Артамонова, может повлечь необоснованное ограничение конституционных прав граждан на свободное распространение информации.

«Коммерсант», рассказывая о причинах недовольства Генпрокуратуры так же уточняет, что принятие законопроектов может повлечь «необоснованное ограничение прав граждан на свободное распространение информации», заявила госпожа Артамонова. Ранее один из соавторов законопроекта говорил “Ъ”, что наработанная судами практика по оценке экстремистских высказываний и действий позволяет сделать вывод, что механизм рабочий.

Госпожа Артамонова подчеркнула, что в ведомстве понимают «важность» затрагиваемых проектами проблем, но призвала подойти к доработке законопроектов «взвешенно» — чтобы «обеспечить соблюдение разумного баланса конституционных прав граждан и недопустимости распространения подобного контента в сети интернет».

Представитель Минкомсвязи Екатерина Ларина заявила, что проекты «сопряжены с рисками расширительного толкования и неоправданного применения». Первая инициатива определяет «фейк ньюс» как «заведомо недостоверную информацию, распространяемую под видом достоверных сообщений», отметила госпожа Ларина.

«Уже здесь очень много допусков и формулировок, которые заведомо неконкретны. Как доказывать заведомость, кто будет нести ответственность и как это сделать в ограниченный срок, предусмотренный статьей?» — заявила она. Оскорбление власти также можно трактовать очень широко, отметила представитель ведомства, и правительству предстоит решать, дорабатывать проекты ко второму чтению или потребуется их полная переработка.

Впрочем, позиция Минкомсвязи не считается позицией Белого дома. По словам собеседника “Ъ” в Госдуме, правительственная комиссия по обеспечению законотворческой деятельности еще не обсуждала эти два законопроекта. «Формально они не требуют отзыва Белого дома, но мы надеемся, что заключение будет подготовлено, и в нем будет представлена консолидированная позиция всех ведомств»,— говорит источник “Ъ”. Ожидаемая дата рассмотрения этих двух инициатив на правкомиссии — 21 января.

Перспективы законопроектов «во многом будут зависеть от позиции правительства», заявил на заседании комитета Леонид Левин. «Не все можно решать топором и кувалдой: есть много нюансов, когда мы регулируем интернет-среду»,— отметил он.

С критикой инициатив выступили и представители медиасферы. Директор фонда «Академия российского телевидения» Этери Левиева отметила, что распространение слухов и «фейк ньюс» связано в России с «традиционным недоверием к властям», которые в случае любых чрезвычайных ситуаций «оставляют информационный вакуум». Даже когда не было интернета, были люди, распространяющие недостоверную информацию: «Это будет всегда, и неважно, каким средством технологическим это будет передано: старушкой у подъезда или посредством интернета».

Кстати, в ряде телеграмм-каналов инициативу Андрея Клишаса по своей фактически трудной выполнимости сравнивают со 282 статьей УК, которую после применения пришлось существенно гуманизировать.

«Независимая газета» пишет, что в президентском Совете по правам человека (СПЧ) выступили за дальнейшую гуманизацию антиэкстремистского законодательства. Декриминализации одной лишь ст. 282 Уголовного кодекса (УК) «Возбуждение ненависти» недостаточно хотя бы потому, что дела могут возбуждаться и по «соседней» статье – 280-й. Она называется «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Правозащитники предлагают смягчить ее по аналогичному принципу – судить можно лишь за призывы, связанные с насилием.

После декриминализации ст. 282 эксперты проекта «Роскомсвобода» отметили позитивную тенденцию на прекращение уголовных дел за публикации в Сети. А бывшие фигуранты таких дел даже начали задумываться о подаче в суды на реабилитацию.Однако правозащитники сомневаются, что власти совсем откажутся от рычагов давления на интернет-пользователей, особенно тех, кто критикует их политику. И есть вероятность, что дела против таких активистов станут чаще возбуждать по ст. 280. Тем более что широкая трактовка понятия «призывы» позволяет подвести под него чуть ли не каждое неодобрительное высказывание.

Поэтому в СПЧ предлагают скорректировать и частично смягчить ст. 280, которая, как известно, является второй по «популярности» у правоохранителей. В СПЧ отметили, что процесс гуманизации не должен ограничиваться смягчением одной нормы УК, за этим «должны последовать другие меры – в том числе сужение понятия «экстремистская деятельность», изменение подследственности дел по ст. 280 и 280.1 УК».

Как пояснили в СПЧ, нынешнее определение экстремизма в ст. 280 просто невозможно однозначно истолковать. Поэтому в качестве квалифицирующего признака экстремистской деятельности предлагается использовать признак насилия.

Член СПЧ Александр Брод, к примеру, возмущен тем, что, «прикрываясь антиэкстремистским законодательством, начинают сводиться счеты с оппозицией или СМИ, которые занимаются антикоррупционными расследованиями, обоснованно критикуют власть». Такая подмена и политическая мотивировка при возбуждении уголовных дел недопустимы, заявил он «НГ».

Правда, Брод призвал и «не рубить сплеча»: «Нужно осознавать, что угрозы национального и религиозного экстремизма никуда не исчезли и продолжают представлять серьезную опасность для безопасности страны». Поэтому СПЧ должен прежде всего изучить практику применения ст. 280 за последние годы, выявить все перекосы – и затем подготовить предложения для законодателей. Сам Брод подтвердил, что прежде всего надо «конкретизировать понятие экстремизма, которое сейчас слишком абстрактно». А дальше, считает он, нужно пойти по тому же пути, что и со ст. 282, то есть переводить ее большую часть в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП).

Еще одно предложение, которое есть в СПЧ, – реорганизовать деятельность правоохранительных органов, занимающихся противодействием экстремизму. Например, передать расследование дел по экстремистским статьям от ФСБ в ведение Следственного комитета.

«Действительно, есть опасения, что людей начнут активнее привлекать якобы за призывы. Но я думаю, что с этой нормой не получится то же, что и с 282-й», – заявил «НГ» член совета, руководитель информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Он пояснил, что все дело в «странном» составе ст. 280 – призывы как таковые описаны не в УК, а в законе о противодействии экстремистской деятельности.

Верховский уточнил, что под эту статью можно попасть как за призывы, скажем, к мятежу, так и за вполне безобидные высказывания. «Опасность таких заявлений, понятное дело, неравноценная – а вот наказание одинаковое», – подчеркнул он. По мнению Верховского, логично было бы вынести из статьи те деяния, которые не предусматривают насилия, и перенести их в КоАП.

А для этого, отметил он, необходимо менять не саму статью УК, а определение экстремистской деятельности. Однако Верховский подчеркнул, что пока власти не отреагировали на это предложение СПЧ, хотя надежда на это еще есть. «Трудно предугадать, как в этой ситуации поведут себя власти. Но, возможно, они пойдут навстречу, учитывая, что за последний год количество возбужденных дел по 280-й все же сократилось. Речь идет о чуть менее чем сотне таких дел», – сообщил собеседник «НГ».